Новости партнеров

Госдепу и ЦРУ покажут стоп-лист

Сенаторы запишут в нежелательные десятки иностранных организаций

Фото: Jim Young / Reuters

Различия между политическими и неполитическими иностранными НКО условны: все они явно или скрыто обслуживают интересы Госдепа США. К такому выводу пришли участники совещания в Совете Федерации, посвященного формированию так называемого «патриотического стоп-листа» западных неправительственных фондов. Кандидатов в него уже сейчас несколько десятков. Их Генпрокуратура и МИД в первую очередь проверят на соответствие закону о нежелательных организациях.

Совещание в Совете Федерации 3 июля, на котором обсуждались дополнительные меры «по противодействию антироссийской активности иностранных и международных неправительственных организаций», было инициировано главой комитета верхней палаты парламента по международным делам Константином Косачевым.

По его словам, «патриотический стоп-лист» будет не юридически обязывающим документом, а предупредительной мерой для тех, кто, «на наш взгляд, может представлять или представляет угрозу национальным интересам».

В конце мая президент Владимир Путин подписал закон, запрещающий деятельность в России иностранных и международных неправительственных организаций, угрожающих основам конституционного строя, обороноспособности либо безопасности страны. Закон был внесен в Госдуму в ноябре прошлого года депутатами Алексеем Тарнавским («Справедливая Россия») и Антоном Ищенко (ЛДПР). Решение о включении той или иной организации в перечень нежелательных будут принимать генпрокурор России либо его заместители по согласованию с МИД.

С тех пор депутаты и сенаторы словно наперегонки предлагают кандидатов в перечень «нежелательных».

Константин Косачев уверен, что «масштабы давления на Россию через деятельность зарубежных структур так называемого гражданского общества сравнимы с тем, что наша страна пережила в конце 80-х и начале 90-х». «Речь идет о том, чтобы напрямую влиять на внутриполитические процессы и в конечном итоге обеспечить смену власти в РФ на более лояльные режимы», — заявил он.

По словам главы думского комитета по образованию Вячеслава Никонова (напомнившего, что по образованию он американист и изучил все документы американской внешней военной политики времен холодной войны), стратегия американского глобального доминирования реализуется разными способами, среди которых уничтожение государства, его хаотизация, превращение в поле боевых действий, смена режима. «Используется в том числе система политического влияния, включающая в себя глобальные средства массовой информации и глобальную сеть НКО», — заметил Никонов.

Депутат привел статистические данные: в США 15 тысяч НКО занимаются внешней политикой, некоторые из них «имеют бюджеты большие, чем МИД РФ». Финансируются они, по словам Никонова, в основном за счет госсредств, то есть Госдепом и ЦРУ. Но и те, что финансируются из частных источников, тоже решают внешнеполитические задачи. Поэтому, считает Никонов, дискуссия о разделении НКО на политические и неполитические бессмысленна: все без исключения НКО, в том числе напрямую не связанные с политикой, обслуживают политические интересы Штатов и успешно используются ими для смены режимов.

«ИГ было в значительной степени профинансировано по линии НКО, на Украине НКО поддерживали боевиков «Правого сектора» (обе организации запрещены в России — прим. «Ленты.ру»). На Украине полностью было переформатировано сознание людей через СМИ (и соответствующим образом подготовленных журналистов) и учебники, написанные на гранты некоммерческих организаций», — заявил Никонов. И подытожил: долг российских парламентариев — «защитить российскую демократию от того, что ее деформирует».

К процессу борьбы с иностранным влиянием подключились и общественники. Член Общественной палаты (ОП) Вероника Крашенинникова назвала крупнейшие каналы, через которые Госдеп финансирует российские НКО под видом борьбы за демократию. Это Агентство США по международному развитию (USAID), прекратившее свою деятельность в России осенью 2012 года, что не мешает ему опосредованно оказывать «помощь» российскому некоммерческому сектору. Это и возникший в рамках стратегии президента Рональда Рейгана по ослаблению Советского Союза Национальный фонд поддержки демократии (NED).

NED состоит из четырех фондов-грантораспределителей: Национального демократического института по международным вопросам (NDI), Международного республиканского института, Центра международного частного предпринимательства (CIPE) и Американского центра международной трудовой солидарности. Два других канала — неправительственная организация со штаб-квартирой в Вашингтоне Freedom House и фонд «Новая Евразия», призванный «способствовать улучшению качества жизни российских граждан», как сказано на его сайте.

Вывод неутешительный: значительное число зарубежных неправительственных организаций на деле финансируются госструктурами иностранных государств, а фонды, в том числе частные, являются расширением американского госаппарата, даже если действуют под видом благотворительных организаций.

Такой же точки зрения придерживается и замминистра иностранных дел Геннадий Гатилов. Его претенденты в «стоп-лист», помимо вышеназванных, — это Фонд Макартуров и Всемирный конгресс украинцев (штаб-квартира в Канаде). «Нужно пристальней присмотреться к ним и к проектам, которые они осуществляют», — считает чиновник. По мнению Гатилова, закон о нежелательных организациях гармонично дополняет принятый в 2012 году закон об НКО-«иностранных агентах».

Заместитель директора Росфинмониторинга Павел Ливадный отметил, что по сравнению с 2013 годом финансирование российских НКО, включенных Минюстом в реестр «иностранных агентов», со стороны крупных иностранных организаций, упомянутых на совещании, «резко возросло». По словам Ливадного, методы используются разные: иногда — демонстративные, а порой «демонстративность сменяется коварством», когда деньги направляются через коммерческие организации или физлиц. «Мы обладаем достаточно полной картиной финансирования НКО из иностранных источников», — подчеркнул Ливадный. Однако объем притока зарубежных средств в российский некоммерческий сектор он не назвал.

Проект постановления о создании «патриотического стоп-листа» сенаторы планируют вынести на заседание Совета Федерации 8 июля, последнее перед летними каникулами. По словам Косачева, вариантов списка несколько. Так, Госдума предложила порядка 20 организаций. Поэтому уже на данный момент кандидатов в «стоп-лист» набралось несколько десятков.

Присутствовал на совещании и соавтор закона о нежелательных организациях Александр Тарнавский, которого в числе прочего беспокоило, как в условиях «геополитической идеологической войны» СМИ освещают тему НКО. «Почему в ряде СМИ с госучастием из этой темы делается шоу, пиарятся люди, которых мы иногда называем “пятой колонной”?» — недоумевал он.

Впрочем, пока речи о подготовке специального закона о «нежелательных» иностранных СМИ не идет, заявил он «Ленте.ру». А принятый закон на СМИ не распространяется. Но законодатели предусмотрели другую меру, в сентябре прошлого года приняв закон об ограничении иностранного капитала в СМИ.

После совещания законодатели признавали, что перегибы в борьбе с иностранным влиянием, конечно же, возможны, но интересы государства надо защищать. Член президентского Совета по правам человека (СПЧ) Леонид Поляков посоветовал не объявлять «охоту на ведьм», а «селективно и точечно обеспечить санацию гражданского общества».

Гендиректор Института приоритетных региональных проектов Николай Миронов расценивает закон о нежелательных организациях и активность депутатов как предупреждение для западных «борцов за демократию» в преддверии федеральных выборов. «Большинство этих организаций никакой реальной “подрывной” деятельности не ведут, но могут влиять на общественное мнение, распространяя различного рода заявления о степени честности российских выборов», — говорит он.