Король барахолки

Теневой финансист красного мэра

В конце прошедшей недели Центральный районный суд города Новосибирска принял решение о заключении директора новосибирского центра управления городским автоэлектротранспортом (ЦУГАЭТ) Арама Суваряна под стражу до 1 сентября. Мэр Новосибирска, коммунист Анатолий Локоть, сразу заявил, что покрывать никого не будет. При этом с кадровыми решениями до окончания расследования он также решил погодить. Также Локоть отметил, что не считает дело Суваряна попыткой политического давления на него самого.

Вся эта история кажется довольно обыденной на фоне очередного витка борьбы с коррупцией в регионах. В этом плане, кстати, довольно показателен Крым, где без арестов чиновников в последнее время не проходит и недели. Однако история Суваряна особо интересна как в силу его близости к городскому руководству, так и в силу партийной принадлежности самого Локотя. Напомним, что новосибирский мэр выиграл выборы, набрав почти 44 процента голосов не только при помощи «родной» для него КПРФ, но и в союзе с целым рядом оппозиционных партий либерального толка.

Спонсорами избирательных кампаний компартии в Новосибирские традиционно были два местных бизнесмена: Александр Абалаков и, удивительное дело, Арам Суварян. Первый был владельцем группы компаний F1, основу бизнеса которой составляет управление муниципальным жилым фондом Новосибирска. Всего на его «епархию» приходилось около пятой части жилого фонда областного центра. В 2011 году Абалаков был избран в 2011 году в Государственную Думу по списку КПРФ. Бизнес-биография же Арама Суваряна куда более интересна.

По информации СМИ, семья Суварянов владеет одной из частей Гусинобродской барахолки — крупнейшего вещевого рынка Сибири. Для понимания масштабов: годовой оборот барахолки оценивается в 2,5-3 миллиарда долларов, по большей части остающихся в тени. Попытки закрыть рынок предпринимались неоднократно, начиная с 90-х годов, однако заканчивались ничем. Последний раз подобный шаг сделал новосибирский губернатор Василий Юрченко, собиравшийся закрыть рынок 1 апреля 2014 года. Однако уже 18 марта того же года Юрченко был отправлен в отставку по причине утраты доверия. Злые языки в Новосибирске поговаривали, что за информационной атакой на губернатора, случившейся незадолго до отставки, стояли основные владельцы Гусинобродской барахолки — семья Суварянов (рынок «Маммон»), Фрунзик Хачатрян (рынок «Манэ»), Мераби Тостиашвили (рынок «Русич»), езидская диаспора (рынок «Дружба»).

Очевидно, что статус «короля барахолки», спонсирующего КПРФ, для Суваряна был слишком низок — да и бизнес в силу своей специфики продолжал находиться под угрозой закрытия. После ухода Юрченко и победы уже 6 апреля 2014 года Анатолия Локотя на мэрских выборах позиции Арама Суваряна, до того простого депутата регионального законодательного собрания, серьезно усилились. Уже в июле того же года он возглавил ЦУГАЭТ, фактически получив под свой контроль весь городской муниципальный транспорт. На практике это означало распределение подрядов на перевозки по муниципальным маршрутам — иными словами, вал неконтролируемой наличности, которую можно спокойно «прокачивать» через частные микроавтобусы-маршрутки. Было ли это назначение своеобразной «благодарностью» Локотя за финансовое участие Суваряна в предвыборной кампании — сказать сложно. Последние события в Новосибирске и прямые обвинения в сотрудничестве с США в адрес своих бывших соратников — членов Демократической коалиции — показывают, что чувство благодарности для мэра-коммуниста понятие довольно относительное.

Первый серьезный звонок прозвучал для Суваряна в марте 2015 года, когда в передаче «Момент истины» телеведущий Андрей Караулов связал его имя с Гусинобродской барахолкой. В принципе, ничего нового как для новосибирцев, так и для людей, отслеживавших всю эту историю. Но для чиновника наличие действующего бизнеса, да еще и с колоссальными теневыми оборотами по нынешним временам равен предложению пройти с вещами на выход. Информации, озвученной в эфире федерального Пятого канала, Суварян не внял или же ее вовсе не услышал.

30 июня Арам Суварян приехал в город Бердск, где встретился с неким Артуром Магаряном, уважаемым в городе человеком и владельцем кафе «Рио». Целью визита были, по информации Следственного комитета, переговоры с индивидуальным предпринимателем по поводу конкурса по организации пассажирских перевозок по муниципальным маршрутам Новосибирска. В ходе встречи Суварян получил 2 миллиона рублей в качестве, как это говорилось в 90-х годах, «обеспечения серьезности намерений». Собственно в момент передачи денег к переговорам подключились сотрудники разнообразных силовых структур, взявшие Суваряна и Магаряна с поличным.

Пятым следственным управлением Главного следственного управления Следственного комитета РФ на основании материалов оперативной проверки, проведенной УФСБ России по Новосибирской области в отношении директора Муниципального казенного учреждения «Центр управления городским автоэлектротранспортом» Арама Суваряна было возбуждено уголовное дело по части 6 статьи 290 УК РФ («получение взятки в особо крупном размере»). Против Магаряна дело было возбуждено по части 4 статьи 291.1 УК РФ («посредничество во взяточничестве в особо крупном размере»). Максимальные санкции по обеим статьям — до 12 лет лишения свободы со штрафом в размере 70-кратной суммы взятки (в данном случае — 140 миллионов рублей). Оба подозреваемых были задержаны, а в минувшую пятницу по ходатайству следствия помещены под арест в СИЗО №1 города Новосибирска до 1 сентября текущего года.

Рассматривать дело Суваряна как «подкоп» под Локотя, пожалуй, действительно не стоит. Борьба с коррупцией в регионах со всей очевидностью будет в ближайшие годы лишь усиливаться, и персонажи из 90-х просто будут вынуждены уходить с госслужбы — добровольно или путем возбуждения уголовных дел. То, что не последний человек из команды оппозиционного мэра попался на взятке чуть более чем через год после прихода Локотя к власти, — факт для красного мэра, безусловно, очень неприятный и говорящий о его кадровой политике довольно красноречиво.

При этом важнее то, что под удар попал ранее казавшийся неприкосновенным региональный партийный «кошелек» — негласно считалось, что бизнесменов, финансирующих отделения парламентских партий, никто не может и пальцем тронуть. В преддверии кампании по выборам в Государственную Думу и выдвижения кандидатов-одномандатников партиям придется провести серьезную ревизию — ведь наличие теневых финансов и финансистов может стать непреодолимым препятствием на пути к креслам в Охотном ряду.