Штиль и буря на Финском заливе

Что Путин говорил о своих политических партнерах на питерском форуме

Фото: Григорий Дукор / Reuters

Те, кто прогнозировал политически нейтральную речь Владимира Путина на Петербургском международном экономическом форуме, не сильно ошиблись. Говоря о внешней политике, российский президент несколько раз срывал аплодисменты громкими заявлениями, но в целом был настроен миролюбиво. А само слово «агрессия», произнесенное одним из участников дискуссии, президенту пришлось не по душе. «Мы не ведем себя агрессивно, мы настойчиво и последовательно начали отстаивать свои интересы», — объяснил Путин. И добавил, что Россия вовсе не претендует на статус сверхдержавы и никому не навязывает свою модель развития. Зато премьер-министр Греции Алексис Ципрас был готов встретиться лицом к лицу с бурей. Но ему, сыну «морского народа», бури были не страшны.

Открывая дискуссионную часть заседания, Путин напомнил, что «форум все-таки экономический и хотелось бы сосредоточиться на этой теме». Однако когда речь зашла о внешней политике, его глаза загорелись. «С чего все началось?» — задал он вопрос, который всегда задает, когда речь заходит об Украине. Но не пустился в пространные рассуждения, лишь повторив: первоначальной причиной кризиса на Украине была не Россия, а Запад. «Не нужно было поддерживать вооруженный захват власти!» — упрекнул он. По словам Путина, после исчезновения биполярного мира и распада СССР западные партнеры и прежде всего США оказались в состоянии «какой-то эйфории». Этим и объясняется, на его взгляд, движение НАТО на восток. Определив таким образом, кто виноват, президент ответил и на второй «проклятый вопрос»: что делать? Причем очень просто: «Нужно выполнять минские договоренности».

«Как мантру повторяют: Россия должна повлиять на восток Украины. Мы влияем!» — не сдерживал эмоций президент. Но и Запад должен повлиять на Киев. «А чего вы хотите от Киева?» — тут же спросил ведущий. «Мы ничего не хотим!» — ответил Путин. И перечислил пункты минских договоренностей, которые Киеву необходимо выполнить: провести децентрализацию власти, начать исполнять закон об особом статусе территорий Луганской и Донецкой областей, принять закон о муниципальных выборах и, наконец, их провести. И выплачивать социальные пособия, «если Киев считает, что это его территория».

«Но США уверены, что вы вооружаете сепаратистов и подливаете масла в огонь», — задал прямой вопрос ведущий. Стоит заметить, что пленарное заседание вел американский журналист Чарли Роуз. «Вы настоящий американец», — улыбнулся ему Путин. Но из уст российского президента это не звучало как комплимент.

«Противоборствующие стороны всегда, я хочу это подчеркнуть, всегда находят где-то оружие», — заметил Путин. И добавил, что сопротивление возникло после того, как «людей начали убивать». Оружие, уверен он, замолчит, если ситуация будет решаться политическими методами.

«А каковы для вас приемлемые границы?» — продолжил тему ведущий.

Тут Путин уточнил, о каких границах идет речь: политических или географических. И сорвал первые аплодисменты, сказав, что русские и украинцы — один народ. «Один этнос, во всяком случае, — заметил он. — И что бы ни происходило, в конечном итоге Россия и Украина обречены на совместное будущее». Так и сказал — «обречены».

Проблема взаимоотношений с США, на взгляд российского президента, заключается в том, что Америка постоянно пытается навязать свою волю. «А с нами не надо разговаривать языком ультиматума!» — тут Путин сорвал вторые аплодисменты. С Китаем у России, на его взгляд, напротив, «беспрецедентно доверительные отношения». С большим соседом «сам Бог велел» развивать отношения. Оба государства, заверил Путин, не строят союзов «против». Только «за».

«Мы с Китаем, в отличие от НАТО, не создаем военных блоков и не действуем с позиции силы», — аплодисменты прозвучали в третий раз.

Не менее ярко на сцене Петербургского экономического форума выступил премьер-министр Греции Алексис Ципрас. И слово «сцена» в данном случае вполне уместно. Ципрас, внешне скорее напоминающий актера, чем политика, выглядел как всегда неформально: без галстука, с расстегнутыми верхними пуговицами рубашки. Он ослепительно улыбался и шутил. Словно это не его государству грозит дефолт и, как следствие, выход Греции из зоны евро, а возможно, и из Евросоюза.

«Мы в середине циклона, бури, — говорил он, продолжая красиво улыбаться. — Но мы морской народ, нам бури не страшны. Мы выйдем в новый порт!» Ципрас сказал, что ЕС провозглашает политику затягивания поясов, и этот путь ведет в никуда. Все, что происходит в Греции, — это не проблема Греции, это проблема Еврозоны, уверен он. Российский президент своего коллегу поддержал и даже пошутил по этому поводу: «Если вы кому-то должны, то это уже не ваша проблема, а тех, кому вы должны».

В своей речи премьер-министр Греции отметил, что порочный круг западных санкций должен быть разорван как можно быстрее. Он заявил, что роль России в мире возрастает, а Европе не стоит считать себя «пупом Земли». «ЕС должен понять, что центр мирового экономического развития смещается в другие регионы», — сказал Ципрас.

На личной встрече с Путиным, состоявшейся сразу же после пленарного заседания, Ципрас уже не улыбался так ослепительно. С серьезным видом он сообщил, что Россия и Греция к ноябрю подготовят некий совместный документ, который позволит еще активнее развивать двусторонние экономические отношения. И выразил надежду, что со строительством газопровода «Турецкий поток» у двух стран появится еще больше возможностей для дальнейшего сотрудничества.

Межправительственный меморандум о сотрудничестве в строительстве продолжения газопровода «Турецкий поток» на территории Греции как раз был подписан накануне утром. Документ предусматривает создание паритетной совместной компании с долями 50 на 50 для реализации проекта. Строительство греческой части стоимостью два миллиарда евро профинансирует российский «ВЭБ Капитал».

Греческий премьер-министр — не единственный, кто в последнее время обращается в сторону Москвы. На полях питерского форума Путин встретился с несколькими бывшими главами правительств ведущих европейских стран. Среди них Франсуа Фийон и Романо Проди.

Француз, выступая на сессии клуба «Валдай», с горечью заявил, что «никто не попытался понять российскую историю, российскую психологию, принять во внимание демократический ритм развития в России». Фийон отмечал, что отношения России и Франции «напряженные, обмены сократились из-за санкций, при этом каждый стоит на своем».

«Каким образом мы пришли к такой карикатурной ситуации? Ответственность лежит на европейской стороне», — заявил французский политик.

Бывший президент Чехии Вацлав Клаус на сессии Валдайского клуба также выразил обеспокоенность отношениями между Россией и Западом. «Россия имеет полное право на то, чтобы сформировать свою новую историю, найти свой путь и стать активным игроком на международной арене», — отметил он. Ровно ту же мысль перед поездкой в Россию повторил бывший премьер-министр Италии Романо Проди: санкции в отношении России не приносят пользы, особенно в такой нестабильной ситуации.

И с Проди, и с Фийоном Владимир Путин планировал встретиться «на полях» петербургского форума. Но если их беседы состоятся, то будут носить непубличный характер. Политики — давние друзья. Им есть что обсудить и о чем вздохнуть с сожалением.