«Лучшая безопасность — помогать людям»

Профессор Нью-Йоркского университета Харви Молотч о способах борьбы с терроризмом

Фото: Lucas Jackson / Reuters

В современном мире установился настоящий культ безопасности. Везде стоят охранники, за гражданами следят камеры видеонаблюдения, пройти в общественное место можно только через рамку металлоискателя. Но эта система не работает, и, возможно, стоит задуматься о том, что мы делаем не так? Поиску ответа на этот вопрос была посвящена лекция социолога, профессора Нью-Йоркского университета Харви Молотча, которую он прочитал в рамках проекта InLiberty.

Сначала хочу объявить, что все мы умрем, и никаких сомнений в этом нет. Очевидно, что нас беспокоит наша безопасность. Я хочу показать, как это беспокойство, страх передаются через организации по обеспечению безопасности, через политику безопасности и через физические инструменты, предназначенные для ее обеспечения в повседневной жизни, становясь частью жизни людей. И США, и мир в целом стал воспринимать вопросы безопасности по-другому после событий 11 сентября 2001 года. Катастрофы такого масштаба всегда являются шоком, и то, что почувствовали американцы, волнами передалось в другие страны мира.

После этих событий власти поняли, что надо что-то делать, но что конкретно, никто не понимал, и потому им важно было показать, будто они знают, что нужно делать. У нас есть поговорка: «не стой просто так, сделай что-нибудь». Во многих аэропортах сейчас можно увидеть людей с оружием, и это является одним из ответов на вопрос о том, что делать, когда есть угроза. Но я хочу показать вам альтернативные варианты, не связанные с оружием и военными.

Сотни миллионов людей во всем мире испытывают неудобство от вторжения работников структур безопасности в жизнь гражданских лиц, в случае возникновения какой-либо угрозы. Они исключены из взаимопомощи — в здании аэропорта есть много людей, несущих тяжелый багаж, детей, но охранники не помогают им, они отделены от аспектов жизни, не входящих в их компетенцию, с ними нельзя шутить, если не хочешь неприятных последствий. Когда бомбили Лондон во время Второй мировой войны, сотрудники безопасности занимались не только этим — они помогали людям нести вещи, отвлекали детей от происходящего и так далее. Но в основном охранники считают, что они должны исключительно «обеспечивать безопасность», и больше ничего.

Когда люди выстраиваются в очереди на регистрацию в аэропорту, создаются дополнительные риски. Израильские сотрудники служб безопасности на международных рейсах очень много разговаривают с людьми. Они стараются выяснить их цели посещения страны, нет ли среди них террористов. Существуют этнические различия в отношении к пассажирам — к евреям и ко всем остальным относятся по-разному. Во многих странах (в США, например) незаконно разделять людей по признаку национальности, но в Израиле это возможно.

В Нью-Йоркском метро существует особая тактика досмотра пассажиров. На выбранных заранее станциях сотрудники служб безопасности выборочно останавливают людей, спрашивают, куда они направляются и осматривают их сумки. Мне этот подход кажется нелепым, потому, что в метро сотни станций и огромное количество входов-выходов. Террорист может просто отправиться на другую станцию или вообще спуститься по другой лестнице на ту же самую.

Перечисленные абсурдные практики — повседневность, о них складывают анекдоты. Сотрудники безопасности имеют дело с обычными гражданами, которые, возможно, идут к кому-то в гости, на свидание. Досматривая этих людей, охрана вмешивается в их повседневную жизнь, и им приходится подчиняться. Протестуя против досмотра в США, вы рискуете опоздать на самолет. Разные люди воспринимают это по-разному — некоторые относятся к этому проще, некоторые возмущаются.

Все пассажиры разные. У кого-то есть драгоценности, у других — некие специальные устройства, но в аэропорту города Денвер (штат Колорадо) все проходят досмотр в одном месте, в результате создавая толпу. Не все эти люди собираются куда-то лететь, так что все это просто не имеет смысла. Самое лучшее место для того, чтобы устроить террористический акт — это область досмотра, поскольку именно в ней собирается огромное скопление людей.

Логика системы безопасности

Нелогичность пронизывает всю систему безопасности. Ее сотрудники заставляют людей волноваться, и при этом охранники получают инструкцию обращать внимание именно на нервничающих, выглядящих подозрительно, людей. Но ведь легче увидеть акулу в спокойной воде, чем в бурном море. Это очень важный принцип, который должен лежать в основе логики системы безопасности: если мы хотим обнаружить взволнованного человека, замышляющего недоброе, в людном месте, лучше, чтобы остальные были спокойны.

В США дети приносят оружие в школу и устраивают стрельбу. Подобное случилось и в Норвегии, когда один человек высадился на острове и застрелил десятки детей. Одним из решений этой проблемы является вооружение учителей — ведь, якобы, если их вооружить, то дети будут в безопасности. Но, мне кажется, что результат будет обратным: чем больше оружия дать людям, тем больше будет убийств.

Я и мои коллеги из Нью-Йоркского университета провели большое количество интервью с пассажирами Нью-Йоркского метро. Если посмотреть на то, как осуществлялся доступ граждан в подземку в 1943 году, то многие элементы этого процесса могут удивить — внутрь очень просто попасть без билета, турникеты простые и их было легко обойти. В метро было просто как войти, так и выйти. Сейчас в подземке устанавливают роторные полноростовые турникеты, которые мои студенты называют «сырорезкой». При этом, по их словам, в каждую его секцию такого турникета может поместиться три человека, которые смогут таким образом пройти по одному билету. Но при этом такие установки существенно замедляют эвакуацию из метро во время пожара или какого-либо другого происшествия. Существует и другой тип турникетов, с дугой наверху, чтобы люди не перепрыгивали через створки, и они также затрудняют вход и выход из помещения. Но любые эти приспособления можно обойти.

В Нью-Йоркском метро везде висят плакаты, на которых написано: «Если вы что-то увидели, скажите что-нибудь». Подобные информационные кампании проводятся и в лондонской подземке, и в парижской. На плакатах обычно красуется большая сумка, оставленная кем-то, и предполагается, что пассажир должен, увидев ее, сообщить куда следует. Но, знаете, когда мы разговаривали с сотрудниками метро на эту тему, то они говорили, что, если бы они по каждому такому случаю вызывали полицейский наряд, их работа бы встала. По их словам, они просто выпихивают забытые вещи ногой и никого не вызывают. На станциях подземки работники собирают в кучи огромное количество мешков с мусором. Если бы я был террористом, то я бы поместил свою бомбу в такой мешок, и никто бы ничего не заметил и никуда бы не сообщил.

Какие же альтернативные решения можно предложить? Помогать людям. Это не альтернатива системе безопасности, это ее часть. Есть и другие простые решения: надписи «Выход» должны быть крупными и заметными, нужна хорошая вентиляция в общественных местах (ведь если вентиляция хорошая, то, в случае взрыва бомбы или пуска газа, как в токийском метро, людям будет легче дышать, а значит и покинуть помещение), хорошее освещение. Надо стараться делать нечто улучшающее жизнь людей вокруг, даже если нет никакой экстренной ситуации или ее угрозы. Когда вы сомневаетесь, что делать — делайте то, что повысит качество жизни окружающих, и тогда не придется беспокоиться о мерах по обеспечению безопасности.

Как в гонконгских, так и в российских аэропортах, если вам нечего декларировать после прилета, вы просто проходите через зеленый коридор, а в США всех досконально проверяют. В автобусах города Осло (Норвегия) контролеры входят на выборочных станциях и выборочно проверяют билеты у пассажиров. В Северной Каролине, в Чапел-Хилл, все автобусы бесплатны — администрация посчитала расходы на контроль, и пришла к выводу, что выгоднее просто не брать плату за проезд. Что бы вы ни придумали, всегда найдутся те, кто сможет обойти ваши механизмы контроля.

Общественные туалеты

Я написал книгу об общественных туалетах — это моя гордость. В Великобритании власти закрыли половину общественных туалетов из опасения, что люди будут заниматься в них не тем, для чего они предназначены, а вандализмом, наркоманией и сексом, что это создаст определенные проблемы. Но если туалет закрыт, то в него вообще никто не сможет войти. В США, например, пабы и рестораны не разрешают людям с улицы зайти в туалет. Из-за того, что мы боимся, что кто-то будет заниматься там чем-то нехорошим, мы создаем проблемы для других людей.

В американских публичных туалетах очень большие зазоры между дверями вверху и внизу, очень много открытого пространства, и это там, где человек должен уединяться — он не хочет, чтобы его слышали и видели. При этом те, кто хочет сделать что-то запрещенное, все равно будут это делать. Это американский способ решения проблемы приватности.

В Великобритании борются с наркоманией путем размещения ультрафиолетовых ламп, при свете которых трудно увидеть вены, в общественных уборных. Что получается в результате? Некоторые наркоманы просто пойдут в другое место, где они смогут видеть вены и введут себе в кровь наркотик, другие же просто поранят себя иглой, и так они могут получить заражение. Если они не пойдут в туалет, то не смогут промыть свой шприц, и опасность заболевания возрастет. К тому же, само ультрафиолетовое освещение выглядит просто ужасно. Из-за того, что одни люди нарушают запреты, нельзя ухудшать качество жизни других людей, как и в аэропортах. Правильным решением является организация раздачи игл. Если эти люди хотят уколоться, они, по крайней мере, должны иметь чистый шприц, должны быть специальные автоматы, которые бы их выдавали, и такие машины существуют.

Центр международной торговли

Необходимо смягчать систему безопасности. Атаки террористов 11 сентября 2001 года в США привели к смерти 3 тысяч человек, но 17 тысяч остались в живых, и это настоящее чудо. Когда здания должны были вот-вот разрушиться, люди спускались по лестницам с 40-50 этажей. Они просто спокойно шли, выносили инвалидов, детей, люди не паниковали. Это очень важно — не нужно создавать дополнительную панику.

Наши политические лидеры часто возводят безопасность в абсолют. Когда кто-нибудь произносит реплику «мы делаем это ради безопасности граждан», дискуссию можно считать завершенной. В самолете вас заставляют использовать только туалеты, соответствующие классу, указанному в билете, говоря вам о том, что это вопрос обеспечения вашей же безопасности. Конечно, это ерунда, безопасность — это далеко не все. Как сказал один датский ученый, нам нужно выработать «логику заботы», обеспечение безопасности не должно исключать помощи и заботы о людях, ведь само это понятие предполагает помощь в решении каких-либо проблем.

Через три дня после событий 11 сентября президент США Джордж Буш выступил, стоя на руинах Центра международной торговли, перед гражданами. Ему кричали что-то из толпы, а он отвечал, говоря в мегафон: «Я слышу вас, весь остальной мир слышит вас и люди, которые разрушили эти здания, очень скоро всех нас услышат». О чем он говорил? О «войне против террора», которую он развязал.

Новый Центр международной торговли сооружен согласно идеям служб безопасности, они включены в его структуру. Его основание состоит из укрепленного бетона, поскольку полицейские в последний момент сказали, что в нижней части здания нельзя размещать офисы и общественные пространства, так как рядом можно припарковать грузовики с бомбами и подорвать их. Это офисное здание получилось очень дорогим, так как на его 23 нижних этажах нет вообще ничего. Его навершие венчает шпиль высотой тоже примерно в 23 этажа, только для того, чтобы это здание можно было называть самым высоким в Америке. Высота строения составляет 1776 футов, в честь года, когда была подписана Декларация о независимости США. Этот пафос как бы говорит всем «вы очень скоро о нас услышите», мы построим здание даже выше предыдущих. Но оно далеко не самое высокое, ведь у него ничего нет внизу и наверху.

Альтернативный проект того, что нужно возвести на месте старых зданий ЦМТ, победивший на конкурсе, предполагал постройку двух пересекающихся прозрачных структур из стекла, эдакого воздушного храма, а офисные здания должны были расположиться неподалеку. Но губернатор сказал, что он никогда не согласится на это.

Что делать

Итак, что же мы узнали о системе безопасности? Мы зависим друг от друга, а также от муниципальных служащих. Реальную безопасность обеспечивают стюарды и стюардессы, работники метро, школьные учителя, дворники, просто случайные очевидцы происшествия. Имеющуюся систему необходимо переосмыслить, в нее необходимо включить всех этих людей, чтобы повысить качество жизни остальных. Сама наша жизнь должна стать массовым социальным заказом.

Конечно, мы все должны что-то делать, но иногда, возможно, лучше наоборот ничего не делать, просто быть рядом. Смерть неизбежна, и ничего с этим не поделаешь. Президент Буш объявил после событий 11 сентября, что мир будет пожинать «горькие плоды терроризма». Но в результате его решений в Афганистане и Ираке погибло больше американских солдат, чем людей после атак на башни ЦМТ, не говоря уже о жертвах среди населения стран, в которых была начата военная кампания.

11 сентября 2001 года террористы захватили четыре рейса. Два столкнулись с небоскребами Центра международной торговли, третий попал в здание Пентагона, а четвертый направлялся к Белому Дому. Пассажиры последнего рейса, летевшего над Пенсильванией, узнали с помощью своих мобильных телефонов, что произошло с другими самолетами, и они разбили свой самолет до подхода к цели. В адрес героев событий 11 сентября было сказано много слов, но мне кажется, что настоящими героями были пассажиры четвертого рейса. В критический момент они смогли сделать нечто положительное, нужное для того, чтобы предотвратить смерть других людей, и это потребовало от них настоящего мужества.

12:1019 августа 2016
Руслан Хасбулатов

«После ГКЧП произошла страшная вещь»

Руслан Хасбулатов о путче 1991 года
09:08 7 июня 2015

«Гитлер поднялся на противостоянии с коммунистами»

Историк Константин Залесский об истоках германского нацизма
00:0328 июля 2016
Мозаичное панно, изображающее дружбу русского и украинского народов, на станции «Киевская» Арбатско-Покровской линии московского метро

«Российская украинистика растет, формируется и зреет»

О чем спорят украинские и российские историки