«На Земле происходит нечто колоссальное»

Французский философ Доминик Бур о том, как антропоцен меняет мир, в котором все меньше места для человека

Фото: Antara Photo Agency / Reuters

Профессор Лозанского университета, французский философ и эксперт по сохранению климата Доминик Бур провел во Французском институте лекцию, в которой рассказал, как человек изменяет окружающую среду и как изменится жизнь всего человечества в новой геологической эпохе — антропоцене. Он не только предупредил о грядущих негативных климатических событиях мирового масштаба, но и обрисовал кардинальные изменения, которые произойдут в обществе в связи с ними. «Лента.ру» записала основные положения лекции Доминика Бура.

Что такое антропоцен

Сейчас существует очень модное слово — «антропоцен». Антропоцен представляет собой новую геологическую эпоху, в которую вступило человечество, жившее до этого в эпоху голоцена. Голоцен продолжался примерно 11 миллионов лет — именно в это время начался и закончился большой ледниковый период. В эту эпоху климатические изменения происходили без влияния на климат деятельности человека.

Недавно мы вошли в новый период — антропоцен, изменивший условия жизни на планете. Некоторые считают, что глобальное потепление климата является позитивным фактором, особенно для северных стран, но на самом деле оно ничего хорошего не несет. Для голоцена была характерна стабильность климата, благоприятные условия для сельского хозяйства, и именно на базе сельского хозяйства развивались великие цивилизации. На протяжении веков человечество пользовалось этим положением, этими благоприятными условиями.

Но с началом антропоцена голоцен завершился, и условия абсолютно изменились. Антропоцен можно описать в терминах трех дисциплин. Во-первых, стратиграфии — разделе геологии о слоях осадочных пород и геохронологической шкале, во-вторых, наук о Земле как о системе и, в-третьих, так называемой «артифициализации», того, как человек изменил лицо планеты. Антропоцен продолжается, и каждое десятилетие мы наблюдаем что-то новое.

По сравнению с началом промышленной революции, содержание углекислоты в атмосфере повысилось на 40 процентов. Вернувшись на десятки миллионов лет назад, мы увидим, что за этот период не произошло таких крупных изменений, как с 1830-х годов по сегодняшний день. Понятно, что если на протяжении миллионов лет изменения были незначительные, и вдруг случился такой всплеск, значит, на Земле действительно происходит нечто колоссальное.

Второй важный показатель заключается в увеличении массы азотистых и фосфорных соединений. Азотистых соединений стало в три раза больше, чем до начала человеческой деятельности. Это особенно видно в некоторых регионах. Есть такое понятие «показательные горные озера» (они находятся в высокогорных изолированных регионах), и в их воде, а также в прибрежной зоне наблюдается рост популяции одноклеточных диатомовых водорослей, усваивающих соли азота и фосфора, что говорит о росте содержания этих элементов в окружающей среде. И это происходит вдали от регионов, где совершается промышленная деятельность человека.

Попробуем представить, что же случится в будущем, если эти процессы продолжатся. За год человек добывает больше горных пород из земли, чем разрушается под воздействием ветровой эрозии. Человек, фактически, прогрызает нутро Земли, он эксплуатирует все возможные ресурсы, и через 15 лет месторождения, находящиеся на глубине менее 100 метров, будут практически полностью исчерпаны.

Человек вторгается в экосистемы — промышленные отходы и пластик попадают в лаву действующих вулканов, протекающую по населенным областям. По ее содержанию можно видеть, как постепенно будет меняться состав горных пород — ведь в новых отложениях уже имеются заметные следы пластика. Человечество вторглось практически во все экосистемы.

Великий русский ученый Владимир Вернадский разработал системный подход к изучению биосферы. Он показывает, что человечество действительно стало геологической силой в истории Земли, оно может не только изменить отдельные геологические слои, но и всю экосистему в целом. Мы, люди, стали разрушительной силой вселенского масштаба. Мы нарушили и углеродный, и азотный циклы, и, конечно же, мы являемся причиной глобального потепления, о котором говорят все. Самый явный признак потепления климата — таяние льдов, влияющее на тектонические и вулканические процессы.

Третий интересный вывод был сделан международным коллективом ученых (их исследование опубликовано в журнале Nature в 2009 году, а также новые выводы — в журнале Science в 2015 году). Измеряя влияние человечества на Землю по девяти факторам, они подошли к проблеме с количественной точки зрения, показав, что все угрозы, связанные с наступлением антропоцена, можно выразить в цифрах. Тут речь идет и о климате, и о биоразнообразии, о состоянии морей и океанов (это очень важный пункт), истощении озонового слоя, окислении океанов, использовании почв, загрязнении химическими веществами, использовании аэрозолей, а также о внедрении в экосистемы новых материалов (в том числе пластмасс).

Исследователи предупредили о пересечении качественной границы по климату, биоразнообразию и азотно-фосфорному циклу в 2009 году, а в 2015-м — и по использованию почв (тут речь, прежде всего, идет об уничтожении лесов). Они как бы провели «красные линии», которые позволяют говорить о том, что мы пересекли границу новой эпохи в истории Земли.

Человек как враг биосферы

Прямыми следствиями всех этих процессов, конечно же, являются повышение температуры и повышение уровня мирового океана, происходящее очень быстро (предполагается, что к концу века он повысится на 1-2 метра). В результате под воду уйдет большая часть суши, и неизбежность этого процесса уже не вызывает сомнений. Ранее в истории Земли в такие короткие сроки уровень мирового океана повышался лишь на 25 сантиметров. Это изменит цикл выпадения осадков. Засушливые регионы станут еще более засушливыми, а влажные — еще более влажными.

Увеличится частота всевозможных природных катаклизмов. Уже сейчас в тех областях Земли, где нередки бури и ураганы, мы отмечаем двукратное увеличение их возникновения. Можно привести в пример филиппинский тайфун «Хайян», скорость ветра которого достигала 340 километров в час — это произошло два года назад.

Сравнительно недавно мы стали понимать, что углекислый газ рассеивается в атмосфере достаточно долго. В конце этого года уровень углекислоты в атмосфере станет критичным. Если в конце текущего года средняя температура повысится на 2 градуса с начала века, то еще через сто лет она поднимется уже на 5 градусов, и это будет губительно для всего живого на планете.

Даже потепление климата на 4 градуса представляет огромную опасность для основных элементов экосистем, и многие из них не выживут. Таким образом, многие страны окажутся на грани вымирания — в сущности, все 7-8-13 миллиардов человек окажутся на грани вымирания. Никто в этой ситуации не выиграет. Если говорить о России, то, возможно, на севере страны появятся новые пахотные земли, но на юге положение резко ухудшится. Геополитическая обстановка в таких условиях неизбежно будет негативной. Возможно, мы увидим джихадистов в Москве или Париже.

Около 83 процентов суши находится сейчас под влиянием человеческой деятельности. Более 90 процентов организмов, совершающих фотосинтез, также находится под влиянием антропогенных факторов. Человек по-прежнему совершенно фантастическим образом меняет характер биосферы. Если мы посмотрим на сокращение микрофауны в почве, то увидим, что она коренным образом меняется. Человек влияет и на гидросферу — реки не доходят до морей и океанов, и характерным примером этого является Аральское море. Мы уничтожили примерно 50 процентов видов животных. Мы уничтожаем всю биосферу планеты, не щадя никого.

Трансгуманизм и сокращение ойкумены

Несмотря на такую апокалиптическую картину, люди пока что не вымерли. Что же делать? Если упрощать, то на этот счет есть две теории. Первая — это трансгуманизм, родившийся и развивающийся в США. Люди думают, что наши технологии через 20-30 лет позволят решить описанные выше проблемы. Некоторые американские богачи замораживают свои тела, платя за это огромные деньги. Они надеются, что по прошествии этого срока их оживят, когда проблемы мира уйдут. Конечно, я описываю это несколько карикатурно, но смысл именно в этом. Эти люди считают, что человечество будет тогда настолько могущественным, что, хотя мы и уничтожим нашу окружающую среду, сможем выжить.

Я считаю эти идеи бредовыми, не имеющими никакого смысла. Если мы не станем предпринимать никаких усилий, через 20 лет не будет никаких технологий, у нас не будет энергии и «рая на Земле», нас ждет кошмар и ужас. Такие фантазии никогда не приводили ни к чему хорошему, особенно если предполагается, что технологии, необходимые для их осуществления, будут принадлежать небольшой группе очень богатых людей.

Трансгуманизм продолжает идеологию прогресса. Ее сторонники считают, что прогресс является панацеей от всех бед, и развитие технологий в любом случае приведет к решению всех проблем. Но человеческий род так и не научился ими правильно пользоваться. Сегодня на Земле есть 65 человек, владеющих эквивалентом годового дохода 3,5 миллиарда самых бедных людей на Земле. Эти 65 человек и мечтают о трансгуманизме.

Другая теория заключается в сокращении ойкумены — среды обитания человека. Глобальное потепление, сокращение природных ресурсов, сокращение биоразнообразия приведут к появлению новой среды обитания, новой ойкумены, которая будет значительно меньше и существование которой будет обусловлено катастрофическими последствиями процессов, происходящих сейчас на Земле.

Мне кажется, что и это толкование ситуации не является рациональным, так как человек не способен производить энергию сам, он может только добывать, трансформировать и передавать ее. Для того чтобы это делать, также необходима энергия. Представьте, вы едите йогурт из банки (а ведь он представляет собой в потенциале энергию), и вам нужна ложка для того, чтобы это делать. На ее создание уйдет уйма энергии, и у вас уже не останется сил на еду.

Неравенство, духовность и отрицательная свобода

Мы уже живем в антропоцене. Антропоцен — это ограниченный объем ресурсов, демографический кризис, в который мы входим, и так далее. Согласно сторонникам этой концепции, человечеству придется пройти путь, обратный тому, который оно прошло начиная с XVIII века. В 1786 году на планете не было ни одного региона, который был бы намного богаче другого. Сейчас большая часть населения Земли живет на 200 долларов в месяц. В то же время есть такая страна, как Лихтенштейн, где живут одни банкиры и практически невозможно найти ни одного булочника. ВВП на душу населения в ней составляет более 140 тысяч долларов в год. Но через полтора века качество жизни в разных частях Земного шара сблизится. Давайте посмотрим на некоторые регионы США или Франции — вы будете в ужасе от того, насколько обеднели они.

Такой большой город, как Москва, может жить только за счет очень большого объема энергии. Представьте себе, какие мощные энергосети необходимы для обеспечения потребности мегаполиса в энергии. Значит ли это, что все люди, живущие в подобном городе, работают? Нет, в 6-миллионном городе, по данным исследований, обычно 1,5 миллиона граждан не работают. То есть определенная часть населения не вносит никакого вклада в ВВП, неравенство никуда не делось.

Антропоцен только еще выходит на свою крейсерскую скорость. Есть сведения о том, что когда ВВП на душу населения достигает значения 15 тысяч долларов в год, то тут же начинается расхождение между кривой материального достатка и социологической кривой удовлетворенностью своей жизнью. За пределами этого порога человек начинает ощущать себя по-другому.

Гонясь за богатством, благосостоянием, мы начинаем входить в состояние сверхпотребления, создавая таким образом угрозу для будущих поколений. Мы начинаем забывать о духовности. Под духовностью я понимаю не обязательно религиозность — существуют разные ее формы. На заре Древней Греции, например, она состояла в том, что если ты убьешь много врагов, то о тебе будут помнить. Но через несколько поколений смыслом жизни древних греков стала философия, размышления и искусство. Видите, как изменилось общество на протяжении жизни нескольких поколений. Христианское восприятие монотеистической религии основано на идее спасения, достижения вечного блаженства в мире ином.

Как видите, в разных обществах разная духовность, разные идеалы. Сейчас же, похоже, смыслом жизни для нас становится все более качественное наполнение тележки в супермаркете или повышение цены находящихся в собственности человека акций. Все это еще отольется слезами человечеству, поскольку рано или поздно оно достигнет предела, когда даже самые богатые его представители не смогут исполнять свои физические желания, достигать целей потребления. Тогда нам придется переосмыслить свое существование.

В XVII веке в Европе появилась философская концепция так называемой отрицательной свободы, о которой не думали древние. Ее выдвинул Томас Гоббс, знаменитый английский философ, основатель философии общественного договора. Под отрицательной, негативной свободой он понимал свободу самоограничения.

Некоторые указывают на то, что на заре человечества общества практически не было — существовали лишь изолированные индивидуумы. Но их не удовлетворяло разрозненное, атомизированное существование, и они начали сближаться, образуя общество. Они не могли воспользоваться плодами своего труда в полной мере поодиночке. Таким образом, восприятие человеком себя как изолированного от других существа граничит с психопатией. Некоторые сейчас говорят, вот, мол, я живу, и общества для меня нет, поскольку древние так жили. Но общество существовало практически всегда.

Я живу в Швейцарии, и потому приведу слова швейцарского политического активиста XVIII века Бенжамена Констана. Он говорил, что для нас, европейцев, не так важно участвовать в жизни общества напрямую, мы хотим передавать неким политическим структурам свои права, которые должны устанавливать эту отрицательную свободу для каждого. Человек все меньше и меньше занимается вопросами своей свободы и все больше передает ее каким-то структурам власти. Что касается функций правительства, то оно должно защищать экономическую свободу.

Мне кажется, что эта концепция не сработает, поскольку пресловутая экономическая свобода могла быть положительным фактором во времена Констана, но теперь нас слишком много. Потребление бедных парижан не сказывается на климате, а вот то, как потребляют богатые люди Парижа или Москвы (с учетом, что их становится все больше), начинает все больше влиять на всю нашу планету. Каждый из нас должен осознавать, что отрицательная свобода — это, конечно, замечательно, но когда миллиарды начинают активно потреблять энергию таким способом, это плохо закончится для нашей планеты.

Положительная свобода

Если мы хотим выжить на Земле, то мы должны принимать соответствующие законы, касающиеся ограничения потребления энергии, материальных благ. Положительная, позитивная свобода должна сменить отрицательную. Она заключается в подчинении каждого нормам большинства. Амартия Сен, индийский экономист, говорил, что понятие отрицательной свободы слишком абстрактное, нужно говорить о положительной свободе. «Я свободен только тогда, когда способен что-то сделать (на уровне образования, здравоохранения, и так далее)», — говорил он.

Но Сен ограничивается масштабами личности одного человека, а сейчас мир начинает задумываться о возможностях коллектива, сообщества, которые идут вразрез с интересами рынка и о которых не думали либералы. Например, во Франции в Лионе была недавно конференция, посвященная изменению климата. Там я разговаривал с фермерами, организовывавшими кооперативы,— они в складчину купили пресс для производства биотоплива из рапса. Для них не имеет смысла потреблять это топливо только в кругу своего коллектива, и они начали его продавать.

Возникают новые внерыночные механизмы управления. Они имеют большой потенциал гибкости для приспособления к новым реалиям нашей жизни. Антропоцен станет периодом изменений во всех сферах, в том числе в экономической и политической. Он также станет эрой появления новых типов свобод. У человеческой жизни откроются новые грани, и у человечества, помимо очевидных проблем, появится еще и очень много новых возможностей.

подписатьсяОбсудить
00:05 21 августа 2016

«Почему африканец живет только 40 лет?»

Как неравенство влияет на здоровье граждан
00:16 20 июля 2016
Владимир Ильич Ленин в Горках, начало сентября 1922 года

Ленин — не гриб

Как расширялись границы дозволенного во времена Горбачева
09:08 7 июня 2015

«Гитлер поднялся на противостоянии с коммунистами»

Историк Константин Залесский об истоках германского нацизма
Метамфетаминовая эпидемия
Во все тяжкие пустились страны, о которых вы и не думали
Итальянский афтершок
Землетрясение в Италии унесло жизни десятков человек
Нелетная погода
Почему Иран разрешил, а потом запретил России использование базы Хамадан
Землетрясение в центральной Италии
Погибли по меньшей мере 240 человек
Скованные беспроводной цепью
Рассказы домашних арестантов о жизни с электронным браслетом
На грани нервного взрыва
Зачем предприниматель Петросян захватил офис банка в центре Москвы
Все очень плохо
Почему новая холодная война опаснее старой
A Turkish army tank and an armored vehicle are stationed near the border with Syria, in Karkamis, Turkey, Tuesday, Aug. 23, 2016. Turkish media reports say Turkish artillery on Tuesday launched new strikes at Islamic State targets across the border in Syria, after two mortar rounds, believed to have been fired by the militants, hit the town of Karkamis, in Turkey's Gaziantep province. Hurriyet newspaper and other reports said the mortar rounds were fired from IS-held Jarablus, Syria.(IHA via AP)Новый поворот старой войны
Зачем Турция вошла на территорию Сирии
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон