Новости партнеров

«Мы пытались сжечь альбом»

Участники Brainstorm о новой пластинке, съемках со Спилбергом и Спанч Бобе

Фото: предоставлено Brainstorm

Латвийская группа Brainstorm выпустила новый альбом 7 Steps Of Fresh Air — первый с 2012 года. В нем десять треков, из них шесть — на английском языке, три — на русском, и один — на латышском. Музыканты признаются, что в большинстве случаев идеи песен приходят на английском, а потом уже на их основе создаются тексты на других языках. Нынешний альбом — подтверждение этой тенденции. Сюрпризов от него ждать не нужно: стилистика всех композиций привычна для Brainstorm, здесь нет резких экспериментов с формой, тогда как в содержании можно найти сколько угодно нового и свежего. Участники коллектива — вокалист Ренарс Кауперс, гитарист Янис Юбалтс, ударник Каспарс Рога и клавишник Марис Михельсонс — рассказали «Ленте.ру» о пластинке и том, что же в ней все-таки необычного.

«Лента.ру»: Что особенного в вашем новом альбоме? Чем он отличается от предыдущих?

Марис: И всем, и ничем. Это та же группа и те же люди, то же понимание музыки. Просто это наше видение музыки в данный момент времени. Но эту пластинку нельзя сравнивать с другими.

Что вас вдохновляло?

Янис: На альбом ушло около двух лет. Это очень хороший опыт. Работая над предыдущей пластинкой, мы открыли для себя хорошие...

Ренарс: Горизонты?

Янис: Да, горизонты, и еще понимание того, как мы сами себя можем...

Ренарс: Взбодрить?

Янис: И взбодрить, и немного под...

Ренарс: Подкачать?

Янис: Нет.

Ренарс: Подкрепить?

Янис: Нет.

Ренарс: Подвигать?

Янис: Пусть так, подвигать, то есть двинуть себя, подтолкнуть к созданию следующего альбома, найти мотивацию. Для нового альбома каждому из нас нужно было подготовить небольшие художественные этюды, которые могут стать основой для песни, или просто инсценировать любую идею и показать ее другим, чтобы те оценили. Или не оценили. Коллеги могли просто сказать: хм, давай, показывай следующий. И таким образом мы за два года набрали материалы для десяти песен. Могу рассказать об одной идее. Для латышской песни «Ziemu Apest» я выписывал фразы из Instagram. Они хорошо складывались в стихи. Ренарс потом сыграл.

Вы выписывали фразы ваших подписчиков?

Янис: Нет, просто разных людей.

Ренарс: У него только два подписчика. Они не очень оригинальны, поэтому Янис заглядывает к Марису.

Янис: Да! А у него знаете сколько?

Марис: У меня шестнадцать.

Как-то экспериментировали с этим альбомом?

Ренарс: Мы пытались его сжечь.

Каспарс: Хотели посмотреть, смог бы он гореть синим пламенем...

Ренарс: Наверняка были эксперименты. Если кто-то экспериментировал с нашим альбомом, напишите, пожалуйста, нам в Facebook.

Каспарс: Были, были. Но они не вошли в альбом.

Ренарс: Были песни, где Янис пел — вокалист и гитарист одновременно.

У вас много песен в разных вариантах. Например, одна и та же песня может быть написана на латышском, английском и русском языках. Кто их переводит? Важна ли точность?

Ренарс: Обычно это не переводы, а оригинальные тексты. Что касается русских песен, то их сочиняет Сергей Тимофеев. Мы даем ему идеи на латышском или английском, а он делает свой текст.

Как насчет видео? Какие планы на новые клипы?

Каспарс: Если и будем снимать что-то новое, то, скорее всего, только в сентябре.

Марис: В сентябре мы отдыхаем.

Каспарс: Отдыхаем? Тогда не будем снимать.

Исключительно сами снимаете?

Каспарс: Мы очень скупые. Все делаем сами. Когда спрашиваем у других, как обстоят дела с ценами, оказывается — все так дорого, так дорого. Лучше сами все сделаем. У нас есть камера 1989 года выпуска. Очень хорошая.

Янис: 86-го! Она старая.

Марис: Какая же она старая?

Янис: Прошлый век, come on!

Каспарс: Но если кто-то хочет поснимать нас задаром, то пожалуйста!

Ренарс: Да, если это интервью прочитает какой-нибудь Тимур Бекмамбетов или Стивен Спилберг, и если у них вдруг появится вдохновение и много-много свободного времени...

Каспарс: Как это обычно у них бывает.

Ренарс: Да, как это обычно у них бывает. Так вот, мы тоже найдем минутку в своем плотном графике, чтобы у них сняться. Можем сами приехать к Спилбергу и просто, к примеру, бежать рядом с его машиной, чтобы он это записывал на камеру. Ему даже не нужно знать, какую песню он снимает.

Каспарс: Ему даже не нужно знать, что он снимает и кого. А мы потом скажем: Спилберг снял наш клип.

Вы раньше пробовали сочинять песни в непривычном для себя стиле — например, рэп или хип-хоп. Что-нибудь подобное повторится?

Каспарс: Это Марис у нас рэпом занимается.

Ренарс: Он ушел в кружок Канье Уэста.

Каспарс: Фанатов Канье Уэста.

Марис: Да, так было с одним альбомом. Его продюсером был латвийский хип-хоп-исполнитель, который сам сочиняет и продюсирует свои песни. Совместно с ним мы и записывали пластинку.

Янис: Идея принадлежала Каспарсу.

Каспарс: В то время вытащить нас за границу не было никакой возможности. Только так можно было на что-то рассчитывать.

Марис: В общем, у продюсера был свой уникальный подход к сочинению песен, который мы обычно для своих композиций не использовали. Но это было долго и трудно. Девять месяцев записи. Получилось довольно интересно.

Ренарс: Это было интересно еще и для студии звукозаписи. Они закупили много нового оборудования. У них теперь все провода из серебра.

Янис: Но для группы все же больше подходят те творческие методы, которые использовались в новом альбоме. Мы сами подготавливаем материал, собственные фишки. Из всего этого делаем «скелет», макет альбома, а потом выстраиваем его подетально.

Что влияет на творческий процесс? Какие события, происходящие в мире? Люди, настроения?

Ренарс: Все, что вы перечислили. Мы как...

Марис: Спанч Боб.

Ренарс: Да, как губка. Впитываем все в себя, а потом приходит продюсер и выжимает.

Янис: Продюсер — это крабик. Друг Спанч Боба. Но нам нужен толчок, это правда.

Из внешнего мира берете идеи?

Янис: Я бы даже сказал — из мира физического.

С кем сотрудничаете?

Ренарс: Есть две идеи. Но ситуация такова, что я не могу рассказать ни про одну, ни про другую.

Марис: Расскажи, о чем можно. Ты же постоянно с детьми что-то делаешь. Ты же не только в группе работаешь, но и там, и там, и там.

Ренарс: Думаю, каждый из нас занимается чем-то еще, кроме группы. В конце концов, все это идет на пользу коллективу. Мы становимся музыкальнее, горизонты расширяются, что-то узнаем, отыскиваем, развиваем.

А о каких детях речь?

Ренарс: Есть несколько проектов. Brainstorm, кстати, начался с того, что мы записали песню к одному эстонскому мультфильму, который называется «Лотте из деревни изобретателей». Это совместный латышско-эстонский проект. Мультик удачный, милый и добрый. После него было еще несколько.

Марис: Год назад Ренарс с одной барышней — Инессой Зандере, поэтессой — сочинили целый альбом детских песен. Был еще «Алфавит». Писали ради шутки, но вышло очень здорово. Дело было так: сын одной художницы не мог выучить алфавит, не получалось. Инесса сочинила стишок, в котором каждая строчка начинается со следующей буквы алфавита.

Ренарс: «Арбуз благодарит вишню, говоря детям...». И так далее.

Марис: А Ренарс сочинил музыку. Получилась прекрасная детская песня. Ребята, когда ее поют, очень быстро запоминают порядок букв. Эта песня теперь звучит во всех латвийских детских садах.

Какие планы на туры, гастроли?

Каспарс: Осенью приедем к вам снова с соло-концертом. В ноябре.

С каким материалом? В основном новым?

Каспарс: Не пугайте! Кто ж пойдет только на новый материал. Поклонники: «Вы играйте там свое новое, а нам дайте старое».

Ренарс: Или: «Это ваши новые песни? Хорошо, продолжайте. Молодцы. Но нам бы старое». В России это, конечно, «Выходные», «Ветер», «Ты не один» с Би-2 и «На заре».

Культура01:39Сегодня
Эдуард Успенский

Не тратил время зря

Он придумал Гену, Чебурашку и кота Матроскина: каким запомнят Эдуарда Успенского