Убей их, если сможешь

Книги недели: испанский, датский и британский детективные романы

Фото: CSA Images / Mod Art Collection / Gettyimages.ru

Подпольные собачьи бои и убийство на почве ревности; славянская мафия в Скандинавии и таксидермист, изготавливающий чучела из женщин; полицейские, страдающие от посттравматического синдрома, и маньяки, доделывающие работу за другими маньяками. «Лента.ру» собрала книжные новинки, которые трудно читать спокойно.

Алисия Хименес Бартлетт «А собаку я возьму себе» (изд-во Corpus)

Вот уже два года работа, чтение, музыка и цветоводство составляют единственные развлечения дважды разведенной инспектора полиции Петры Деликадо. Ее новое дело начинается как рутинная бытовуха: неизвестный мужчина избит до полусмерти и находится в больнице в состоянии комы. Документов при нем нет, родные и близкие его не ищут, на вид он мерзковат — похож на мелкую сошку из преступных низов. Петра и ее помощник Фермин Гарсон готовятся к неторопливому расследованию.

Но, как это обычно бывает в детективных романах, события вдруг начинают развиваться, словно в ускоренной съемке. Потерпевший умирает. Петра берет на себя заботы о его псе. И ей открывается мир завзятых собачников: миски, корма, поводки, ошейники, прогулки, психология домашних любимцев. Но не только это. Выясняется, что погибший был связан с поставкой краденых собак заинтересованным лицам. Расследование приводит инспектора в медицинские институты, практикующие эксперименты на животных, к профессиональным заводчикам охранных и бойцовых пород собак, к организаторам подпольных собачьих боев.

Испанка Алисия Хименес Бартлетт могла бы, по примеру Иоанны Хмелевской, сделать свою Петру героиней иронического детектива (убийства, как известно, женской иронии — не помеха). Могла бы с оглядкой на скандинавских авторов сделать ее женщиной тяжелой судьбы (два развода в анамнезе этому вполне способствуют). Но она выбрала другой путь. Петра сначала потеряет голову из-за одного красавца, но потом вернет ум на место и пойдет на свидание с другим. Но прежде раскроет несколько убийств — невесты своего напарника в том числе.

Микаэль Катц Крефельд «За гранью» (изд-во «Азбука»)

Канон скандинавского детективного романа требует, чтобы конфликт между силами добра и зла, гармонией и хаосом был не только внешним, но и внутренним. Чтобы инспектор не только выслеживал маньяка, но и попутно сражался с собственными внутренними демонами, вызванными алкоголизмом, неконтролируемой агрессией и прочими склонностями к девиантному поведению. Часто последнее бывает следствием пережитой трагедии — например, смерти любимой жены, как у героя «За гранью» Микаэля Катца Крефельда.

Еву убил грабитель. Вскрыл дверь, ударил чем-то тяжелым по голове, взял, что хотел, и был таков. Дело осталось нераскрытым. А ее муж — детектив датской полиции Томас Раунсхольт — с тех пор не только находится в длительном отпуске и пьет не просыхая, но и ночует на старой лодке. Потому что не может вернуться в квартиру, где собирался жить с Евой долго и счастливо.

Раунсхольту нечего терять и некуда себя деть, поэтому он чуть ли не от нечего делать отправляется из Дании в Швецию искать по эмигрантским притонам некую Машу. Про девушку известно только то, что парень продал ее за долги сутенеру. И вполне возможно, что она уже умерла от передоза. Или ее убил тот маньяк, который делает из проституток гипсовые статуи и которого безуспешно ищет полиция.

Бывает, что поимка преступника и спасение жертвы помогают сыщику навести порядок в душе. Бывает, что, победив мрак внутри, детектив оказывается способен справиться с внешним злом. В романе Крефельда эти два процесса идут более или менее одновременно.

Дэвид Марк «Сумерки зимы» (изд-во «Фантом Пресс»)

Девушка-подросток, чудом уцелевшая во время массовой резни, спустя несколько лет зарублена мачете прямо в церкви. Единственный спасшийся после кораблекрушения рыбак утонул через 30 лет после трагедии. Потерявший в пожаре жену и детей отец семейства спустя некоторое время сам сгорел заживо. На единственную из выживших жертв серийного убийцы совершено нападение…

Эктор Макэвой, детектив убойного отдела портового города Гулля, начинает понимать, что все эти жертвы — не случайность. Кто-то забирает у счастливчиков выпавший им второй шанс. Убивает их в точности так, как им следовало умереть когда-то. В погоне за преступником полицейский забывает, что сам когда-то чудом уцелел после ножевого ранения и может стать следующим в цепочке «везунчиков».

«Сумерки зимы» написаны британским криминальным репортером, а кажется, что норвежцем или шведом, — все особенности скандинавского психологического триллера Дэвид Марк воспроизвел с подчеркнутой скрупулезностью. Внешне жизнь его героя абсолютно благополучна: красавица-жена, четырехлетний сын считает отца суперменом, скоро должна родиться дочь… Но посттравматический синдром превращает полицейского в трусливого льва из страны Оз — он предпочитает заниматься бумажной работой в конторе и теряется в экстремальных ситуациях.

Однако непохожесть романа Марка на герметичный британский детектив ничуть ему не помешала. Наоборот: сразу несколько крупных английских издательств соревновались за право выпустить дебютную книгу молодого писателя. Первый тираж составил 200 000 экземпляров и тут же был раскуплен.