«Они плюют на нас каждый день»

Зачем РПЦ строит храмы там, где люди не желают их видеть

Фото: Юрий Мартьянов / «Коммерсантъ»

В Москве пятый год действует программа «200 храмов», призванная обеспечить всех православных горожан церквями шаговой доступности. За это время было возведено 17 храмов, еще 38 строятся. Для многих из них были выбраны участки в парках, скверах и дворах, что вызвало волну недовольства среди местных жителей. Горожане собирают подписи, обращаются в прокуратуру, устраивают митинги и даже разбивают палаточные лагеря. «Лента.ру» оценила обстановку в самой горячей точке этого противостояния — в парке «Торфянка».

***

Парк «Торфянка» расположен в Лосиноостровском районе. Два года назад мэр Москвы Сергей Собянин выделил 0,2 гектара территории парка под строительство храма на 300 прихожан. 18 июня 2015 года в «Торфянку» въехала строительная техника, и на пути у экскаваторов и бульдозеров встали местные жители. Они разбили в парке лагерь и вот уже два месяца держат круглосуточную оборону.

Протестующие подчеркивают — они не богоборцы, храмофобы и атеисты. Они просто хотят сохранить рядом с домом зеленую территорию.

«В нашем парке нет ни одного сооружения — ни временного, ни постоянного, это уголок природы», — объясняет активист движения «За Торфянку» Денис Гончаренко.

Активисты утверждают, что «Торфянка» — единственный в районе парк без аттракционов и других развлечений.

«Рядом, действительно, есть Бабушкинский парк. Но если туда идешь с ребенком, ты оставишь минимум 1,5 тысячи, потому что ребенок хочет покататься, хочет ваты, хочет мороженого. Постоянно запрещать тоже неправильно. А "Торфянка" — природный парк, там ребенок может побегать по траве, покормить уток, посмотреть, как соседи ловят рыбу», — говорит защитница парка Тамара Мальсагова.

Местные жители не устают повторять, что в Северо-Восточном административном округе храмов больше, чем поликлиник, — 63. Еще они говорят, что строительство в парках запрещено. И что они не хотят просыпаться под звон колоколов — ближайший дом расположен менее чем в 100 метрах от предполагаемого места строительства. Они также не желают видеть в парке нищих, цыган и попрошаек, традиционно крутящихся около церквей, зато хотят иметь возможность загорать, не оскорбляя своим видом чувств прихожан.

***

Вслед за местными жителями в парке обосновались крепкие парни из православного движения «Сорок сороков», которые взялись за лопаты и стали самостоятельно готовить фундамент под храм.

Взаимодействие противоборствующих сторон на ограниченной территории не способствует конструктивному диалогу. Между противниками и сторонниками строительства неоднократно возникали словесные перепалки и мелкие стычки.

В конце июня ситуация в «Торфянке» настолько обострилась, что с обращением к верующим пришлось выступить патриарху Кириллу. Глава Русской православной церкви (РПЦ) посоветовал сторонникам и противникам стройки воздержаться от конфронтации, покинуть предполагаемое место строительства и решать все вопросы в правовом поле.

Однако активисты «Сорока сороков» стройплощадку не покинули. По словам паркозащитников, ведут они себя крайне агрессивно. В результате нападения сотрясение мозга получила защитница парка Мария. В конце июля избили заявителя по иску о незаконном строительстве, а 14 августа —муниципального депутата Бабушкинского района Марину Овчинникову. При этом активисты «Сороков» отвергают все обвинения, говоря о клевете и провокациях.

На подмогу православным активистам время от времени прибывают казаки и байкеры. Перед митингом в защиту парка 9 июля в район нагрянули «Ночные волки» и заперли жильцов в подъездах, чтобы не пустить в парк.

Лагерь защитников «Торфянки» несколько раз под разными предлогами пыталась ликвидировать полиция. Стражи порядка демонтировали тенты и забирали вещи протестующих. Последний раз лагерь сносили 18 августа. «Теперь, оказывается, садовые зонты, которые мы открываем на длительное время, нарушают полив земли и освещение травы солнцем. Глубина маразма пока не достигнута», — говорит Мальсагова.

«"Сорок сороков", которые непонятно кому подчиняются, заявили, что они все равно поставят в парке временный храм, и 19 августа собирают сторонников», — рассказал Гончаренко.

Как сообщается в тематической группе во «ВКонтакте», «Сорок сороков» намерены праздновать в парке Яблочный Спас. Мероприятие на 2-2,5 тысячи человек согласовано с префектурой. Пришедшим обещают «много веселья, игр и смеха» и даже развлекательную программу — выступление группы «Ярилов зной». «От того, сколько православных христиан мы сможем собрать на этот праздник в поддержку храма, будет зависеть судьба строительства новой церкви», — говорится в анонсе мероприятия.

Защитники парка опасаются, что во время народных гуляний будет построен так называемый обыденный храм — небольшой, который собирается за один день, как конструктор. В ночь на 19 августа православные активисты попытались ввезти в парк металлические конструкции, названные ими рекламными инсталляциями. Местные жители выстроились живой цепочкой и не пропускали активистов до приезда полиции.

Между тем агрессивными православными заинтересовались в Госдуме. Депутат от КПРФ Валерий Рашкин направил запрос в ФСБ с просьбой проверить деятельность движения «Сорок сороков». «По сути сама эта организация является радикальным формированием, занимающимся боевой подготовкой своих членов, многие из которых придерживаются неонацистской идеологии», — говорится в обращении. Рашкин считает, что организация, «являющаяся личной гвардией главы РПЦ», может подпадать под действие ряда статей Уголовного кодекса. Более того, парламентарий уверен, что такие отряды «православных штурмовиков» угрожают конституционному строю и ведут к радикализации общества.

Однако в РПЦ от «Сорока сороков» открестились. «Это движение мирян, которые действуют под свою ответственность, люди выражают свою гражданскую позицию, — объяснил глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин. — Насколько я знаю, делают они это мирным путем, без использования насилия. Разговоры о том, что кто-то кого-то побил, пока не получили документального подтверждения».

***

Борцы за «Торфянку» не одиноки в своем недовольстве. Против «рейдерского захвата природных территорий общего пользования» на бульваре Белопольского выступают жители района Ясенево. По словам активиста Елены Локтевой, там находится «запечатанный приток Битцы», и в случае строительства «поплывет почва».

Сложная ситуация сохраняется на Ходынке, где ранее активистам удалось добиться уменьшения территории, отдаваемой под застройку. «Туда приезжали префекты, работники управы. Там чуть ли не аллея героев ДНР была высажена. Делается все, что только возможно, чтобы узаконить в глазах общественности захват будущей территории парка», — рассказал координатор движения «За парк» Андрей Быстров.

Не нравится местным жителям и временная часовня, выстроенная на бывшей взлетной полосе аэродрома. По словам Быстрова, строение по всем документам проходит как самострой, и Объединение административно-технических инспекций (ОАТИ) неоднократно возбуждало административное производство по этому вопросу.

«Не было ни общественных слушаний, ни обсуждений проекта с гражданами. То есть легальных оснований для строительства капитального сооружения вообще нет, — говорит Быстров. — Там есть участок в 0,5 гектара, выделенный непонятным способом. Но огороженная территория заметно превышает эту площадь. Есть риск, что это будет полноценный храмовый комплекс, возводимый на незаконных основаниях». Он добавил, что с реализацией программы «200 храмов» паркозащитникам бороться гораздо сложней, чем с коммерческой застройкой, потому что проект имеет своих лоббистов на самом высоком уровне.

***

В РПЦ уверены, что на самом деле противников строительства храмов в столице немного. Помимо местных жителей, озабоченных экологией, по словам Чаплина, в Москве действует организованная «группа активистов, которая переезжает из одного района в другой» и выступает против строительства в принципе, согласуя свои действия через интернет. По версии активистов «Сорока сороков», против строительства церквей выступают представители ЛГБТ-сообщества, желающие устроить в Москве локальный майдан.

Однако защитники «Торфянки» уверяют, что в протесте участвуют обычные местные жители: в дневных дозорах сидят бабушки с внуками, забросившие дачи, вечерами собирается молодежь. Юридическую поддержку паркозащитникам оказывают муниципальные депутаты и активисты движения «За парк».

«Дикость Москвы в том, что порой ты не знаешь, кто живет в твоем подъезде. Сейчас мы все перезнакомились, мы все друг друга знаем. Теперь заходишь в любой магазин — всем привет, как дела. Я знаю точно, где гуляет мой сын с няней, как он был одет, что ему купили. Это огромный плюс произошедшего. В остальном очень печально, что на нас плюют каждый день, на людей, которые десятилетиями гуляют в этом парке», — заметила Мальсагова.

На момент начала действия программы в столице действовали 894 храма. При этом патриарх Кирилл утверждал, что для Москвы возведения 200 или 380 храмов, как было предложено в 2014 году, будет недостаточно. Чтобы достичь среднероссийского значения — 11,2 тысячи человек на один приход — нужно построить еще 591 церковь.

подписатьсяОбсудить
Как купить мушкет
Где приобретают «старинное» оружие и как из него стреляют
Обыски в офисе Главного следственного управления Следственного комитета РоссииСлед Шакро
Как перестрелка у московского кафе привела к задержанию высокопоставленных чинов
Сокрытое в волнах
Сколько ядерных бомб потеряно в Мировом океане
В прицеле — юг
Как российская армия отреагирует на дестабилизацию ближайших соседей
Чудаки пришли к успеху
10 самых необычных аккаунтов в Instagram
«Она определенно сошла с ума»
Мужья любительниц Instagram поделились своей болью
Убить за селфи
История «пакистанской Ким Кардашьян», которую задушил родной брат
Пигмент патриотизма
Фотоподборка о любви к Отчизне, выраженной россиянами в татуировках
Commuters brave rush hour on the northern line on the London underground in London, Britain August 5, 2015. Londoners face major transport disruption from Wednesday evening as train drivers and staff on the underground rail network walk out for the second time in less than a month. Unions are angry over plans to introduce a new night service from September and weeks of talks with transport bosses have failed to clinch a deal over pay and conditions.  REUTERS/Dylan Martinez   - RTX1N6X4«Одиночество за границей привело меня к неврозу»
История жительницы Краснодара, переехавшей в Лондон
Немаленький домик
Длительный тест MINI Cooper S Clubman: итоги, выводы и три цилиндра
Слово из трех букв
«Красная Свинья», седан, обгонявший Lamborghini, и другие безумные машины AMG
Госстандарт
Интересные машины, разработанные специально для Китая
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей