Новости партнеров

К докладам!

Что общего между «Единой Россией» и Михаилом Ходорковским

Фото: Александр Коряков / «Коммерсантъ»

На прошедшей неделе увидели свет сразу два документа, претендующие на роль руководства к дальнейшим действиям по обустройству России: заказанный либеральным клубом «Единой России» доклад «Консолидация региональных элит» и программная статья Михаила Ходорковского «Россия будет открытой». При всех идеологических различиях они не противоречат друг другу в основном: стране необходимы новая индустриализация и рост экономической самостоятельности регионов.

Сырьевая модель развития России ущербна. Курс на модернизацию экономики застопорился: санкции закрыли зарубежный рынок заемного капитала. Либеральные реформы в социальной сфере — так называемая «оптимизация» — вызывают все больше оправданной критики и скоро перестанут выдерживать таковую вовсе. Политическая жизнь — на нуле, экономика — в минусе, невзирая на реляции правительства. Что требуется? Собственная, опирающаяся на внутренние резервы система развития регионов России. Каждого — в отдельности, со своим руководством и по собственным силам.

Примерно таков исходный набор отправных точек взяли для размышлений на тему «как жить дальше?» авторы доклада «Консолидация региональных элит» Института общественного проектирования (ИнОП), частично опубликованного несколькими блоками в журнале «Эксперт». Возглавляет оба учреждения — как директор и как главный редактор соответственно — Валерий Фадеев, проведший московскую презентацию доклада. В присутствии его заказчика — депутата Госдумы, главы комитета по конституционному законодательству Владимира Плигина, представлявшего курируемый им либеральный клуб «Единой России». Венчало картину активное и заинтересованное участие в процессе Константина Костина — председателя правления Фонда развития гражданского общества. Того самого ФоРГО, который уже полтора года ставит оценки региональным лидерам, — то ли оценивая их актуальную деятельность и потенциал, то ли транслируя губернаторам и главам республик пожелания федерального центра. Во всяком случае последняя точка зрения очень популярна на местах — в том числе, вероятно, и потому, что выкладки ФоРГО уже не раз соотносились с последующими кадровыми решениями Москвы.

Собственно, инструкция по управлению регионом — а именно так выглядит для авторов и заказчиков нынешняя разработка ИнОПа — непосредственно опиралась на рейтинги ФорГО. Согласно которым, в первой пятерке стабильно находятся Анатолий Артамонов, Евгений Савченко и Владимир Якушев — главы Калужской, Белгородской и Тюменской областей. Их опыт и подвергся тщательному рассмотрению — с назиданием остальным. Доклад, по мнению Плигина, адресован «умным людям, которые претендуют на то, чтобы быть руководителями регионов, и элитам, которые должны думать, с чем они останутся в памяти».

Подход, демонстрируемый авторами доклада, предельно функционален — что подчеркивается и в названиях разделов. «Регион как корпорация», к примеру: губернатор — гендиректор, управляющий региональной промышленностью как активами масштабного предприятия. Глава региона един в четырех лицах: бизнесмен, коммуникатор — «со всеми, а не только с любимчиками», подчеркнул Фадеев, — кадровик и социально ориентированный чиновник. Для кого-то — взаимоисключающие параграфы, но на практике, уверяют докладчики, сегодня без этого на результат не сработать. Результаты же у областей есть: объем производства, валовый региональный продукт, инвестиции, рост уровня жизни — все в трех исследованных регионах выше, чем по стране в целом. Хотя Белгород и Калуга и в советское время, и в новой России были среди отстающих.

Не обойтись успешному губернатору и без идеологии, в основе которой — социально-экономическое развитие региона. Точнее, баланс взглядов на это развитие — руководства, местных элит и рядовых граждан. При этом, предупреждают авторы, следует понимать, что упомянутые элиты «зачастую не озабочены проблемами региона, а нацелены на собственное обогащение и деформируют систему управления» — видимо, сращиваясь с властью в единые финансово-промышленные группы. А то и — как показывают, к примеру, события в Сахалинской области — в ОПГ. Впрочем, элементарная артикуляция концепции «Мы — жители нашего региона» — хорошая стартовая площадка для формирования идеологии. Далее — развитие по менталитету. «В Тюменской области — активные люди-первопроходцы, в Белгородской — опора на мелких сельских собственников. Калуга пока находится в поиске базы для своей идеологии», — отмечается в докладе.

Что безусловно объединяет три модельных региона — отсутствие поборов для инвесторов, на всех уровнях. Выстраивание атмосферы и логики чиновного нестяжательства, в результате чего пришедший в регион бизнесмен в конце концов работает на общее благо — отдельное искусство, которому, если поверить авторам доклада, обучены как минимум в трех субъектах РФ. Соответственно, работа с кадрами должна проходить в режиме «комсомольской команды», с младых ногтей. Не очень понятно, правда, как проводить долгосрочную кадровую политику теперь, когда два губернаторских срока в одном регионе — предел, законодательно закрепленный Госдумой: не сниматься же в случае успешной горизонтальной ротации всей командой целиком. А все «модельные», кроме Якушева, управляют своими регионами более, чем по десять лет — да и у тюменского губернатора десятилетие уже в ноябре.

Впрочем, трудных задач на новом этапе, судя по докладу, у губернаторов хоть отбавляй. Например, как сочетать осведомленность жителей региона о делах губернской власти с полным отказом от спонсирования публикаций о себе, любимых — чего недавно вновь потребовал от руководителей территорий глава государства. А политическую конкуренцию, к которой призывал Константин Костин («оппоненты власти обязательно должны идти в избирательные кампании»), — не только с губернаторским желанием политического единоначалия, но и дальнейшим развитием реформы МСУ. Которая предполагает, в частности, отказ от прямых выборов мэров и перераспределение реальных полномочий в пользу назначаемых сити-менеджеров — и авторы доклада это, скорее, одобряют. Тем не менее цель — новая индустриализация России через развитие каждого из регионов — докладчикам более чем ясна.

Михаил Ходорковский, опубликовавший программную статью «Россия будет открытой», пользуется другими терминами. И стратегические цели его, как можно понять, другие. И все же основные и наиболее осмысленные задачи, определяемые бывшим владельцем крупной корпорации, вполне вписываются в предложенную выше схему. «ВВП России на пике составлял 14 тысяч долларов на человека. Но даже пиковое значение примерно в 2,5 раза ниже, чем в среднем в Евросоюзе, — указывает Ходорковский. — Чтобы приблизиться к уровню комфорта и качеству жизни развитых европейских стран, нам нужна конкурентоспособная экономика».

Какая именно? Ну вот, например: «Технически Россия не является внутриконтинентальной страной (land-locked country), но большинство наших регионов сильно проигрывают в транспортной доступности странам вроде Австрии, Швейцарии или Чехии, которые формально отрезаны от моря. На планете, где почти две трети мирового ВВП производится в регионах, расположенных не дальше 100 километров от побережья , — это серьезная проблема». Выход — развитие эффективного и быстрого транспорта. «Отсутствие комфортной среды обитания не позволяет полностью раскрыться человеческому потенциалу, — пишет бывший глава ЮКОСа. — Даже в самом богатом городе нашей страны  —  Москве  —  неудобно жить и передвигаться. Плотность населения в три раза выше, чем в Париже, Риме или Лондоне, а жители тратят в пробках в три раза больше времени. Дорожной и транспортной инфраструктуры в Москве в пять раз меньше, чем нужно». По мнению Михаила Ходорковского, «когда большие города превратятся в благоустроенные территории диаметром в 150-200 километров с малоэтажной застройкой и дорогами, позволяющими добираться до центра из любой точки в течение одного часа, экономический потенциал городского населения удвоится».

Разумеется, с предложенной Михаилом Ходорковским (и, очевидно, его командой) конкретикой можно и нужно спорить, причем на экспертном уровне. Что, однако, должно быть отмечено вне зависимости от сиюминутной практической ценности предложенного, по факту — так это желание автора статьи не столько заместить имеющееся, сколько совместить с ним свои концепции. Результат налицо уже сейчас: абсолютно независимые друг от друга «что делать?» от нынешнего основного оппозиционера Кремлю и «как делать?» от более чем государственнического мозгового треста вполне способны ужиться друг с другом. Пусть пока и на бумаге.

Россия00:0115 августа
Анна Павликова

«Будут и дальше сажать детей»

Полицейские провокаторы создали кружок экстремистов. Пострадают подростки