Радужная революция

Почему гей-парад в Киеве длился всего полчаса

Фото: Reuters

На этих выходных в Киеве состоялось знаменательное событие — более трехсот человек вышли на Марш равенства «Киев Прайд», который по сути должен был стать шествием за права секс-меньшинств. В рамках оцепления на Оболонской набережной активисты прошли около 500 метров, после чего на них напали с файерами радикалы из «Правого сектора» и других группировок. За ЛГБТ-активистов заступилась милиция, — обоснованно опасаясь провокаций, местные власти выделили на охрану мероприятия тысячу человек. Шествие закончилось через полчаса после начала, в результате пострадали девять милиционеров, одному из них осколком петарды рассекло артерию на шее, его госпитализировали в тяжелом состоянии. Задержали несколько десятков радикалов, которых сочли зачинщиками столкновений. Почему мероприятие, гарантом которого выступил президент Украины, обернулось организаторским провалом, разбиралась «Лента.ру».

«Я отношусь к этому как христианин и как президент-европеец. Считаю, что это абсолютно объединенные понятия... Я не вижу никаких оснований для препятствования маршу, потому что это конституционное право каждого украинского гражданина», — заявил 5 июня, накануне парада, Петр Порошенко. Вместе с тем он добавил, что лично присутствовать на мероприятии не планирует.

Шумиха вокруг обыденного (для европейских стран) явления поднялась несколько ранее анонсированного «дня икс». Против шествия (в СМИ и социальных сетях его поспешили окрестить гей-парадом, хотя организаторы настаивают, что «Киев Прайд» «собрал людей самого широкого спектра сексуальных предпочтений») выступил мэр города Виталий Кличко. Вопреки высказанному мнению президента, он попросил геев воздержаться от акции, которая и в мирное время «вызывает много споров и проходит с драками и противостояниями». При этом он оговорил, что притеснений людей по каким-либо признакам в Киеве в настоящее время нет.

«Сегодня, когда на востоке Украины продолжается война, проводить массовые мероприятия, которые к тому же имеют неоднозначное восприятие в обществе, не ко времени. У нас сейчас один враг — военная агрессия на востоке. Поэтому я призываю каждого не играть на руку врагу, не разжигать вражду и не создавать очередного противостояния в центре столицы», — объяснил он свою просьбу.

Обращение Кличко прозвучало на фоне заявлений активистов и лидера радикального «Правого сектора» (в России организация признана экстремистской и официально запрещена — прим. «Ленты.ру») Дмитрия Яроша. 1 июня бойцы выступили с заявлением, что сделают все от них зависящее, «чтобы не допустить этого похабного шабаша». Призывы помешать проведению акции, зачастую сочетающиеся с планированием диверсий, националисты активно распространяли в социальных сетях.

«Меня меньше всего беспокоят люди с сексуальными отклонениями. Как христианину и просто человеку мне их жалко, и не более. Однако в это бурное время меня не может не беспокоить другое — то, с какой настойчивостью украинскому обществу навязывают идеологию половых извращений», — заметил на своей странице в Facebook Дмитрий Ярош и добавил, что представители «Правого сектора» «будут вынуждены отвлечься от других дел, чтобы помешать реализации планов ненавистников семьи, морали и обычных представлений о человеке».

Генштаб Украины в лице спикера Владислава Селезнева пообещал прислать на акцию приставов — чтобы они раздали активистам повестки на мобилизацию в зону АТО (антитеррористической операции — как на Украине официально называются боевые действия в Донбассе — прим. «Ленты.ру»).

Час икс

До последнего момента время и место проведения «Киев Прайда» было засекречено организаторами из соображений безопасности. Тем, кто зарегистрировался для участия в мероприятии, координаты стали известны только за полтора часа до начала: смс-оповещение сработало около восьми утра 6 июня (некоторые активисты возмущались, что времени на дорогу было впритык, однако тут же отмечали, что курсировавшие по городу «ультрас», несмотря на все предупреждения, успели к параду одновременно с участниками).

В итоге на Оболонской набережной Киева собрались примерно 300 человек (реже встречается оценка в 150-200 участников и, как правило, в отчетах радикалов из социальных сетей). Среди них были замечены несколько депутатов Верховной Рады (в их числе журналист Сергей Лещенко), послы США и Швеции, представители Amnesty International, волонтеры «Красного креста», активисты из стран ЕС, а также местные либералы и леваки. Разношерстную колонну оцепили милиционеры, чья численность превышала заявленное количество участников более чем втрое (официальные источники, впрочем, называют и цифру в две тысячи правоохранителей). Несмотря на это еще перед стартом группе националистов удалось прорваться через оцепление и забросать ЛГБТ-активистов петардами и дымовыми шашками, — были ранены два милиционера, один из них с перебитой артерией попал в реанимацию (осколок залетел ему между соединениями в защите). Нескольких нападавших правоохранители скрутили. По свидетельствам очевидцев, «ультрас» кричали, что задерживать нужно не их, а «вон тех извращенцев». Некоторые из нарушителей утверждали, что воевали в Донбассе.

Колонна начала движение под нейтральными правозащитными лозунгами вроде «Права человека — превыше всего!» и умеренно-левацкими вроде «Живи, борись, люби!», прошла несколько сотен метров и уперлась в милицейский кордон. Тогда организаторы объявили мероприятие оконченным и призвали активистов расходиться небольшими группами в разных направлениях. Часть растерявшихся участников демонстрации после этого избили радикалы.

Плохую организацию акции позже отметили почти все присутствовавшие. Критика начиналась с правил поведения участников, высланных всем на почту после регистрации. Согласно гайду, оказавшемуся в распоряжении «Ленты.ру», активисты действительно собирались не на классический Gay Pride, в европейской традиции похожий на костюмированный карнавал, а на суровый политический Майдан — только локального масштаба и на Оболонской набережной. К примеру, активистам настоятельно рекомендовали выбирать экипировку с расчетом на то, что им придется бегать и драться с агрессивными радикалами, испытывать действие слезоточивых и других газов, попадать в следственный изолятор и больницу. Собравшимся, среди прочего, категорически было запрещено общаться с оппонентами («реагировать на них словами или жестами, смеяться над ними, провоцировать любым другим способом»), приносить с собой предметы самообороны, употреблять алкоголь и курить, а также демонстративно целоваться, обниматься и даже спорить с организаторами. Поскольку централизованного привоза-развоза активистов не было предусмотрено (в отличие от «Правого сектора», которые приехали на фирменных автобусах), при отходе им предлагалось сменить одежду, воспользоваться такси или сделать несколько пересадок на общественном транспорте.

По итогам

В начале июня прошлого года в Киеве также собирались провести гей-парад, однако городская администрация его отменила. Причины для отказа гражданам в борьбе за свои права были более чем убедительные: прошло всего несколько месяцев после присоединения Крыма к России, в Киеве сменилась власть, временный президент развязал в Донбассе полномасштабные боевые действия с применением авиации и тяжелого вооружения против сторонников отделения региона (ответственность за происходящее официальный Киев возложил на Россию, обвинив ее в эскалации конфликта), стартовала частичная мобилизация. Получается, что предыдущий гей-парад состоялся еще при президенте Викторе Януковиче — в 2013 году его провели на проспекте Победы, и в контексте общего нелояльного к геям отношения со стороны администрации СМИ расценили жест как пику Киева в адрес Кремля. «Шествие размалеванных геев по проспекту, названному в честь героев Великой Отечественной войны, было призвано усилить психологический эффект на ВВП. Дескать, не дадите денег — навсегда уйдем от вас в Европу...», — напоминает «Комсомольская правда».

В нынешней ситуации на Украине также вспомнили Москву, однако в довольно странном контексте: российские власти оказались обвиненными в организации «Киев Прайда». С таким заявлением, в частности, выступил депутат Верховной Рады, бывший замкомандира батальона «Азов» Игорь Мосийчук. По его словам, руками депутата Сергея Лещенко (одного из знаковых представителей журналистики Майдана и новой власти) был нанесен нокаутирующий удар «по заказу Кремля и за деньги его агентов влияния». «Знал ли Лещенко, что проведение гей-парада в столице, да еще и во время войны, вызовет справедливое возмущение участников АТО, праворадикалов, ультрас и консерваторов? Конечно, знал, и более того — на это и рассчитывал», — цитируют заблокированную в России Facebook-страницу Мосийчука «Невские новости».

С этой точки зрения прошедший парад можно рассматривать как индикатор того, насколько настроения украинцев за год отклонились от изначально заявленной Майданом позиции. Так называемые европейские либеральные ценности в виде «Марша толерантности» среди политиков первого эшелона открыто поддержал только Петр Порошенко — по сути, у него как у гаранта Конституции и «президента из Евромайдана» не было выбора.

Вместо постскриптума

По итогам «Киев Прайда» 6 июня в эфире телеканала «112 Украина» выступил пресс-секретарь «Правого сектора» Артем Скоропадский. Он заявил, что ответственность за беспорядки во время «Марша толерантности» лежит не на радикалах, но на организаторах мероприятия.

«Мы, по крайней мере, не кидали никаких дымовых шашек, ни с какими ножами не нападали, как пытаются это преподнести некоторые СМИ… Когда нас пытались непонятно за что задержать, то да — наши бойцы пытались оказывать сопротивление, потому что задерживать нас было абсолютно не за что... Мы предупреждали, что такое будет, что там будет не только "Правый сектор", что туда придут люди с фронта, туда придут разные общественные организации, и кто-то из них явно не выдержит, у кого-то из них сыграют нервы», — заметил Скоропадский.

Бывший СССР00:0712 декабря

Медвежья угроза

Русские фильмы и сказки напугали прибалтов кремлевской пропагандой