Храмы раздора

Москвичи протестуют против церковной застройки шаговой доступности

Фото: Марина Лысцева / ИТАР-ТАСС

Московские власти объявили о кардинальном пересмотре программы строительства православных храмов в столице. С учетом присоединенных территорий Новой Москвы в ближайшие годы в городе построят не 200, а 380 храмов шаговой доступности. Кому и зачем понадобилось столько церквей? Кто будет в них служить и почему ради них горожан лишают скверов и парков? Ответы на эти вопросы ищут сейчас москвичи, выступившие против церковной застройки.

Ходынские хроники

Активно строить храмы в городе решили в 2010 году. Тогда патриарх Кирилл заявил, что Москва находится на последнем месте среди всех регионов страны по числу храмов на душу населения. По задумке властей, любой москвич должен иметь церковь в радиусе километра от дома.

«Но это туалет и хлебный магазин должны быть в шаговой доступности, а не храм. Храм вообще не место интенсивного спроса и мгновенного потребления», — комментирует инициативу Александр Афанасьев, член оргкомитета движения «За парк». Вот уже два года Александр вместе с жителями района ведет борьбу против незаконной застройки Ходынского поля. На территории будущего парка власти собирались построить храмовый комплекс, сопоставимый по масштабам с храмом Христа Спасителя. Причем возвести его хотели в непосредственной близости от жилых домов. Летом 2012 года там установили помост и крест, а люди, называющие себя общиной будущего храма, стали проводить в этом месте молебны и стояния, созывая под видом местных жителей активистов со всего города.

«Они собирали подписи за строительство храма, набрали восемь тысяч. Все бы хорошо, но собирали-то их по всей Москве. Активистов этих видели и на Тверской, и в других местах», — отмечает Афанасьев.

Местные жители писали заявления и обращения в управу, префектуру, мэрию, выходили на митинги против строительства храма. В 2012 году на мероприятие в защиту парка вышло почти две тысячи человек. После волны протестов храм перенесли подальше от домов, но от строительства все равно не отказались.

Аналогичные протесты против строительства храмов то и дело возникают и в других частях города. Против возведения храмов протестуют в Кузьминках, Гольяново, Митино, Измайлово, Печатниках, Останкино... В большинстве случаев недовольство граждан вызывают не сами храмы или религия, а выбранные для строительства места. Из сотен первоначально выделенных под церковное строительство участков, 77 были расположены на территории природных комплексов — в скверах и парках.

«В программе остались только те, где в инициативном порядке выступили [поддержали] жители, будущие прихожане, муниципальная власть и которые соответствуют требованиям градостроительных регламентов комплексной застройки», — отрапортовал на заседании попечительского совета Фонда поддержки строительства храмов советник мэра Владимир Ресин в апреле 2014 года.

Но несмотря на заверения властей, проблема остается. Многие жители продолжают выступать против конкретных объектов храмового строительства. Свою позицию горожане отстаивают на митингах, в одиночных пикетах и через длительную переписку с чиновниками.

Жители жалуются, что их мнения никто не спрашивает. Решение о размещении храмов должны обсуждаться на общественных слушаниях. Однако борцы за парки говорят, что слушания проходят практически подпольно, без участия местных жителей. Подписи на петициях за строительство также нередко собирают за счет привлечения мертвых душ. А порой о строительстве храма жители района узнают случайно. Так, например, прошлым летом жители Куркино узнали о строительстве храма в их районе лишь тогда, когда на будущую стройплощадку привезли бетонные плиты. А в Джамгаровском парке гуляющие неожиданно для себя обнаружили забор, за которым уже полным ходом шло строительство.

Все в сад

Муниципальный депутат района Северное Измайлово Дмитрий Барановский недавно выяснил, что один из новых храмов собираются строить в старой Москве, на территории уникального Сиреневого сада. Сейчас в парке идет благоустройство, высаживаются кусты сирени коллекционных сортов, но в случае строительства все улучшения вместе с выделенными на них деньгами пойдут псу под хвост, переживает депутат. Зачем нужен в Сиреневом саду храм, Барановский понять не может: в 500 метрах от него стоит старинная церковь, второе культовое сооружение расположено в 1,3 километра от сада. Еще один храм в рамках программы планируют возвести поблизости — в километре от сада, в сквере около кинотеатра «Енисей». С этим строительством активисты района пытались бороться два года. Но безуспешно — на данный момент храм спроектирован и согласован.

По словам Барановского, массовой поддержки строительство не встретило. «За храм ратовал отец Павел, которому храм отойдет, — вроде он в нашем районе живет. Пару человек я встречал на публичных слушаниях. Остальные «сторонники» приезжают из других районов. Это Кирилл Фролов, Дмитрий Энтео, которые ездят из района в район и устраивают показательные выступления», — рассказал депутат.

Глава Ассоциации православных экспертов Кирилл Фролов и религиозный активист Дмитрий Энтео — завсегдатаи митингов в поддержку программы «200 храмов» в разных районах города. Несколько раз они даже оказывались участниками потасовок с защитниками скверов. Так, в сентябре 2012 года сообщалось , что после митинга на Ходынке активисты Фролова избили двух волонтеров.

В свою очередь официальные представители РПЦ все обвинения отрицают и называют протест москвичей раздутым. «Есть кучка активистов, которые изображают многолюдство в разных районах — мегаполис позволяет им быть мобильными», — полагает протодиакон Андрей Кураев. А патриарх Кирилл видит в антихрамовых выступлениях «разменную монету в недобросовестных агитационных кампаниях», направленных на протестный электорат.

Вне закона

Тем временем беспокойство парковых защитников разделяют экологи. Они считают, что уничтожение зеленых массивов крайне пагубно скажется на состоянии города. По подсчетам Всемирной организации здравоохранения, на каждого человека в городе должно приходиться около 50 квадратных метров зеленых насаждений, а в Москве эта цифра уже гораздо ниже. «Для московской городской среды критична потеря каждого квадратного метра озелененной территории. В Москве незапечатанных земель и так дефицит, и дорожить нужно каждым метром, где это возможно», — отмечает член Московского городского общества защиты природы Антон Хлынов.

Вице-президент атеистического фонда «Здравомыслие» Александр Голомолзин подчеркивает, что, по оценкам юристов, застройка озелененных территорий Москвы нарушает более 80 актов всех уровней. «Это абсолютно противозаконное мероприятие. У людей просто отбирают придомовые территории или отбирают парки. Отдельным протестам жителей противостоит государственная машина», — считает он.

По его словам, успехи, которых добиваются активисты, временные. Жителям Куркино удалось отстоять парк, но церковь перенесли на придомовую территорию, и теперь храм будет втиснут во двор. «Людям в открытую говорят, что его все равно построят», — утверждает эксперт.

Кроме жителей окрестных домов, ущемленной категорией могут стать предприниматели, считает председатель Атеистического общества Москвы Александр Никонов. Ведь землю под строительство церквей город выделяет бесплатно, а строительство ведется за счет добровольных пожертвований.

«Я помню, как строился храм Христа Спасителя. Тогда деньги выдавливались из московских предпринимателей с выкручиванием рук, ног и души. Та же история имеет шанс повториться и сейчас, потому что денег, наверняка, не хватит, потому что их всегда не хватает, а предприниматели не такие дурачки, чтобы их выбрасывать», — считает Никонов.

С чужой колокольни

По результатам опроса Фонда общественного мнения, православными считают себя 64 процента россиян, остальные граждане относят себя к другим вероисповеданиям либо называют неверующими. Причем большинство российских православных посещают церковь лишь несколько раз в год.

«Это массовое строительство бессмысленно, народ не ходит в храмы. Мне недавно написали, кажется, из Череповца. Там построили огромный храм, который стоит пустой, заполняется только по праздникам. Зачем сотни пустых помещений, которые отапливаются, я совершенно не понимаю», — комментирует ситуацию глава московских атеистов.

Представители других конфессий не возражают против массовой православной застройки Москвы, однако их беспокоит игнорирование интересов их прихожан. Рядовые же москвичи считают, что Москва сегодня больше нуждается в строительстве новых больниц, поликлиник, школ, детских садов, образовательных и спортивных центров, нежели в храмах.

«Оттого, что будут строить красивые компактные храмы, мы никакого дискомфорта не чувствуем. Мы же не испытываем дискомфорта из-за того, что строят очень много магазинов. Но Россия является многонациональным и многоконфессиональным государством, и кроме наших православных братьев в храмах нуждаются и мусульмане, и буддисты, и представители других религий», — заметил муфтий Москвы и Центрального региона Альбир Крганов. По его словам, в Москве не хватает пяти небольших мечетей. Их недостаток ощущается во время пятничных служб: в имеющиеся четыре московских мечети вмещаются только 10 тысяч мусульман, а еще 15-20  тысяч человек вынуждены молиться на улице.

Глава Российского объединенного союза христиан веры евангельской, член Общественной палаты Сергей Ряховский соглашается, что церкви в городе должны распределяться по всем религиям и конфессиям равномерно, исходя из числа имеющихся прихожан. «Для меня принципиально важно, чтобы не было перекосов в пользу одной очень уважаемой конфессии», — подчеркнул Ряховский. По его словам, за 24 постсоветских года московским протестантам землю под строительство храма выделяли раз или два.

Обсудить
Мило ДжукановичИнтриги Черной Горы
Зачем Подгорица обвиняет Москву в попытке переворота
Real estate magnate Donald Trump waves as he leaves a Greater Nashua Chamber of Commerce business expo at the Radisson Hotel in Nashua, New Hampshire, May 11, 2011. Trump suggested Wednesday it's not much fun flirting with the idea of running for president in the face of relentless attacks and ridicule. REUTERS/Don Himsel/Pool (UNITED STATES - Tags: POLITICS)Прощание с иллюзией
Почему Трамп не мог оправдать надежд на нормализацию отношений с Россией
Самый лучший президент
Американские историки составили список наиболее успешных руководителей страны
Виталий ЧуркинМаэстро дипломатии
Накануне своего дня рождения скончался постпред России при ООН Виталий Чуркин
Закат Запада
В Мюнхене самые влиятельные политики мира похоронили старый мировой порядок
Допрос обвиняемого - митрополита Петроградского Вениамина на судебном процессе по делу об изъятии церковных ценностей, проходившем в зале филармонииСидеть!
Как молодая советская власть карала своих граждан
Стрелять, Карл!
Подстреленный Гитлер и отпуск в фашистской Италии: обзор Sniper Elite 4
Геноцид во благо
Уничтожение всего живого стало возможным на генном уровне
Белая вдова
Кино недели с Денисом Рузаевым: от «Джеки» до «Тони Эрдманна»
Pierre et Gilles, Sainte Marie MacKillop (Kylie Minogue), 1995, Collection privée (c) Pierre et GillesГолубо-розовое
Транссексуалы, проститутки и панки в латексе на снимках гей-пары Пьера и Жиля
Орхан Памук«Ни одна жизнь не достойна романа»
Орхан Памук о современной Турции и противостоянии Востока и Запада
Смерть вождя
Роли, по которым мы запомним Алексея Петренко
Дэвид Алмонд«Вырасти — это понять, что родители были неправы»
Дэвид Алмонд о том, как опасно быть взрослым
Лучшее от Italdesign за 10 лет
Девять проектов Italdesign Giugiaro, которые не оставят равнодушными
20 роскошных авто. В камуфляже
Маскировка, которая нужна, чтобы стать заметным
Что купить за цену Lada Vesta в Европе
От каких моделей Lada Vesta собирается отвадить немцев
6 самых необычных военных машин
Военная техника, от которой волосы встают дыбом
Бог простит
В церкви нашли квартиру с красной мебелью и портретами в стиле поп-арт
Дворянское гнездо
Один из самых шикарных в мире домов нашли в диком лесу
«Пусть меня захоронят в отравленную, но родную землю»
Почему люди отказываются покидать чернобыльскую зону: реальные истории
Поставили баком
Англичане сделали идеальный дом из резервуара для воды