Пылесос развития

Почему Внешэкономбанк решил вытащить из экономики триллион рублей

Russian Prime Minister Dmitry Medvedev, right, visits Russia's state-owned investment bank Vnesheconombank (VEB) in Moscow on Wednesday, July 11, 2012. In the background is  VEB bank chairman Vladimir Dmitriyev.  (AP Photo/RIA-Novosti, Yekaterina Shtukina, Government Press Service)
Фото: Екатерина Штукина / РИА Новости

Российский финансовый рынок ждет серьезное испытание. Внешэкономбанк собирается выпустить облигаций на 300 миллиардов рублей, 10 миллиардов долларов и 5 миллиардов евро. Нехватка средств — обычная примета кризиса. Но тем показательнее, что Банк развития утоляет финансовый голод фактически за счет всей экономики.

Мытарства Внешэкономбанка, наряду с санкциями и более значительной девальвацией рубля, — одно из принципиальных отличий нынешнего кризиса от того, что разразился в 2008-2009 годах. Тогда ВЭБ был ключевым распорядителем господдержки. Что сулило не только титул главного спасителя экономики, но и доступ к крайне дефицитным ресурсам. А именно — к средствам нацфондов и резервам ЦБ. С их помощью Банк развития поддерживал фондовые котировки, помогал расплатиться по внешним корпоративным долгам, закрывал дыры в балансах других кредитных учреждений.

Сегодня на биржевые индексы ни власть, ни граждане уже не смотрят. С зарубежными кредиторами компании расплатились, либо скупив доллары и евро на рынке и тем самым посодействовав обвалу рубля, либо — прибегнув к валютному РЕПО (кредитованию под залог ценных бумаг).

Остается помощь банкам. Недопущение коллапса, подобного тому, который случился в 1998-м, — важный аргумент в пользу масштабных антикризисных вливаний в банковский сектор. Но осенью 2008-го спасительные для «коллег-конкурентов» миллиарды распределял ВЭБ. А теперь — Агентство по страхованию вкладов (АСВ). «Наверное, Исаев (глава АСВ — прим. «Ленты.ру») оказался проворнее Дмитриева (глава ВЭБа — прим. «Ленты.ру»)», — размышляет один из банкиров, напоминая, что Банк развития за прошедшие после предыдущего кризиса годы «оказался втянут во многие провальные проекты».

По итогам 2014 года убытки Внешэкономбанка приблизились к 250 миллиардам рублей. Это втрое больше потерь ВЭБа во время предыдущего кризиса. Главная причина «отрицательного финансового результата» — расходы на резервы, которые за год выросли со 127 до 326 миллиардов рублей. А львиная доля этого резервирования, как объясняет первый зампред Михаил Полубояринов, приходится на украинские активы и «олимпийские кредиты».

Для подготовки к зимним играм в Сочи ВЭБ выдал около 250 миллиардов рублей. При этом, по решению правительства, до 2015 года действует мораторий на взыскание текущих платежей по этим долгам. В свою очередь, убыток Проминвестбанка — украинской «дочки» ВЭБа — превысил 22 миллиарда рублей. Плюс ко всему, в силу известных событий, весьма туманна и судьба 7 миллиардов долларов, которые, по оценкам Fitch, группа Внешэкономбанка предоставила украинским корпоративным заемщикам.

Не так сели

Нельзя сказать, что власти безучастны к проблемам госбанка. Тем более, что многие из них появились далеко не по его собственной вине. Но, пожалуй, основная проблема ВЭБа заключается в том, что сейчас он — один из многих, а не первый среди равных. Как это было в конце нулевых, когда его наблюдательный совет возглавлял Владимир Путин, занимавший тогда пост премьера.

Теперь, по регламенту, правительственным куратором Внешэкономбанка является Дмитрий Медведев. Он добился от Минфина выделения из ФНБ 300 миллиардов рублей на капитализацию ВЭБа. Но подчеркнул: «Условия получения этих денег определены жестко. Предварительный отбор проектов проводят специалисты, окончательное решение принимается на заседании наблюдательного совета. Каждые три месяца банк должен отчитываться в расходовании этих денег».

Иными словами, с помощью казенных миллиардов ВЭБ еще как-то может попытаться рефинансировать проблемных заемщиков и тем самым дать им возможность обслуживать ранее выданные кредиты. Но погашение собственных внешних долгов за кредитование реального сектора никак не выдашь. А у Внешэкономбанка их как минимум на 3 миллиарда долларов.

Глава банка Владимир Дмитриев недавно признал, что эти деньги придется искать на рынке. Причем скорее всего — на отечественном. Для фигурантов санкционных списков — а ВЭБ входит в их число — зарубежные биржи фактически закрыты. Как признал на днях зампред Сбербанка Александр Морозов, санкции работают по всему миру, ни один акционер сейчас не придет на размещение, так как они явным образом напрямую запрещают оказание любого содействия в любой форме компаниям, находящимся в санкционном списке.

Российский Центробанк тоже явно не спешит тиражировать прошлогодний опыт и выкупать вэбовские облигации. В июне 2014-го ВЭБ разместил в пользу регулятора семилетние бумаги на 212 миллиардов рублей. Подчеркивалось, что речь идет о «переоформлении в облигации ранее выданных средств». Однако в конце 2014-го во Внешэкономбанке снова заговорили о «возможности выпуска облигаций в пользу ЦБ». Но эта инициатива уже не встретила понимания на Неглинной. Возможно, потому, что от подобных «частных размещений» — один шаг до запуска печатного станка.

ЦБ отделался перечислением в пользу ВЭБа 15 процентов своей годовой прибыли, или чуть более 27 миллиардов рублей. Деньги немалые, но на рефинансирование внешэкономбанковских внешних долгов и латание балансовых дыр их явно не хватит.

Дивиденды для ВЭБа

В итоге Банк развития собирается занять на отечественном долговом рынке 300 миллиардов рублей, 10 миллиардов долларов и 5 миллиардов евро, то есть в общей сложности (если исходить из текущего курса) более 1 триллиона рублей. Строго говоря, ВЭБ и на исходе предыдущего кризиса прибегал к помощи российских инвесторов. Летом 2009-го он разместил валютные облигации на 2 миллиарда долларов. А через год — еще на 1 миллиард.

Бумаги разошлись неплохо. Интерес к ним, по утверждению аналитиков, «проявили в первую очередь те банки, у которых скопилось много валюты, размещенной на корсчетах в ЦБ под практически нулевую ставку».

Но чтобы исправно удовлетворять аппетиты кредиторов, ВЭБу необходимо генерировать очень неплохую прибыль. Переносить высокую стоимость фондирования на конечных заемщиков Банк развития не имеет права — его кредиты не должны быть слишком дорогими, по определению.

Исходя из финансовой отчетности Внешэкономбанка, такую задачу довольно сложно назвать тривиальной. Впрочем, и абсолютно нерешаемой ее тоже не назовешь. Особенно когда ЦБ активно использует механизм РЕПО и любая бумага из ломбардного списка (а новые «вэбовки» гарантированно туда попадают) открывает возможности для весьма доходной игры.

А эти перспективы, в свою очередь, облегчают и поиск денег для столь масштабной облигационной программы. По прогнозам аналитиков «Сбербанк CIB», отечественные «голубые фишки» в ближайшие пару месяцев выплатят в качестве дивидендов 875 миллиардов рублей. Авторы исследования предполагают, что акционеры попытаются сохранить и приумножить заработанный «кэш», вложившись в валюту или долговые бумаги. Стало быть, ВЭБ со своими рублевыми и валютными облигациями появляется в нужном месте и в нужное время.

Есть лишь один нюанс — в случае запуска этой масштабной программы Внешэкономбанк из крупнейшего кредитора превращается в «стерилизатора» денежной массы, которую сейчас никак не назовешь избыточной. По крайней мере, разговоры о нехватке денег стали общим местом, что называется, на всех уровнях. Сложно предположить, что стагнирующая экономика испытает облегчение, если ВЭБ, на 300 миллиардов профинансировав какие-то проекты в реальном секторе, тут же заберет аналогичную сумму в рублях и еще вдвое больше — в валюте. И уж точно, такая «загогулина» никак не поможет правительству в решении задачи по восстановлению промышленного роста.

Впрочем, именно поэтому нельзя исключать, что громадье облигационных замыслов Внешэкономбанка — всего лишь аналог «китайского предупреждения». У кабмина есть шанс избежать трансформации Банка развития в финансовый пылесос. Но взамен Дмитрию Медведеву и его подчиненным придется более внимательно отнестись к просьбам и пожеланиям ВЭБа.

подписатьсяОбсудить
00:01 13 июля 2016

Пошли вразрез

России придется выбирать, что замораживать, — пенсии или зарплаты
Не надо втягивать живот
Лето-2016 проходит под знаком бодипозитива
Так любил, что почти убил
Фотоистория о женщинах, изуродованных «во имя чести»
Мистер Кайф
Чьей жизни завидуют в соцсетях
Потей с Кайлой
Чем автор фитнес-программы Bikini Body Guide привлекла пять миллионов фанатов
Игорь Ротарь на входе в индейскую резервацию. Надпись на плакате: «Незаконно проникающие нарушители будут застрелены. Выжившие будут застрелены еще раз». «Быть застреленным копами тут проще, чем в России»
Рассуждения россиянина, живущего в Сан-Диего, о свободе в США и РФ
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей