У дверей «большой Евразии»

Шувалов высказал заявку России на лидерство в новом геополитическом пространстве

Фото: Максим Блинов / РИА Новости

Контуры нового формата сотрудничества с Европой обозначил, выступая на заседании Валдайского клуба в рамках Питерского экономического форума, вице-премьер Игорь Шувалов. В его речи, переданной агентством «Интерфакс», прозвучало сразу несколько тезисов — о бесперспективности наложенных на Россию санкций, о готовности Москвы строить вместе с Евросоюзом, несмотря на санкции, «большую Европу» после завершения кризиса на Украине, и о том, что ответственность за этот кризис несет сам Евросоюз. «Лента.ру» проанализировала эти тезисы и обнаружила в них заявку России на лидерство на евразийском пространстве — в выстраиваемой прямо на наших глазах «большой Евразии».

Капиталисты нам помогут

Выступление Игоря Шувалова не было, как говорят источники «Ленты.ру», заранее подготовленной речью. Первый тезис вице-премьера — о бесперспективности риторики санкций в отношении России. В первую очередь потому, что режим противостояния экономически невыгоден самой Европе. «Все равно все капиталисты и из Евразийского союза, и из Европейского союза будут требовать от правительств общего экономического пространства», — подчеркнул Шувалов. По его словам, «европейцы хотят зарабатывать с русскими, русские могут инвестировать в Европу», и в этих условиях «искусственное ограничение в виде санкций долго продержаться не может».

Это коррелирует с недавним заявлением президента Владимира Путина о том, что потери европейских сельхозпроизводителей от взаимного санкционного режима «измеряются миллиардами евро». Имеется в виду прежде всего продуктовое эмбарго, введенное Россией на ряд европейских товаров в августе прошлого года.

Об убытках Европы Путин сказал в ходе визита в Сербию, не преминув заметить, что объем поставок сербских товаров в Россию скоро может вырасти с нынешних 150 миллионов долларов (а это уже рост по сравнению с прошлогодними объемами) до 500 миллионов долларов США. А в ближайшие три года — вообще до 6-10 миллиардов долларов. Сигнал прозрачен: Россия найдет у кого закупить сыры и фрукты, это выгодное сотрудничество, кто от него отказывается по политическим мотивам, тот больше потеряет.

Если Путин приглашал таким образом Европу к сотрудничеству косвенно, то Шувалов — открыто, и это был его второй тезис: «Мы все время поддерживали идею "большой Европы", формирования общего экономического пространства». Вице-премьер подчеркнул, что несмотря на санкции, повестка «большой Европы» в правительстве не забыта: «У нас есть возможность после того, как мы сядем и договоримся, отношения ЕАЭС с Европейским Союзом построить более партнерские, более связанные, чем до этого». За рамками внимания информационных агентств осталось упоминание конкретных персоналий, ответственных на данном этапе за срыв диалога с Россией. «Шувалов сказал — я такого не слышал раньше — что до того как пришла европейская комиссия под руководством Баррозу, у нас все развивалось, были совместные проекты, но после прихода Баррозу комиссия стала менять позицию очень жестко, не учитывать интересы России», — поделился с «Лентой.ру» наблюдениями публицист Федор Лукьянов, присутствовавший на заседании Валдайского клуба 19 июня.

Хрупкость баланса

Из слов вице-премьера следовало, что время диалога с Европой придет после разрешения украинского кризиса. И тут имеет значение третий тезис Шувалова — о том, что ответственность за этот кризис лежит на Евросоюзе, который пытался реализовать проект «Восточного партнерства» с шестью бывшими советскими республиками — помимо Украины, это Белоруссия, Молдавия, Грузия, Азербайджан и Армения. «Само решение Евросоюза предложить этот формат было глубочайшей ошибкой, — цитирует Шувалова Интерфакс. — Эта ошибка привела к таким плачевным последствиям, которые мы сегодня наблюдаем на Украине».

Суть ошибки — в нарушении баланса между интересами жителей западной и восточной частей страны, комментирует «Ленте.ру» речь вице-премьера директор стран СНГ Владимир Жарихин. «Украину в той конфигурации, в которой она существовала, нельзя было сильно тянуть ни на Запад, ни на Восток, а европейцы ее потянули — и развалили, — говорит эксперт. — Это специфическая страна, ни в одной другой стране такого нет — чтобы на Западе до 95 процентов за одного кандидата, на Востоке столько же за другого». Глубинные причины такой специфики — в том, что западные области Украины, являющиеся остатками развалившейся в 1918 году империи Габсбургов, были присоединены искусственно в 1939 году, не говоря уже о Крыме, административно переподчиненном Киеву еще позже. Этот хрупкий баланс мог поддерживаться только при существовании страны между Европой и Россией, поясняет Жарихин.

Поскольку Игорь Шувалов говорит о всем проекте «Восточного партнерства», то это напоминание Евросоюзу об опасности своеобразной европейской экспансии на постсоветском пространстве. «Стройте большую Европу не с нашими бывшими республиками, а с нами, тогда не наделаете ошибок» — примерно так можно перевести это заявление с дипломатического языка. И мы к такому партнерству готовы, но сначала (это уже отсылка к первому тезису) давайте потушим украинский конфликт и снимем санкции.

Руль на Восток

А пока украинский конфликт не потушен, Россия займется укреплением сотрудничества с Китаем — китайских инвесторов допустят в стратегические отрасли. «Совет безопасности по этому поводу заслушал доклад, принял необходимое решение», — цитирует Шувалова «Интерфакс». Как раз до выступления на Валдайском клубе вице-премьер провел с заместителем премьера Госсовета КНР Чжан Гаоли второе заседание межправкомиссии по инвестиционному сотрудничеству. Результат: одобрено 29 новых проектов на сумму свыше 20 миллиардов долларов. В том числе в таких областях, как строительство высокоскоростных железнодорожных магистралей, производство промышленного оборудования, инновационных материалов, строительных материалов, автомобилей, добывающая отрасль и металлургия. В частности, на площадке комиссии было подписано соглашение с российско-китайским консорциумом о совместном строительстве высокоскоростной магистрали Москва — Казань. Цена вопроса — 20 миллиардов долларов. Это уже посерьезнее торговли с Сербией.

«Смысл в том, что с Европой строить партнерство мы готовы, но пока, реально смотря на вещи, ничего не будет, — комментирует «Ленте.ру» заявления Шувалова Федор Лукьянов. — А вот с Китаем — и об этом не раз сказал и Путин — все то, что было подписано 8 мая с Си Цзиньпином, сопряжение Евразийского экономического союза и экономического пояса «Шелкового пути» — это очень перспективный проект». При этом, как отмечает Лукьянов, вице-премьер подчеркнул: «Россия — не мост, не транзитная зона между Востоком и Западом». Речь идет об амбициях на роль, может, и не главного, но ключевого игрока на Евразийском пространстве.

«Разворот России на Восток хотя и с опозданием, но начался, однако он не должен быть односторонним, — комментирует «Ленте.ру» речь Шувалова эксперт по международным отношениям Сергей Караганов. — Китай тоже идет на Запад через экономический пояс "Шелкового пути", заключенное в мае с Цзиньпином соглашение — это большой прорыв. Россия будет строить вместе с Китаем, Индией, Ираном вокруг Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) некое большое сообщество большой Евразии. Но это не означает, что мы должны отрываться от Европы. Сейчас мы находимся в таком интересном историческом периоде, когда Россия выстраивает совершенно новую парадигму внешнеполитических и внешнеэкономических связей. Когда все утрясется, мы будем одним из ключевых игроков в "большой Евразии" и одновременно сохраним позиции одного из ключевых игроков в Европе».

Контуры «большой Евразии» таким образом очерчены: это не только ЕАЭС, но и Китай, ШОС, бывшие советские республики, эффективно взаимодействовать с которыми Европа не может, поскольку не понимает их специфики. И если Европа хочет с этим евразийским пространством плодотворно сотрудничать, необходимо вести конструктивный диалог с Россией, иначе результат будет как на Украине.