Новости партнеров

Несладкая жизнь президентского шоколада

Почему до сих пор так никто и не купил компанию Roshen

Фото: Александр Вильф / РИА Новости

На кондитерский бизнес президента Украины Петра Порошенко наконец-то нашелся покупатель. Швейцарская компания Nestle готова выложить за Roshen миллиард долларов. «Лента.ру» выясняла, почему желающих купить украинскую компанию так мало и какова ее красная цена.

Продать подороже

Продажа корпорации Roshen (название образовано вторым и третьим слогом фамилии основателя бизнеса) — одно из предвыборных обещаний нынешнего президента Украины. Найти покупателя и подготовить актив к сделке было поручено компании Rothschild CIS в консорциуме с инвестгруппой «Инвестиционный капитал Украина» (ICU). Однако еще в 2014-м году управляющий директор Rothschild CIS Джованни Салветти предупреждал, что время для продажи выбрано крайне неудачное. Впрочем, он выражал уверенность в том, что ситуация улучшится если не в первом, то во втором квартале 2015 года.

В конце августа прошлого года в украинских СМИ распространилась информация о том, что компанию купил сын бывшего президента Украины Александр Янукович. Эти слухи обсуждались в кулуарах Верховной Рады давно, но сам Порошенко их не комментировал.

В декабре компания все еще не обрела нового владельца. Порошенко признал, что «в условиях войны инвестиции в страну не заходят, никто ничего не покупает, и продать ничего невозможно». На тот момент, по его словам, его активом интересовались четыре покупателя (в частности, компания Mondelez, владеющая британским кондитерским брендом Cadbury), но переговоры затягивались. Порошенко заявил, что если покупатели так и не найдутся, то Roshen может быть продана с рассрочкой менеджменту.

И вот в мае 2015 года покупатель нашелся. Bloomberg со ссылкой на источники сообщил, что швейцарская корпорация Nestle готова приобрести Roshen. Но швейцарцы предлагают миллиард долларов, а Порошенко рассчитывал выручить за актив в три раза больше.

Нужен ли покупатель?

Nestle пока — единственная компания, заинтересованная в покупке Roshen, и наверняка ее, как и других возможных покупателей, беспокоят царящая в стране рецессия и затянувшаяся война. И хотя сам швейцарский гигант ситуацию, связанную с кондитерским бизнесом Петра Порошенко, не комментирует, вряд ли в нынешних условиях кто-то готов предложить больше. Понимают это и в украинской компании. Гендиректор Roshen Вячеслав Москалевский признал, что продать компанию за три миллиарда долларов практически невозможно и требования владельца бизнеса необоснованно завышены. Аналогичного мнения придерживается и глава администрации Порошенко Борис Ложкин. «Переговоры продолжаются, но спрос здесь не то что плохой, он очень плохой», — говорит он.

Война на Украине создает огромный дисконт к стоимости всех активов, которые там находятся, и с этим ничего не поделать. Инвесторы не готовы вкладывать деньги в экономику, где есть риск национализации или просто утраты имущества в военной неразберихе, отмечает директор по развитию QB Finance Маргарита Горшенева. «Если компания получает чистую прибыль около 1,4 миллиона долларов (по итогам 2014 года — прим. «Ленты.ру») и при этом претендует на капитализацию в размере трех миллиардов долларов, то ее коэффициент P/E составляет более 2000. Это колоссальная цифра для кондитерского бизнеса да и для любого бизнеса вообще, свидетельствующая о том, что компания очень переоценена и очень немного зарабатывает», — объясняет эксперт.

Перспективы Roshen выглядят туманно главным образом по экономическим причинам, считает аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов. В 2014 году ВВП Украины обвалился на 23 процента. Промышленное производство страны в 2015-м году, по прогнозам, сократится четвертый год подряд. Тяжелое экономическое положение не позволяет рассчитывать на рост реализации продукции Roshen на Украине, особенно на фоне сокращения экономики, которое подразумевает существенное снижение покупательской способности населения, считает эксперт. При этом, по его мнению, компания вряд ли сможет быстро переориентироваться на экспорт в страны ЕС, поскольку это требует значительного времени и затрат на сертификацию продукции, а также на повышение конкурентоспособности.

Нежелание владельца Roshen продешевить при продаже компании понятно — это самый крупный актив украинского президента. Однако плачевное состояние экономики страны, сложная политическая ситуация и отсутствие видимых тенденций к улучшению, из-за чего инвесторы предпочитают держать свои кошельки подальше, должны навести продавца на мысль о повышении привлекательности актива. Например, снизить цену или пересмотреть условия продажи. Нынешняя же разница между запрашиваемой и предлагаемой ценой заставляет задуматься о том, а хочет ли вообще владелец компании ее продать.

«Столь существенное несовпадение цены покупки и цены продажи вполне может означать, что Порошенко на самом деле не собирается продавать бизнес», — говорит партнер юридической компании «Деловой фарватер» Дмитрий Липатов. Эксперт не исключает, что владелец может намеренно резко завышать цену, чтобы от покупки отказался даже единственный претендент. После этого Порошенко сможет продать бизнес менеджменту, как он и заявлял ранее. И совсем не исключено, что среди представителей этого менеджмента окажутся аффилированные с президентом Украины лица. «То есть по факту он продаст бизнес сам себе и тем самым его положение как владельца фактически не изменится, а предвыборное обещание будет якобы выполнено. Произойдет ли это на самом деле, покажет время, но похоже, что к этому идет», — комментирует ситуацию эксперт.

Как правило, в отсутствие конкуренции в борьбе за актив справедливой ценой считается единственная предложенная, и собственнику остается только решить, согласен он на нее или нет. Учитывая, что никто, кроме Nestle приобретать однозначно проблемные активы не стремится, можно утверждать, что в данный момент активы Roshen стоят именно один миллиард, уверен руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев.

Поскольку на количество желающих приобрести активы и ставки сейчас влияет исключительно геополитический фактор, а вовсе не качество самих активов, гораздо проще и выгоднее было бы распродать их по отдельности, либо продать оборудование, считает эксперт. «Учитывая то, что большинство фабрик Roshen действительно хорошо оборудованы, такой вариант позволит собственнику выручить существенно больше одного миллиарда, поскольку эта сумма складывается на основе рисков, которые может понести Nestle в связи с напряженной политической обстановкой», — полагает Артем Деев.

Эксперт не сомневается, что у Nestle и его конкурентов есть средства для покупки Roshen и за три миллиарда, и дороже, но для того, чтобы спрос на актив был не символическим, а реальным, должен быть снят ключевой фактор политического напряжения вокруг него.

Ценный актив

В сложившейся ситуации собственнику было бы выгоднее отложить сделку до лучших времен, либо вовсе отказаться от нее в будущем, уверены эксперты. Хотя Порошенко намеревался продать актив «пакетом», реализация бизнеса по частям в нынешних условиях была бы хорошим вариантом. Roshen — это киевская, кременчугская и две винницкие кондитерские фабрики, масломолочный комбинат «Бершадьмолоко», Литинский племзавод (оба — Винницкая область), липецкая фабрика (Россия) и Клайпедская кондитерская фабрика (Литва). Мариупольская фабрика закрылась в феврале 2014 года. Недооцененными остаются не только украинские мощности холдинга, но и фабрика, расположенная на территории России. При этом, по мнению аналитиков, российские мощности должны стоить больше украинских из-за отсутствия «военного» дисконта. Продать расположенную в Липецке фабрику сейчас значило бы отдать очень дорогой актив за бесценок, поэтому чем острее ситуация вокруг данного предприятия, тем ниже вероятность его продажи по инициативе собственника в обозримом будущем, считает Артем Деев.

В Липецке обстановка действительно непростая. С конца апреля фабрика не работает из-за ареста имущества по ходатайству Следственного комитета РФ в качестве обеспечительной меры в рамках уголовного дела о хищении 180 миллионов рублей из федерального бюджета на возмещение НДС. Общая стоимость арестованного имущества оценивается в два миллиарда рублей.

После наложения ареста на имущество липецкой фабрики переговоры по ее продаже зашли в тупик, рассказали «Коммерсанту» в ICU. В администрации украинского президента усмотрели политическую составляющую в событиях вокруг фабрики в Липецке. Пресс-секретарь президента России Владимира Путина Дмитрий Песков отверг версию политического вмешательства. По его мнению, Россия стремится сохранить надежный деловой климат, а «заявления о том, что против определенных компаний предпринимаются выборочные меры, несправедливы».

В 2015 году объем производства липецкой фабрики упал более чем в два раза, летом планируется сокращение почти трети работников предприятия. Его дальнейшая судьба после снятия ареста будет зависеть главным образом от того, кто станет новым владельцем всей компании Roshen. «Если компанию продадут менеджменту, то, скорее всего, ничего не изменится. Если же придет иностранный инвестор, то, вероятно, российская часть бизнеса подвергнется реорганизации», — считает Дмитрий Липатов.