Новости партнеров

Опять Меркушкин

Губернатор Самарской области стал героем очередного скандала федерального значения

Николай Меркушкин
Фото: Анатолий Жданов / «Коммерсантъ»

Волюнтаристское решение Николая Меркушкина исключить из предвыборных списков победителей праймериз «Единой России» вызвало крайне отрицательную реакцию политического руководства общероссийского уровня. Поскольку это далеко не первый эксцесс со стороны главы Самарской области, вопрос о его пребывании в должности сейчас выглядит более чем уместным.

«В одном регионе победители праймериз не обнаружили себя в предвыборных списках. Состоялся большой скандал. Их вечером просто вычеркнули», — сообщил первый заместитель главы администрации президента Вячеслав Володин подмосковным депутатам и чиновникам, собравшимся в Корпоративном университете Сбербанка на лекцию по текущему моменту. «Один регион» — это Самарская область, где областная власть с подачи Николая Меркушкина фактически проигнорировала результаты праймериз «Единой России» перед выборами в районные советы Самары и заменила большинство победителей теми, кто вовсе не участвовал во внутрипартийном голосовании. По странному совпадению, все исключенные оказались региональными политиками, не испытывающими симпатии к Меркушкину, — зато все вновь прибывшие принадлежали к его сторонникам.

Собственно, сам губернатор и не отрицал, что волюнтаристское — в буквальном смысле — решение было принято им, поскольку победители праймериз «связаны с олигархическими группами». Других объяснений Николай Меркушкин не предоставил — ни тогда, ни позже, в разгар скандала. «Ситуацию, при которой победителей предварительного голосования просто не включают в списки без каких-либо оснований, например судимость или еще что-то, прошу считать нарушением норм внутрипартийной демократии... Ситуация, при которой в списках партии появляются кандидаты, не участвовавшие в праймериз, недопустима», — цитируют СМИ Сергея Неверова, секретаря генсовета ЕР.

В результате девять из четырнадцати кандидатов — те, кто был исключен из дальнейшего выборного процесса по решению губернатора — возвращены в партийные списки. О случившемся доложено партийному лидеру Дмитрию Медведеву. А саму ситуацию подробно и гласно разбирают в администрации президента. «Вы права не имеете на то, чтобы партийными ресурсами так распоряжаться, — заявил Вячеслав Володин подмосковным политикам и чиновникам, в том числе функционерам ЕР. — Вы исходите из того, что вы лично проиграть можете, но вот так региональное отделение брать и опускать нельзя. Если таких ребят наберется 15-20 человек, партия просто грохнется. Один человек перекладывает ошибки на партийную вертикаль. Один человек может ошибаться, а партия ошибаться не может».

Чем вызвано политически самоубийственное решение Меркушкина? Ведь было ясно, что обиженные победители обратятся к руководству «Единой России», а те, узнав о таком нарушении, отреагируют единственно возможным способом. Наблюдатели выдвигают две причины. Первая — Меркушин решил почистить местные парламенты от так называемых «людей Ростеха»: именно в этой госкорпорации на руководящей должности работает предыдущий глава Самарской области Владимир Артяков, сохранивший влияние в регионе. Вторая — среди оппонентов губернатора весьма активен бизнесмен, депутат Самарской областной думы Александр Милеев, чье имя связано с крупным ликеро-водочным заводом «Родник». Это предприятие, переживающее проблемы то с лицензиями, то с неучтенной продукцией (и поэтому периодически простаивающее), хочет приобрести областная администрация, но пока не получается. К слову, на фоне скандала к депутату Милееву пришли с обыском из МВД — как уверяют, совсем по другому делу. Совпадение, бывает.

Сам спор вокруг производства горячительного напоминает либо о соседней Украине — где в марте 2014 года толпа пошла на штурм ликеро-водочного завода в Винницкой области, либо о российских девяностых, когда водка была двигателем всех экономических и политических процессов, включая электоральные. Конечно, два с половиной миллиарда рублей акцизов и налогов в год — именно на такие платежи «Родника» в бюджеты всех уровней рассчитывает областное руководство — весомая сумма. Но, кажется, даже она не повод для столь неуклюжих маневров накануне единого дня голосования.

Нет достаточных оправданий для подобных действий и в закулисной игре со ставленниками «Ростеха». Даже если что-то подобное имеет место — наверное, это и называется реальной политикой. Со сдержками, противовесами, разменами, договоренностями и, так тоже случается, их умышленным нарушением. К услугам оппонентов много инструментов, чистых и грязных — кстати, это касается и праймериз: вот уж где никто не запрещает интриговать! Но ни один из них не подразумевает возможности безнаказанно подменять правила игры хаосом и собственной вседозволенностью.

За сорок с лишним лет в политике, включая партийные структуры советской Мордовии, Николай Меркушкин, по идее, должен был обрести навыки подковерных баталий. Но мы наблюдаем все тот же опыт управления Мордовией (впрочем, достаточно успешного для дотационной республики). Все те же политические инструменты, к которым глава Самарской области привык на прошлом месте работы. И все тот же менталитет, оставшийся на прежнем уровне.

Подобное, впрочем, случается не только с выходцами из Мордовии, вдруг очутившимися на площадях в два раза больше прежних и при политико-экономических рычагах, значительно превосходящих самые смелые мечты администрации любой национальной республики. Недавние праймериз оппозиционной партии ПАРНАС, где главным бывший премьер-министр Михаил Касьянов, закончились тем, что Касьянов пренебрег результатами голосования коллег в Калуге и с помощью федерального политсовета переформатировал калужскую тройку на ближайшие выборы: выкинул одного кандидата, поставил другого. Однако конфликты внутри ПАРНАСа пока что имеют гораздо меньшее влияние на реальную политику, чем полноценный скандал в важнейшем региональном отделении «партии власти», да еще инспирированный действующим госчиновником — губернатором Самарской области.

До сих пор Меркушкин привлекал внимание федерального центра лишь эксцентричными высказываниями. Так, около месяца назад он выступил перед ученым советом Самарского государственного университета со следующей речью: «Сейчас по прогнозам, если цена будет на нефть такая же, все резервы страны уже на будущий год кончатся. А из резервов в том числе финансируется пенсия. На пенсию страна не зарабатывает. Давайте будем молиться Богу, условно говоря, чтобы мы пенсию получали через пять лет». Что ж, не он первый, не он и последний. Свежий пример — и.о. главы Калининградской области Николай Цуканов, в беседе с главами управляющих компаний блеснувший познаниями в альтернативной истории ХХ века: «Коллеги, в 1937 году в Германии, чтобы не было "зайцев" в автобусах, чтобы платили все за билеты, безбилетников готовы были сажать в тюрьму либо расстреливали. Сегодня в Германии проблем с "зайцами" нет. Мы тоже так и приучаем для того, чтобы было чисто». Однако нынешние действия Николая Меркушкина, кажется, требуют не только внутрипартийной реакции.

Русский вопрос «что делать?» в данном сюжете приобретает характер либо безнадежности, либо — что иногда то же самое — необратимости. С одной стороны, Меркушкин полностью застрахован от неприятных последствий как минимум до сентября: регион важный, накануне выборов резкие движения вроде бы невозможны. С другой стороны, в минувшем году губернатор Брянской области Николай Денин вообще был отстранен за считанные дни до выборов. С формулировкой «утрата доверия главы государства». И ничего, обошлось.

Важно понимать, что очередной случай, подобный нынешнему и предыдущим, может привести к плохим последствиям не только для репутации губернатора либо внутрипартийных дел, но и для региона в целом. Дожидаться ли следующего эксцесса из Самары или пресечь саму его возможность — выбор исключительно центра. Тот самый, без права на ошибку.

00:0415 августа

«Оба готовы замереть, прятаться или даже бежать» 

Москвичи объясняют, чем хорош секс в «Зарядье», у Кремля и на козырьке подъезда