Рижский триллер

Как в латвийской столице противостоят животному миру

Кабаны в рижском парке

С середины апреля рижские чиновники ломают головы над важным вопросом: что делать с дикими кабанами, которые буквально заполонили улицы города. С приходом весны их стали замечать в окрестностях городских кладбищ, в лесу Шмерли, где обычно гуляют люди, а также в жилом микрорайоне столицы — Югле. С недавних пор на улице Бривибас в этом районе даже появился дорожный знак, предупреждающий о наличии кабанов. Вероятнее всего, местные жители самостоятельно доработали один из действующих дорожных знаков, после того как в феврале в социальных сетях появились фотографии стада кабанов (около 10 особей), перебегающих улицу Бривибас в неположенном месте.

13 апреля мэр Риги Нил Ушаков на своей странице в Facebook констатировал, что «ситуация с лесными свиньями в городе стала сложнее». В качестве варианта решения проблемы он предложил обратиться к охотникам, которые могли бы усыпить гуляющих по городу кабанов и вывезти их за пределы Риги. Однако тут же заметил, что дикая свинья, в которую попали снотворным, может пробежать до пяти километров, пока не заснет окончательно. «И эти пять километров он уже бежит в не особенно дружественном настрое. В радиус пяти километров от Лесного кладбища (место, где чаще всего видят кабанов, — прим. «Ленты.ру») попадает значительная часть правого берега города», — заметил мэр и добавил, что с семейством кабанов можно было бы попробовать ужиться в одном городе.

Компромиссное решение несколькими днями позднее предложил латвийский художник Гатис Шлюка: опубликовал карикатурный проект специальных выделенных дорожек для кабанов на городских улицах — наподобие велосипедных. Впрочем, о методике обучения диких свиней правилам дорожного движения он не упомянул.

16 апреля Рижская дума провела заседание, посвященное проблеме бесконтрольно бродящих кабанов. На нем было решено создать профильную комиссию по координации охоты, которую предполагалось вести опять же с помощью специальных снарядов со снотворным, — Нил Ушаков подчеркнул, что стрелять по животным боевыми патронами в черте города нельзя. По словам мэра, комиссия также будет работать на безвозмездной основе, «лэптопы и шредеры покупать тоже никому не станут», однако власти призвали к сотрудничеству всех жителей города, у которых есть идеи, что делать со свиньями. Впрочем, определенных расходов из-за нашествия кабанов рижский бюджет не избежал. На том же заседании решили обнести оградой районы, наиболее подверженные «набегам». Смету мероприятия поручили составить департаменту жилья и окружающей среды.

Уже позже, в начале мая, Ушаков отчитался в социальных сетях о задержании двух кабанов, вышедших на ночную прогулку к Памятнику Свободы (он находится на бульваре Бривибас, что переводится с латышского как бульвар Свободы), — соответствующий пост он озаглавил «Рижский триллер». Мэр посетовал, что лесные свиньи замотали полицейских (к их поимке пришлось привлечь два патруля, правоохранители применяли электрошокеры), и добавил, что после того как кабаны выспались, их выпустили в лесу в районе Кекаве (южнее Риги).

Дикие животные в центре Риги не являются чем-то экстраординарным. Из-за большого количества лесов вокруг латвийской столицы, отсутствия крупных производств и тяжелой промышленности экологическая обстановка в городе вполне благоприятная, — это отмечает и Нил Ушаков (в подтверждение его слов, например, недавно латвийские СМИ распространили видео, как охрана привокзального торгового центра в Риге вместе с другими гражданами перекрыли автомобильное движение, чтобы перевести утку с утятами через дорогу до ближайшего водоема). В комментарии Delfi.lv он указывал и на то, что кабаны не представляют опасности для людей — при условии, что их не провоцируют.

«Город теоретически мог бы устроить отлов и выселить их на территорию другого самоуправления. Но не факт, что вместо них не придет другое такое же стадо. Ситуация один в один как с бобрами», — заявил мэр.

Бобры добры... не очень

В прошлые годы угроза Риге со стороны животного мира действительно шла в основном от бобров, нашествие которых фиксировали в 2006 и 2010 годах. Девять лет назад популяция бобров достигла 72 тысяч особей (по другим данным — 100 тысяч), что, как отмечалось, значительно превышает порог органического существования этого вида животных без ущерба для сельского хозяйства. Бобровые плотины перекрывали речки, в результате затапливались крестьянские поля и пастбища. Несмотря на то что бобры исключены из Красной книги региона, охота на них оставалась нерентабельным занятием. Убить зверя очень трудно, в то время как стоимость его шкуры на тот период составляла около пяти латов (250 рублей по курсу июня 2006 года). По подсчетам специалистов, для стабилизации ситуации необходимо было отстреливать не менее 31 тысячи бобров ежегодно на протяжении трех лет.

Вероятно, это условие не было соблюдено, потому что к 2010 году популяция бобров в Латвии составляла 150 тысяч особей (при том что порог в 200 тысяч был назван максимально возможным для республики). Жалобы на вредительство со стороны животных поступали от фермеров и чиновников, однако против их уничтожения выступил Нил Ушаков. Представитель Государственной лесной службы Латвии Янис Озолиньш также призвал не истреблять зверьков, а подождать, пока они расплодятся еще больше и начнут борьбу за территорию. «Поскольку это животные довольно агрессивные, то они начнут убивать друг друга, а также контролировать рождаемость — просто перестанут размножаться», — предсказал Озолиньш.

В результате местные власти пришли к выводу, что тех бобров, которые живут в городском канале, нужно просто спугнуть с привычного места обитания. Соответствующий конкурс на лучший способ отпугивания под лозунгом «Бобров надо напугать, но не до смерти» был запущен местной газетой «Час» («Будьте бобры вон!» — призывало издание). При этом отмечалось, что такие меры, как обработка деревьев специальными препаратами, результата не дали. В числе прочих предложений от участников конкурса значилось хлорирование воды, чтобы сделать ее непригодной для проживания, а также принудительная стерилизация по аналогии с городскими кошками и вызов священника для проведения обряда изгнания.

Тогда эпопея с бобрами в Риге закончилась тем, что местные власти официально констатировали, что вынуждены смириться с присутствием зверей в городском канале, и обещали постараться с ними ужиться. Деревья при этом предполагалось продолжить обрабатывать защитными средствами, а самих бобров — подкармливать. Специально для животных планировалось высадить кусты, пригодные для употребления в пищу, и регулярно привозить древесный корм из леса. Впрочем, о завершении противостояния бобров с латвийцами говорить пока рано: 13 мая стало известно, что бобер напал на мужчину с собакой в городском парке Елгавы (город в 42 километрах юго-западнее Риги). По данным страховой компании, мужчина выжил, но получил незначительные ранения (укус) ноги.