Родовая травма ПАРНАСа

Почему Касьянов и Навальный могут привести партию в либеральное гетто

Алексей Навальный и Михаил Касьянов
Фото: Геннадий Гуляев / «Коммерсантъ»

РПР-ПАРНАС начинает новую партийную жизнь: без приставки РПР, зато с единоличным лидером — экс-премьером Михаилом Касьяновым. За избрание его единственным председателем и за сокращение названия до лаконичного «Партия народной свободы» проголосовал 5 июля съезд бывших «республиканцев» (ныне — «парнасовцев»). Это окончательный разрыв с «наследием» фактического основателя партии Владимира Рыжкова. Не обремененный жесткой идеологией ПАРНАС может стать успешной площадкой для коалиции любых протестных и демократических сил, а может и загнать себя в электоральное гетто праволиберального фланга. Какой вариант реализуется на практике? Это зависит от двух фигур: формального председателя партии Касьянова и ее неформального лидера Алексея Навального.

Бес регистрации

Смену формата РПР-ПАРНАС можно было с уверенностью предсказать еще пять месяцев назад, когда в ночь на 28 февраля в Москве был убит сопредседатель партии Борис Немцов. Годом ранее РПР-ПАРНАС под давлением покинул другой сопредседатель, Владимир Рыжков, основатель «Республиканской партии». Вместе с ним ушли еще 15 членов политсовета. Напомним в скобках, что именно Рыжков за пару лет до этого выиграл иск в Европейском суде по правам человека и обеспечил легализацию своей собственной «Республиканской партии». После партийной реформы 2012 года регистрировать политические структуры стало так просто, что многие сейчас и не помнят: это был единственный случай, когда Минюст был вынужден выдать «билет» в официальную политику по старому законодательству. Однако Рыжков плодами победы в одиночку не воспользовался, пойдя на совместную регистрацию с ПАРНАСом Касьянова-Немцова. А к январю 2014 года три лидера рассорились.

Яблоком раздора стал вопрос о сотрудничестве с несистемной оппозицией, а точнее — с ее неформальным лидером Алексеем Навальным. Известно, что Рыжков летом 2013 года выступал против выдвижения оппозиционера в мэры Москвы от имени РПР-ПАРНАС, однако оказался в меньшинстве и был вынужден уступить. Навальный на выборах 8 сентября 2013 года получил феноменальные для нынешней электоральной ситуации 28 процентов голосов, что в одночасье превратило его из политической парии в политика федерального масштаба. Рыжков с ним работать не хотел, а вот Немцов и Касьянов готовы были делать ставку на сотрудничество с новым лидером.

Оставшись в одиночестве, Михаил Касьянов от этого формата не отказался. Через полтора месяца после убийства Немцова, 17 апреля 2015 года, федеральный политсовет РПР-ПАРНАС объявил о создании широкой коалиции демократических сил. В нее изначально вошло шесть партий, но одна из них — «Гражданская инициатива» экс-министра экономики Андрея Нечаева — коалицию быстро покинула. Остались, кроме РПР-ПАРНАС, еще четыре: «Демвыбор» Владимира Милова и незарегистрированные «Партия 5 декабря», «Либертарианская партия» и «Партия прогресса» Навального, которую Минюст в начале июня лишил аккредитации.

Слепой и безногий

После избрания Касьянова единственным лидером ПАРНАСа конструкцию можно смело назвать двухчастной. ПАРНАС предоставляет лицензию на политическую деятельность: это единственная в коалиции партия, которая имеет не только регистрацию, но и право выдвигать кандидатов на федеральных выборах без сбора подписей. Такое право обеспечивает мандат депутата Ярославской областной думы (место покойного Немцова, перешедшее к лидеру местного партийного отделения Василию Цепенде). А избирательную кампанию фактически ведет Алексей Навальный: именно он встречается с избирателями и обеспечивает проведение праймериз. Кстати, штаб праймериз демкоалиции возглавляет Леонид Волков, руководивший в 2013 году избирательным штабом Навального в Москве. При этом сам оппозиционер никуда баллотироваться не может, — запрет связан с обвинительными приговорами по двум уголовным делам, «Кировлеса» и «Ив Роше Восток».

«Это игра "слепой и безногий"», — комментирует «Ленте.ру» сложившуюся ситуацию вице-президент Центра политтехнологий Борис Макаренко. — ПАРНАС имеет лицензию на участие в федеральных выборах, а у Навального есть харизма и популярность, но нет партии и нет права самому участвовать в выборах. Слепой и безногий понимают, что могут быть друг другу полезны, но всегда друг другу завидуют».

Харизматик на аутсорсинге

Вопрос личных амбиций Касьянова и Навального — далеко не последний в этой истории. Михаил Касьянов — политик со стажем и статусом, однако хватким партстроителем его не назовешь. В декабре 2005 года он уже потерял одну структуру — Демократическую партию России, которую взял под контроль прокремлевский политтехнолог Андрей Богданов. Правда, против Богданова бороться трудно, у него фирменная отработанная технология: вывести на съезд своих кандидатов и просто большинством голосов принять нужное решение. Точно таким же образом в 2011 году Богданов отстранил от руководства «Правым делом» пошедшего наперекор Кремлю олигарха Михаила Прохорова. Однако в новейшей политической истории страны есть и случаи успешного противостояния подобному рейдерству, самый известный — неудачная попытка Геннадия Семигина расколоть КПРФ в 2004 году. Зюганов партию за собой сохранил, Касьянов — нет.

Что же касается Навального, его партстроителем тоже трудно назвать, хоть и по другой причине: он явный индивидуалист, несмотря на активно эксплуатируемый корпоративный командный стиль. Из «Яблока» Навального в свое время исключили, движение «Народ», основателем и лидером которого он в 2007 году стал вместе с писателем Захаром Прилепиным, тоже безвременно зачахло. «Партию прогресса» Навальный вел к регистрации полтора года, на этом пути пришлось даже поменять название, однако безуспешно. Возлагать на него ответственность за это в условиях ужесточения партийного законодательства, наверное, неправильно. Просто партийная жизнь — не стиль Навального.

Исходя из этого, нельзя исключить, что как харизматический лидер-индивидуалист он может в будущем попытаться переключить на себя рычаги руководства ПАРНАСом. В конце концов, приговор по уголовному делу мешает баллотироваться, но не мешает руководить партией. В том числе и с прицелом на будущее, — ведь мораторий на участие в выборах однажды закончится. Не исключен, впрочем, и другой вариант: Навальному будет удобно иметь в качестве запасного аэродрома для регистрации кандидатов партию с гарантированной лицензией, а самому оставаться лидером-одиночкой на аутсорсинге.

Фактор Ходорковского

Опрошенные «Лентой.ру» эксперты затрудняются прогнозировать возможный электоральный результат ПАРНАСа при таком нераздельном и неслиянном руководстве Касьянова-Навального. «Либеральный тренд востребован более чем у пяти процентов электората», — говорит Борис Макаренко. Иными словами, возможности пройти в 2016 году в Госдуму есть. «Но это средний класс, который по своему потребительскому поведению не привык покупать товары второй свежести, — оговаривается эксперт. — Поверят они в ПАРНАС — будет пять процентов». Избиратели этой части спектра склонны к рационализации голосования, относятся к своему бюллетеню на выборах как к маленькому капиталу, который желают инвестировать в гарантированно не прогорающий траст. Именно поэтому в 2011 году в Думу не прошло «Яблоко»: в его победу просто никто не верил и не голосовал по принципу «чтобы не досталось "Единой России" при перераспределении потерянных голосов». Ту же шутку менталитет среднего класса может сыграть с ПАРНАСом.

«Съезд показал, что ПАРНАС видит свою нишу в качестве коалиционной площадки, — говорит «Ленте.ру» президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов. — Главный капитал ПАРНАСа — это лицензия и коалиционная открытость, а не собственный раскрученный бренд». Именно в этом качестве партия позиционировала себя и в 2014 году на выборах в Мосгордуму — правда, тогда в последний момент были приняты поправки в закон о выборах, согласно которым для выдвижения кандидатов в регионах без сбора подписей требовался «рабочий» мандат именно в этом регионе, а не в любом другом. Кандидатам коалиции пришлось собирать подписи, и затея провалилась. Не исключено, что до старта выборов в Госдуму такие поправки будут приняты на федеральном уровне. Это понимает и Навальный: активное участие в выборах в Новосибирской, Калужской, Костромской областях — попытка выиграть несколько страховочных мандатов в последнюю перед федеральными выборами кампанию.

Но есть и аргументы «против» возможного успеха ПАРНАСа. Навальный и экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский (его тоже могут привлечь в проект — Касьянов об этом упомянул) могут оттолкнуть широкие слои избирателей, поскольку безусловным знаком «плюс» эти фигуры обладают для очень ограниченной прослойки. «Партия будет просто дробить и без того узкий электорат, — говорит «Ленте.ру» глава Института приоритетных региональных проектов Николай Миронов. — Праволиберальный оппозиционный партийный проект востребован, однако он должен быть дееспособным и патриотическим — в хорошем смысле этого слова. То есть понятно и четко ориентированным на интересы России, а не западных стран. Сейчас же складывается чисто западнический проект, который очень легко заподозрить в намерении не вести партстроительство, а быть проводником денег, поступающих от Ходорковского. Клеймо "пятой колонны" сильно ограничит их возможности». По мнению Миронова, это доказали праймериз демократической коалиции в Новосибирске, Костроме и Калуге: нигде не удалось привлечь к предварительному голосованию больше тысячи преданных сторонников.

Последние 10-12 лет жесткое следование собственным идеологическим установкам неизбежно загоняет демократические и либеральные проекты в политическое гетто. Это родовая травма российского либерализма, которой не миновали ни СПС, ни «Яблоко». Алексей Навальный в столичной кампании 2013 года продемонстрировал способность преодолевать любимые стереотипы российских демократов — в ущерб идеологии, на пользу электоральному результату. Вопрос в том, готов ли к этому Михаил Касьянов, как нарочно поминающий на съезде Ходорковского. Вряд ли можно было придумать лучший способ максимально сузить ПАРНАСу электоральную поляну.