Союзники, которых вспомнили

Чем помогли СССР во время Второй мировой войны Монголия, Китай и Сербия

Российский президент Владимир Путин и сербский президент Томишлав Николич на параде в честь 70-летия освобождения Белграда, октябрь 2014 года
Фото: Reuters

Торжества в честь 70-летия Победы в Москве и Пекине заставляют по-новому взглянуть на роль во Второй мировой войне участвовавших в ней стран. И задуматься: кто из них сможет стать союзником России в ближайшем будущем?

Решение России отметить юбилей победы Антигитлеровской коалиции в Европе торжественными маршами войск и проездом боевой техники понравилось далеко не всем. Нашлись и недовольные решением Китая провести 3 сентября парад в честь капитуляции Японии.

Символика трех парадов

Если на 65-летие Победы наряду с бывшими республиками СССР Антигитлеровскую коалицию представляли в Москве США, Великобритания, Франция и Польша, то после введения ими санкций из-за присоединения Крыма к России Кремль вспомнил, что у нас были и другие союзники. Например, Китай, Монголия, а также не являвшиеся тогда самостоятельными государствами Индия и Сербия. Проход их парадных расчетов стал одним из самых ярких моментов юбилея, а Китайская Народная Республика в ответ пригласила Владимира Путина и российский парадный расчет на пекинские торжества 3 сентября.

Председатель КНР Си Цзиньпин поступил правильно не только потому, что в августе 1945 года советские войска разгромили японскую Квантунскую армию, освободив значительную часть Северного Китая. В Пекине помнят, что ранее квантунские дивизии не удалось направить против китайских вооруженных сил, поскольку противостояли дальневосточным соединениям Красной армии. Начальник политотдела Военного совета Чэнь Чэн признавал тогда, что «Китай фактически получает от СССР поддержку в нескольких сот тысяч солдат», и признание это тем более ценно, что сделал его убежденный антикоммунист и будущий премьер-министр отделившегося от социалистической Китайской Народной Республики Тайваня.

Встав на трибуну рядом с товарищем Си, российский президент напомнит о временах, когда от Бреста до южной столицы Китая Гуаньжоу звучала песня «Сталин и Мао слушают нас». Посетив 29 октября прошлого года военный парад в Белграде, посвященный 70-летию освобождения советскими войсками и югославскими партизанами города от гитлеровских оккупантов, он заставил вспомнить об иной эпохе. Путин и его сербский коллега Томислав Николич поднялись на трибуну под «Марш на Дрину», написанный в честь разгрома австро-венгерских войск, вторгшихся в страну в начале Первой мировой войны. Поскольку тогда Россия являлась главным союзником Сербии, а Германия — Австро-Венгрии, демонстративное опоздание задержавшегося на параде Путина на встречу с канцлером ФРГ Ангелой Меркель смотрелось особенно символично. Ну а пролетевшая над Белградом российская пилотажная группа «Стрижи» словно намекала, что, пожелай кто-то бомбить его, как в 1999 году, ответ последует более симметричный, чем камни, летевшие в те дни в посольство США в Москве...

Монгольский ленд-лиз

Насколько эффективным окажется союз с Китаем, Сербией и другими приславшими свои подразделения странами, покажет будущее. Однако пока противники пытаются максимально принизить его значение, не только объявив новых-старых друзей невыгодными партнерами, но и отрицая их заслуги во время Великой Отечественной войны. Дается понять, что после ссоры с членами Антигитлеровской коалиции из НАТО России поневоле пришлось заменить их кем попало. Например, Монголией, которая против Германии не воевала, а с Японией имела кратковременные бои лишь в августе 1945-го.

Берлин монгольская армия и вправду не штурмовала, но оборонные поставки в СССР из этой бедной страны по отдельным параметрам сравнимы с помощью по программе ленд-лиза богатейших Соединенных Штатов.

«За четыре года войны Советскому Союзу было поставлено 485 тысяч лошадей-"монголок", — пишет историк Алексей Волынец. — Лошади поставлялись планово, по условной цене, в основном взаимозачетом за монгольские долги СССР. Таким образом, окупились все политические, военные и экономические вложения большевиков в Монголию. А монголы обеспечили нам лошадиный "ленд-лиз" — крайне своевременный и безальтернативный, закрыв дыру в данном виде военной "техники". При этом полудикие, неприхотливые и выносливые монгольские лошади были куда лучше приспособлены для экстремальных условий Восточного фронта, чем их селекционированные европейские собратья… Фактически в 1943-1945 годах каждая пятая лошадь на фронте была "монголкой".

Еще 32 тысячи монгольских лошадей, то есть на 6 кавдивизий военного времени, передали СССР в качестве подарков от монгольских крестьян-аратов... Большую роль в снабжении Красной армии и гражданского населения в годы войны играла поставка из США мясных консервов — 665 тысяч тонн. Но Монголия за те же годы поставила в СССР почти 500 тысяч тонн мяса. 800 тысяч полунищих монголов, ровно столько тогда составляло население МНР, дали нам мяса немногим меньше, чем одна из самых богатых и крупнейших стран мира. Из монгольских степей всю войну в нашу страну шел еще один стратегический товар войны — шерсть. Шерсть — это, прежде всего, солдатские шинели, без которых невозможно выжить в окопах Восточной Европы даже летом. Из США к нам тогда поступило 54 тысячи тонн шерсти, из Монголии — 64 тысячи тонн. Каждая пятая советская шинель в 1942-1945 годах была "монгольской"».

«Только за 1941 год от Монгольской Народной Республики было получено 140 вагонов различных подарков для советских воинов на общую сумму 65 миллионов тугриков, — свидетельствует в своих мемуарах маршал Георгий Жуков. — Во Внешторгбанк поступило 2 миллиона 500 тысяч тугриков и 100 тысяч американских долларов, 300 килограммов золота. На эти средства, в частности, было построено 53 танка, из них 32 танка Т-34, на бортах которых стояли славные имена Сухэ-Батора и других героев Монгольской Народной Республики. Многие из этих танков успешно сражались с немецкими войсками и дошли до самого Берлина в составе 112-й танковой бригады 1-й гвардейской танковой армии. Кроме танков советским военно-воздушным силам была передана авиационная эскадрилья "Монгольский арат". Она вошла в состав 2-го Оршанского гвардейского авиационного полка».

Штык Китая за спиной Японии

Китайская армия в Великой Отечественной войне также не участвовала, однако ее действия способствовали отказу Японии от нападения на СССР. Начав в 1937 году войну против Китая, японцы за пять месяцев овладели Нанкином, Пекином и Шанхаем и почти уничтожили войска противника, но помощь Советского Союза изменила ситуацию. С конца 1937 года из Москвы поступают большие партии оружия (1285 самолетов, свыше 1600 орудий и 14 тысяч пулеметов) и на китайской стороне начинают действовать советские летчики. В 1938-м Красная армия ведет бои с японцами у озера Хасан, а год спустя вместе с монгольскими частями громит их на реке Халхин-Гол. Япония вынуждена отказаться от попыток захватить приграничные районы Монголии, а в Китае ее наступление останавливается и победы все чаще чередуются с поражениями.

Уже в 1938 году, в сражениях 24 марта — 7 апреля под Тайэрчжуанем и 1-11 октября под Ваньцзялином, были окружены и разгромлены пять японских дивизий. В 1939-1942 годах китайские войска трижды отразили наступление противника на центр провинции Хунань — город Чанша, а 20 августа 1940 года партизаны товарища Мао развернули общее наступление в тылу противника, вошедшее в историю как «Битва ста полков». За два месяца им удалось освободить территорию с населением более 5 миллионов человек, вывести из строя около 500 километров железнодорожных путей и уничтожить до 8 тысяч вражеских солдат.

Всего Япония потеряла в Китае около 500 тысяч только убитыми (китайцы потеряли свыше 3 миллионов) и была вынуждена держать в нем миллионную армию. Получи она возможность использовать ее против СССР, удар по Владивостоку и Хабаровску мог последовать сразу же после вторжения Гитлера. Однако, имея против себя 4 миллиона, пусть плохо вооруженных и слабо обученных, но готовых сражаться солдат и партизан, японское командование не рискнуло это сделать.

Мировой рекорд по добровольцам

Впечатляет и вклад в вооруженные силы Антигитлеровской коалиции уроженцев входящей в Британскую империю Индии (включавшей тогда, кроме нынешней страны с таким названием, Пакистан и Бангладеш). За годы Второй мировой войны через ее вооруженные формирования прошли свыше 2,5 миллионов человек, подавляющее большинство которых надели форму добровольно.

Став крупнейшей в истории человечества добровольческой армией, к моменту завершения боевых действий индийские войска состояли из 25 пехотных, 1 танковой и 2 воздушно-десантных дивизий, 20 пехотных и 2 танковых бригад, а также нескольких сотен отдельных полков и батальонов. Далеко не все они участвовали в боевых действиях, но многие соединения по праву входили в число лучших дивизий британской армии.

Особенно отличилась 4-я индийская дивизия. Начав наступление в Египте 9 декабря 1940 года, она за два месяца, вместе с 6-й австралийской и 7-й британской танковой дивизиями, разгромила 10 итальянских дивизий, потерявших только пленными 133 тысячи 298 человек. Затем соединение действовало вместе с 5-й индийской дивизией в Эритрее и Эфиопии, где, по свидетельству премьер-министра Уинстона Черчилля, индийские войска сыграли решающую роль в уничтожении 290-тысячной итальянской колониальной армии. Вернувшись в Египет, 4-я дивизия дошла до Туниса, а после капитуляции там германо-итальянских войск высадилась в Италии, приняв участие в изгнании немцев из Рима. Также успешно действовавшая в Египте 5-я дивизия вернулась на родину, в марте 1944 года отразила вместе с другими индийскими войсками отчаянную попытку японского вторжения и затем освобождала ранее оккупированную японцами Бирму.

Еще индийцам довелось воевать во Франции, Ираке и Сирии, а также нести оккупационную службу в Иране, обеспечивая доставку военных грузов Советскому Союзу. За всю войну погибли около 100 тысяч военнослужащих, набранных с территории Британской Индии, и отдать им дань уважения, пригласив в Москву наследников, было верным решением.

По праву участвовало в параде и подразделение из Сербии. Конечно, среди 800 тысяч бойцов, прошедших через созданную из партизанских отрядов Народно-Освободительную армию Югославии (НОАЮ), были представители всех ее народов, однако ядро НОАЮ составляли уроженцы Сербии, Черногории, а также территорий, вошедших после распада страны в состав сербских республик Хорватии и Боснии. Вопреки соглашательскому курсу собственного командования воевали против оккупантов и часть монархистов-четников. Именно на территории Сербии в сентябре-ноябре 1941 года существовало первое партизанское государство на территории Восточной Европы — Ужицкая Республика.

Партизанские отряды отвлекали на себя крупные силы Третьего рейха и его сателлитов. Если к 22 июня 1941 года в Югославии находились 4 немецкие дивизии, то к концу 1943-го — уже 20. Там же действовало от 18 до 36 дивизий Италии, Венгрии и Болгарии, 250-тысячная армия прогитлеровского режима Хорватии и другие воинские контингенты общей численностью до миллиона человек, без которых пришлось обходиться на советско-германском фронте...

«Пусть они убивают друг друга...»

Великобританию, США и Францию в Москву приглашали, но их правительства приехать не пожелали. Дело хозяйское, а поскольку, как уже говорилось, проход воинских подразделений стран НАТО состоялся еще 9 мая 2010 года, выходит, что по разу поучаствовали все и никто не ушел обиженным.

Парад также сопровождался бурной дискуссией о вкладе союзников в общую победу. Одни настаивали, что без американо-британских поставок Советский Союз проиграл бы. Другие, не отрицая роли ленд-лиза, указывали, что англосаксонский вклад в создание экономической и военной машины Третьего рейха смотрелся не менее внушительно. Не говоря уж о сотрудничестве бизнеса США и Германии, в дни, когда их солдаты уже стреляли друг в друга. Недаром на Нюрнбергском процессе гитлеровский министр экономики Ялмар Шахт, напомнив о связях германского автомобильного концерна «Опеля» с «Дженерал моторс», с издевкой предложил судить американских автомобильных королей и был оправдан.

Тему продолжавшихся почти всю войну поставок Гитлеру нефти от Standard Oil, средств связи и наблюдения от International Telephone & Telegraph и грузовиков от «Форда» в США не любят затрагивать до сих пор, хотя ряд политиков и раньше признавали, что подобный курс чрезвычайно выгоден. Будущий президент США сенатор Гарри Трумэн еще 24 июня 1941 года в интервью «Нью-Йорк Таймс» обещал: «Если мы увидим, что Германия побеждает, то должны помогать России. А если верх будет одерживать Россия, мы обязаны помогать Германии, и пусть они, таким образом, убивают друг друга как можно больше».

12:1019 августа 2016
Руслан Хасбулатов

«После ГКЧП произошла страшная вещь»

Руслан Хасбулатов о путче 1991 года
09:08 7 июня 2015

«Гитлер поднялся на противостоянии с коммунистами»

Историк Константин Залесский об истоках германского нацизма
00:0328 июля 2016
Мозаичное панно, изображающее дружбу русского и украинского народов, на станции «Киевская» Арбатско-Покровской линии московского метро

«Российская украинистика растет, формируется и зреет»

О чем спорят украинские и российские историки