Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте
Новости партнеров

Осада крепости

Кто пытается свернуть гуманитарную деятельность Ахметова в Донбассе

Пункт выдачи гуманитарной помощи Фонда Рината Ахметова
Фото: Елена Горбачева / «Коммерсантъ»

В первые дни календарного лета затихший было военный конфликт на востоке Украины вспыхнул с новой силой. На жилые кварталы Донецка опять падают снаряды и ракеты, а списки погибших и раненых с обеих сторон уже пополнились десятками новых имен. Украина ужесточила блокаду самопровозглашенных ДНР и ЛНР — немногочисленные блокпосты закрыты даже для гуманитарной помощи и медикаментов, ввозимых со стороны Украины. Как рассказали в гуманитарном штабе Ахметова, вот уже более 15 дней, с 3 июня, доставка гуманитарной помощи на Донбасс практически заблокирована действиями батальона «Патриот», входящего в состав вооруженных сил Украины. При этом все необходимые документы и согласования на прохождение гуманитарной колонны были заблаговременно собраны и представлены в ответственные за решение этого вопроса ведомства

Речь идет прежде всего о гуманитарной помощи украинского олигарха Рината Ахметова — единственного крупного украинского предпринимателя, помогающего жителям Донбасса и отстаивающего их интересы перед правительством Яценюка. Может ли эта блокада быть частью очередного витка репрессий против бизнесмена?

Не так давно СБУ сообщила о допросах топ-менеджеров одного из предприятий самого крупного предпринимателя Украины в рамках расследования дела о финансировании терроризма (террористическими организациями Верховная Рада в январе признала самопровозглашенные ДНР и ЛНР — прим. «Ленты.ру»). Ведомство расследует эпизоды зарубежного спонсорства провокационных акций, прошедших в Киеве якобы под видом шахтерских протестов. При этом в СБУ отметили, что были задержаны некие курьеры, привозившие организаторам массовки на акциях деньги из офиса бывшего премьер-министра (вероятно, имеется в виду экс-премьер Украины Николай Азаров — прим. «Ленты.ру»).

С конца апреля шахтеры предприятий ДТЭК действительно устроили серию митингов. На крупнейший из них 22 апреля в Киеве пришли несколько тысяч человек. Основные требования — выплата задолженностей по зарплатам и отставка действующего министра энергетики Владимира Демчишина. Последнего на Украине обвиняют в развале энергетической отрасли, что на фоне кризиса с поставками газа из России звучит равносильно приговору.

После того как шахтеры пообещали устроить бессрочную забастовку, официальный Киев объявил протестные акции заказными. Об этом писали такие украинские СМИ как «Остров», «Украинская правда», «Левый берег». Глава МВД Арсен Аваков сообщил, что только половина людей была «реально приехавшими людьми», а другая половина — нанята организаторами.

Автором заказа СМИ поспешили назвать Рината Ахметова. В подтверждение этой версии депутат Верховной Рады, журналист Мустафа Найем опубликовал некий внутренний документ под названием «Крепость», который якобы был разработан директорами компании ДТЭК под руководством генерального директора компании Максима Тимченко (документ представляет собой фотографии страниц с печатным текстом с указанием фамилий ответственных за исполнение, но без печатей, подписей и других указаний на подлинность — прим. «Ленты.ру»). Там описывается стратегия компании по защите интересов и отдельные тактические шаги для ее реализации. Цель очевидна — возможность вести бизнес с минимальными потерями (или вообще без них) на всей территории Украины в условиях продолжающихся военных действий и экономического кризиса. Средство для ее достижения — шахтерские протесты.

С начала «русской весны» в Донбассе сторонники киевской власти не прекращают обвинять Рината Ахметова в двойной игре и ставят ему в вину переговоры с ополченцами, которые защищали его предприятия во время массированных обстрелов украинской армии в разгар военной операции. Основной тезис обвинителей — с «террористами» не должно быть никаких переговоров. Ахметов же остается единственным крупным бизнесменом, не только отказавшимся сворачивать бизнес в проблемном регионе, но и пытающимся наладить местным жителям поставку самых необходимых вещей. В частности, за 8 месяцев работы гуманитарный штаб Ахметова отправил в Донбасс 63 автоколонны и более двух тысяч грузовиков с благотворительной помощью старикам, инвалидам и другим льготным категориям мирных жителей зоны Донбасса и вынужденных переселенцев. Только в апреле было доставлено 500 тысяч продуктовых и 30 тысяч детских наборов (для сравнения: в марте — 250 тысяч наборов).

Организация поставок гуманитарных грузов действительно по сложности сейчас больше напоминает схему перевозки чего-то секретного через пять государственных границ, чем помощь согражданам, оказавшимся в военной обстановке. Чтобы отправить помощь в Донецк, нужно уведомить 17 организаций, оформить 12 документов и получить три пропуска на каждую машину. Несмотря на искусственные осложнения, фонд Рината Ахметова готовится расширить свое присутствие в районе и увеличить объемы помощи. В Донбассе, помимо гуманитарного штаба, также работают волонтеры ООН, ОБСЕ, ЮНИСЕФ, People in need и другие.

Сам Ахметов, коренной дончанин, в сложившейся ситуации оказался меж двух огней. Официально он не раз декларировал свою готовность сотрудничать с официальным Киевом и до сих пор платит налоги со своих предприятий в Донбассе в государственную казну. Но при этом регулярно выступает с призывами поддержать регион, фактически отказаться от блокады Донбасса, «сохранять холодную голову, не поддаваться на провокации и принимать обдуманные, взвешенные решения».

Естественно, что такие заявления, во-первых, не остаются без внимания официального Киева, а во-вторых, не вызывают у украинских властей большого восторга, поскольку несколько отличаются от генеральной линии. Еще год назад Ринат Ахметов заметил, что есть всего четыре пути развития конфликта на Донбассе. Первый — все остается, как было до Майдана. Очевидно, что после стольких жертв реализовать этот расклад невозможно. Второй — Донбасс отходит к России, также маловероятный из-за официальной позиции Кремля. Третий — полная автономия возникших республик, которая, впрочем, в условиях изоляции и закрытых рынков делает их нежизнеспособными. Предприятия просто остановятся без рынков сбыта. И четвертый — высокая степень децентрализации или автономии регионов в составе Украины, как это ни называй.

Насколько можно судить, позиция Ахметова не претерпела за год значительных изменений, но она очевидно не укладывается в нынешнюю концепцию «работы» Киева с Донбассом. В частности, СБУ регулярно пресекает даже самые незначительные попытки взаимной торговли с мятежными регионами (чем, собственно, и жили мирные жители до конфликта и тем более в первые месяцы после его начала). Уголовные дела заводятся по факту торговли углем, товарами народного потребления и даже продуктами питания — а за прошедшее время власти Украины уже успели отказаться от выплат пенсионерам и бюджетникам и несколько раз попытались отрезать Донбасс от электричества.

Понятно, что представители бизнеса, пытающиеся сохранить хотя бы номинальные связи между регионами, начинают восприниматься в Киеве пособниками ополчения — что отчетливо прочитывается в действиях спецслужб, которые, похоже, рассматривают бизнесмена как основного спонсора войны. Однако даже в самых радикальных кругах, похоже, складывается понимание: кто-то должен заниматься социальной адаптацией региона к новым реалиям. Что немудрено — ведь власти в этом мешают политические убеждения, и в каком-то смысле очень удобно, когда ответственность за наиболее сложные вопросы берут на себя волонтеры самой различной номенклатуры.

Бывший СССР00:0115 октября

Пограничные отношения

Литва собиралась дружить с Белоруссией. Но пустила к ее границе американские танки