Новости партнеров

На Эльбе и на Шпрее

Другие города: возрожденные руины Дрездена, пасхальные яйца и другие достопримечательности Баутцена — столицы лужицких сербов

Фото: Joern Haufe / DPA / AFP

Немецкие Дрезден и Баутцен (Будышин на верхнелужицком языке) — два города в Саксонии, расположенных на расстоянии около 60 километров друг от друга. Первый — столица одной из 16 федеральных земель объединенной страны, второй — «столица» лужицких сербов, остатков неассимилированного славянского населения восточной Германии. Города, не похожие ни по размеру, ни по статусу, ни по судьбе, но в то же время объединенные, как мне показалось, общим духом и судьбой.

Дрезден. Возрождение из пепла

Одна из самых известных и, безусловно, самая трагическая страница новой истории Дрездена — бомбардировка в середине февраля 1945 года авиацией США и Великобритании стоящего на реке Эльбе города. Данные историков сильно разнятся, но, по официальной версии, обнародованной немецкими экспертами в 2010 году, всего с 13 по 15 февраля последнего года Второй мировой войны в Дрездене погибло 25 тысяч человек (раньше назывались куда более ужасающие цифры — 200 и даже 500 тысяч жертв). Одновременно было разрушено до 80 процентов городских зданий, причем половина жилых домов были уничтожены почти полностью.

Дискуссии о военной необходимости столь массированного удара по городу историки ведут и по сей день (многие считают, что для выведения из строя крупного транспортно-логистического центра, которым был Дрезден, достаточно было разрушить лишь выезды из города). Бесспорно одно — за 14-15 февраля порядка 1200 самолетов Британских Королевских ВВС и Военно-воздушных сил США сбросили на Дрезден 4 тысячи тонн бомб. В результате город был просто стерт с лица земли.

Восстановление Дрездена началось в 1951 году. Причем жители отошедшего после раздела Германии к ГДР города принципиально решили именно реконструировать его, а не строить на пепелище новый. Первой и главной задачей реставраторов стало восстановление цвингера. Работы были завершены к 1960 году, а за пять лет до этого ГДР и Советский Союз договорились о возвращении в Дрезден коллекции Галереи старых мастеров, работы из которой до войны размещались во дворце.

Другим важным этапом реконструкции стала реставрация в 1979-1980 годах уникального панно «Шествие князей». Сложенную из 25 тысяч мейсенских фарфоровых плиток композицию перед бомбардировками дрезденцы обложили мешками с песком, в результате при налетах союзной авиации пострадали лишь 200 плиток. Панно, изображающее историю тысячелетнего правления дома Веттинов в Саксонии, является и вполне самостоятельной (и крупнейшей в мире для подобных объектов) достопримечательностью, и отличным фоном для уличных артистов, которым охотно помогают снующие в историческом центре туристы.

Следует обратить внимание и на здание оперного театра Земпера, построенное в 1841 году и дважды реконструированное — после пожара 1867 года и после бомбардировок союзников. Оставшиеся от авианалетов руины укрепили в 1952 году, что облегчило реконструкцию. Открылась Дрезденская государственная опера (или, как ее чаще называют, Опера Земпера) в 1985-м, в годовщину сорокалетия бомбардировок. Убранство театра поражает даже несмотря на то, что во внутренней отделке дорогие природные материалы, такие как мрамор, заменили искусственными (в самом театре говорят, что из-за их долговечности, однако и финансовые соображения тут сыграли, похоже, не последнюю роль). Сейчас театр Земпера привлекает не только любителей оперы (кстати, репертуар почти полностью ограничивается классическими постановками), но и туристов, которых пускают внутрь «посмотреть» после окончания спектаклей, примерно с 10 часов вечера.

Еще одним узнаваемым и популярным у туристов зданием Дрездена была и остается Фрауэнкирхе — церковь Богородицы. Первоначально храм на этом месте появился еще в XI веке, когда на территории современного Дрездена жили сорбы, славянский народ, потомки которого — лужицкие сербы — до сих пор компактно проживают в Саксонии. Позднее там же был построен храм в романском стиле, а в 1743 году завершилось строительство протестантской церкви — самой большой в Германии. Судьбу Фрауэнкирхе круто изменили те же февральские бомбардировки 1945-го. По сути, от здания осталась лишь поврежденная северо-западная башня и хоры.

После окончания Второй мировой власти ГДР так и не приступили к реконструкции церкви, прежде всего из-за нехватки средств, а также в расчете на то, что развалины уничтоженного войной здания станут красноречивым назиданием потомкам. В самом конце 1980-х, однако, сформировалось общество «Гражданская инициатива по восстановлению Фрауэнкирхе», которое возглавил дирижер и трубач Людвиг Гюттлер. Общество организовало сбор средств на восстановление церкви. Реконструкция здания по историческим чертежам началось уже после объединения Германии — в 1996 году и завершилось спустя девять лет.

Примечательно, что практически все оригинальные материалы (за исключением камней в куполе) тщательно пронумеровали и использовали в ходе реставрации. Сейчас их можно без труда опознать — это черные от времени (не от пожара) блоки песчаника, соседствующие с куда более современными материалами светло-желтого и бежеватого оттенка. Лишь 10 процентов финансирования (а обошлась реставрация примерно в 130 миллионов евро) поступили из городского бюджета, остальные расходы оплатили из средств, переданных на восстановление храма в качестве пожертвований. Новый позолоченный башенный крест отлили в Великобритании и передали Германии в знак примирения между двумя народами. Работами по изготовлению восьмиметрового креста руководил мастер Алан Смит — сын одного из пилотов Королевских ВВС, бомбивших Дрезден. Такая вот связь времен…

Башни над Шпрее

Стоящий на реке Шпрее Баутцен, возможно, не может похвастаться такой роскошной архитектурой своих построек, как Дрезден. Зато в нем немало сохранившихся с середины и даже с начала второго тысячелетия исторических зданий, да и статус столицы верхнелужицких сербов дает редкую возможность лучше узнать историю этого славянского народа. Современные лужичане, которых насчитывается порядка 55-60 тысяч, живут на востоке Германии на территории Саксонии и Бранденбурга и считаются единственным из полабских славян народом, сохранившим родной язык и культуру и полностью так и не ассимилировавшихся.

Впрочем, о сохранившемся языке напоминают, по большей части, лишь дорожные указатели, которые в районе стоящего на реке Шпрее Баутцена выполнены на двух языках — немецком и верхнелужицком, приветствия сотрудников музеев, посвященных истории лужицких сербов (сорбов), и названия некоторых блюд в меню ресторанчиков. Даже сотрудники местных культурных центров признают, что на родном языке (вернее, родных, поскольку верхнелужицкий и нижнелужицкий различаются) лужичане говорят, прежде всего, дома (иногда для того, чтобы его не забывать) да на некоторых торжественных мероприятиях, посвященных народной истории. Немецкую языковую экспансию сдержать непросто.

Первые славяне начали селиться в междуречье Заале и Одера примерно в VI веке. До XII века им удавалось сохранять языческую веру, ушедшую во время процесса христианизации. Не прошла мимо этого народа и реформация, в результате сейчас среди лужицких сербов насчитывается порядка 15 процентов католиков и 85 процентов протестантов.

Впрочем, коренным образом на отношениях представителей одной народности это не сказалось — общие корни и стремление к сохранению самобытности взяли верх.

Для того чтобы поддерживать национальную идентичность, существуют клубы и культурные центры, где лужичане могут собираться вместе, ощущая себя хоть и небольшим, но единым народом. Здесь можно пообщаться на родном языке, вспомнить народные песни и танцы, приобщиться к истории.

Той же цели служат и многочисленные народные праздники, в том числе религиозные. Одно из наиболее любимых лужичанами мероприятий — Пасха. Несмотря на конфессиональный раскол, к Христову Воскресению и протестанты, и католики в Верхней Лужице относятся с одинаковым пиететом, а готовиться к нему начинают заранее.

Практически во всех деревнях и городках на Пасху проводят конный парад. Быть его участником, а тем более распорядителем — не только большая честь, но и большая ответственность. Хозяйка одной из гостиниц, где мы остановились на обед, рассказала, что подготовка костюма, содержание (или аренда) лошади, покупка парадной сбруи обходится примерно в тысячу евро, и все эти траты — ради одного дня. У нее, правда, была и еще одна проблема — представители нескольких поколений в семье вели настоящую борьбу за право возглавить парад. Победа в итоге досталась главе семейства.

Отдельно стоит упомянуть о пасхальных яйцах и их украшении. Традиционной для нас луковой шелухой тут предпочитают не обходиться — слишком незатейливо. В ход идет разогретый на изогнутой ложке воск, кисточки из гусиных перьев, «командирские» линейки и пищевые красители.

Разметив при помощи линейки основные линии, вдоль которых будут располагаться узоры, мастер кистью наносит восковые отметины на скорлупу будущего шедевра, после чего яйцо помещается в краситель. Затем яйцо нагревают, и воск удаляется. На образовавшиеся белые фрагменты можно нанести краситель другого цвета. Число повторений этих операций, которые лишь на первый взгляд кажутся простыми, ограничено лишь фантазией художника.

Но и без парадов или других праздничных мероприятий в Баутцене есть на что посмотреть. Одна из наиболее заметных достопримечательностей — замок Ортенбург, построенный еще в 958 году и гордо возвышающийся над Шпрее, его водонапорная башня (с середины XVII века она служила тюрьмой, которую закрыли только в 1900 году). Интересен и собор Святого Петра, который со времен Реформации служит одновременно и католикам, и протестантам (первым достались галереи храма, а протестантам — неф). Сейчас внутри собора, правда, идет реконструкция, которую обещают завершить до конца года, но и осмотр величественного здания снаружи — вполне увлекательное занятие.

С гастрономической точки зрения Баутцен способен порадовать даже взыскательного туриста. Одно из наиболее запоминающихся заведений, где удалось побывать, — ресторанчик Bautzener Senfstube (возможный вариант перевода — «Баутценский тюбик горчицы». Именно в окрестностях Баутцена традиционно активно выращивают горчицу, которой хватает на добрую половину Саксонии. В Bautzener Senfstube эту приправу можно найти практически в каждом блюде, в том числе под корочкой шницеля или... в горчичном супе. Как говорил классик советской эстрады, «вкус — специфический»!

Из жизни00:0521 сентября

Полный провал

Миллионер заставил бедняка копать тайный бункер. Но все пошло не так