«Свои кадры дороже всех медалей»

90-летний патриарх баскетбола о том, как россиянкам обыграть американок

Давид Берлин
Фото предоставлено клубом «Спартак-Ногинск»

Легенде баскетбола Давиду Яковлевичу Берлину 12 июля исполнилось 90. Невероятно, но 66 лет он проработал на одном месте — тренером в обществе «Спартак». Такого мировой спорт еще не знал. Впервые он взял в руки мяч еще в 1938 году. Сегодня Давид Яковлевич — генеральный директор подмосковного «Спартака».

А в далеком 1949-м молодому студенту Берлину руководство общества «Спартак» предложило поработать с баскетболистками. Тренер в союзные времена прошел с ними путь от первенства области до одного из ведущих клубов страны и Европы. В 1978 году «Спартак» сотворил невозможное — выиграл золото, прервав гегемонию непобедимого в те годы рижского ТTТ и нейтрализовав легендарную центровую Ульяну Семенову ростом 210 см! В 70-х и начале 80-х «Спартак» четырежды завоевывал Кубок Ронкетти (в 1976, 1977, 1981 и 1982 годах).

О спорте и многом другом «Лента.ру» побеседовала с патриархом баскетбола.

«Лента.ру»: Давид Яковлевич, как вы пришли в спорт?

Давид Берлин: Уже в пятом классе я играл в футбол. Потом потянул пах и подался в баскетбол. И вот с тех пор там.

Почему именно баскетбол, ведь в те годы он был совсем непопулярен?

Нет, ну что вы, это миф! В те времена в баскетбол играли больше, чем сейчас. В каждом городе была и своя баскетбольная школа, и команда. Да, не было профессионального баскетбола в таком масштабе, а массовый был. Играли летом. Зимой было негде. У нас в парке Горького было штук 20 баскетбольных и, наверное, около 50 волейбольных площадок под открытым небом. Играли с утра и до ночи. Мячей нормальных не было, а площадок полно! Желающие тренировались и играли как любители. Секции были и в школах. Поэтому я в 13 лет и пошел в баскетбол.

Вы сказали, что играли еще и в футбол. А это был единственный параллельный вид спорта, которым вы занимались?

Нет! Как и все, я был многостаночником: и баскетбол, и хоккей, и бегал, и прыгал… Массовый спорт был очень развит, несравнимо с теперешним временем. Мы постоянно участвовали в кроссах имени Буденного, Ворошилова, Берии. Я до сих пор помню первого учителя физкультуры, который нас в нерабочее время водил в Сокольники бегать. А сегодня учитель может дать детям мячик и уйти куда-нибудь.

Профессиональных хороших команд было мало. Люди работали где-то, а спортом занимались исключительно в качестве хобби. Игрокам тогда не платили. Помню, это уже было после войны, на первенстве Москвы по студенческому баскетболу играло более 400 команд. Я представлял команду своего Торфяного института в первой группе вместе с коллективами МГУ, МВТУ, Энергетического института. Набралось пять команд: три мужские и две женские. Итого 50 только в первой группе, а групп было много.

Вас в «Динамо» не пытались завербовать?

Как не пытались? Во-первых, я и заниматься спортом начал в обществе «Юный динамовец». А когда наша команда вышла уже в высшую лигу и мы стали призерами чемпионата Советского Союза, то меня уговаривали и в «Динамо», и в «ЦСКА» перейти, и звания предлагали. Но я никуда не ушел и был счастлив. Ко мне хорошо относились, меня уважали. Как я мог бросить своих? Я привык относиться к своим делам честно. У меня даже мысли не возникало, чтобы обидеть тех, кто мне помогал. Поэтому я никуда не ушел. В 90-х годах меня уговаривали уехать за границу: в Польшу, во Францию, в Израиль. Но я тоже никуда не уехал. Я всю жизнь работал только на одном месте и с одной командой.

А когда вы стали тренером «Спартака»?

В 1949 году. Мне пришла телеграмма с приглашением зайти в областной совет «Спартака». Пришел. Вижу: огромная комната и две маленьких, одна из которых — кабинет председателя. А в большой — все работники. Мне предложили организовать и начать тренировать команду. Мы провели первенство областного совета «Спартак» в Ногинске и отобрали большую группу мальчиков и девочек по 15 человек в каждой. Я работал не только с женской командой. Среди моих воспитанников много мужчин. Юра Селихов, Валера Милосердов и многие другие талантливые спортсмены — мои воспитанники. И я шел с командой 10 лет до Высшей лиги СССР.

Родители как-то повлияли на ваш выбор?

Абсолютно нет. Просто спорт был у меня с детства любимым делом. Мы все после школы шли во двор, ставили шапки и ранцы вместо ворот и играли в футбол. Массовый спорт в мои юные годы был очень развит и в Москве, и в Московской области, да и по всей стране.

Чем занимались в военные годы?

Мы, подростки, дежурили на крышах, гасили бомбы. Потом (мне еще не исполнилось 16-ти) я пошел работать санитаром в военный сортировочно-эвакуационный госпиталь. Мы двигались за фронтом, и к нам прямо из полевых госпиталей привозили раненых. Мне как санитару надо было их принести на носилках, раздеть, помыть, постричь, отнести в операционную. Два года отработал.

А на фронт не просились?

Конечно! Еще как! Мы ведь и в военкомат ходили, и в райком комсомола. Патриотизм тогда был фантастический! После госпиталя я поступил в авиационный техникум. А когда наступил призывной возраст, нас всех забрали в военкомат. В большой комнате мы квартировали 10 дней, ожидая отправки в воинские части. И вдруг приходит приказ: никаких студентов-выпускников — всех отправить обратно доучиваться.

Потом я два года проработал в Жуковском, в институте, где испытывали самолеты. Кстати, за этот НИИ я играл в местной команде по футболу. После чего меня забрали в «Спартак». И когда я был распределен на военный завод в Ижевск, спартаковцы выменяли меня на человека, которого отправили туда, а меня оставили в Москве. Вот с тех пор я 66 лет отработал в «Спартаке».

Как получилось, что из-за Ульяны Семеновой женский баскетбол не хотели включать в программу олимпийских видов спорта?

Вы знаете, для Риги она, действительно, была великим игроком. Она все выигрывала, и мы с ней ничего сделать не могли. У нее рост был 2 метра 28 сантиметров (по утверждению самой баскетболистки, ее рост никогда не превышал 210 см — прим. «Ленты.ру»). А насчет программы Олимпийских игр — это все чушь собачья, выдумки.

Помните, когда впервые вы выиграли у рижского ТТТ? Вас же девочки наверняка принялись качать? Не боялись, что уронят, ведь бывали такие случаи?

Всегда кого-нибудь роняли (смеется). Сильно, конечно, не давали упасть, но могли и уронить, особенно, если тренер был тяжелый. У пловцов, к примеру, в воду бросали. Одно могу сказать — меня всегда ловили на руки.

В свое время вам удалось достать 20 мячей для команды. Как такое было возможно в те времена?

Действительно, вся наша детская команда тренировалась всего двумя мячами. Как ни парадоксально спорт был на заоблачном уровне, а инвентарь на страшно низком: не было ни трусов, ни маек, ни мячей. Спартаковец Саша Гомельский уехал в Ригу работать. И у нас там как-то были соревнования. Он повел меня на тренировку. Меня поразило, что у каждого игрока его команды было по мячу. Такого тогда нигде в нашей стране не было. Я уговорил наше руководство купить инвентарь. С деньгами-то проблем не было — вот мячи были в дефиците, но нашли, достали.

А сейчас нет ли возрастного провала у молодежи?

Нет, я так не считаю. Наоборот, та команда, которая сейчас ездила на первенство Европы, была самая сильная и должна была на 100 процентов занять первое место.

Что же помешало?

Надо тренера поменять — больше ничего. На мой взгляд, самый перспективный тренер на сегодня — это Анна Архипова-фон Калманович. Если бы она возглавляла сборную, то непременно стали бы чемпионом Европы.

Как считаете, что сегодня еще нужно поменять?

Надо выгнать всех иностранных тренеров. И вообще, количество иностранцев уменьшить до двух человек: одна играет, другая сидит на скамейке запасных, и меняет ее. Вот и все. И через два года мы будем обыгрывать любых американцев.

Ваш «Спартак» и сейчас на виду в нашем баскетболе, не затерялся в пестрящей легионерами российской Лиге.

Ставку стараемся делать на собственных воспитанниц. Это для нас даже дороже медалей. Самое простое — скупать оптом иностранных звезд за большие деньги. У нас задача другая. Для наших девушек «Спартак» — родной клуб и хороший трамплин для роста. Спасибо за помощь губернатору Подмосковья Андрею Воробьеву. Всячески заботится о нашей команде и министр спорта Подмосковья Роман Терюшков. Он активно поддерживает команду, постоянно интересуется, как у нас дела. Если возникают какие-то вопросы, помогает их решать.

А что за турнир по стритбаскету вы проводите в Ногинске?

Возрождаем забытое. В этом году баталии под открытым небом вовлекли порядка двухсот тысяч участников. В какой-то момент о турнире забыли и перестали проводить. Сейчас благодаря изменениям в руководстве Подмосковья ситуация изменилась: возродили уличные соревнования, по области появилось около 500 баскетбольных стоек, что не может не радовать, все-таки затраты на обустройство площадки минимальны, а молодежь без дела не сидит. Неслучайно сразу в пяти сборных страны различных возрастов выступают воспитанницы спартаковской школы.