В поисках утраченного времени

Как частные музеи меняют городскую среду

Фото: Руслан Кривобок / РИА Новости

Предпринимательство в социальной сфере вовсе не означает, что речь идет исключительно о самопожертвовании и чистом альтруизме. Социальный проект не только может, но и должен быть коммерчески успешным. В противном случае он будет мало кому интересен. Рассказом о необычном коломенском музейном формате «Лента.ру» продолжает спецпроект «Страна добрых дел».

Войти во вкус

Окружающая жизнь такова, какой ее делаем мы сами. Каждый день. Принимая или не принимая решение. Совершая или не совершая поступки. Испытывая страсть или оставаясь равнодушными. Это — основа, на которой возникает любой значимый проект.

Несколько лет назад в подмосковной Коломне появился необычный музей. Его главным, а по сути — единственным героем стала… пастила. Не та, что продается сегодня в любом магазине, а та, которую перестали делать лет сто назад. Совершенно уникальная — коломенская, настоящий локальный гастрономический специалитет, слава и гордость старинного русского города, его подлинный символ на протяжении нескольких сотен лет.

«Все началось с любви, — рассказывает Наталья Никитина, решительный вдохновитель оригинального музейного стартапа. — Любви к Коломне, в которую я случайно попала много лет назад и где осталась навсегда. Я сильно переживала, что древняя и богатая история города уходит в прошлое, забывается, превращается в набор каких-то дат, событий, имен, за которыми уже не видно жизни. Я решила вернуть своим современникам подлинный вкус этой жизни, причем в буквальном смысле слова». Так и появилась «Коломенская пастила» — музей исчезнувшего вкуса.

Наталья и ее единомышленница Елена Дмитриева проделали огромную работу: раздобыли рецепты, освоили технологию, наладили небольшое производство. Выиграв несколько грантов, взяли у города в аренду изрядно обветшавший флигель старинной усадьбы, привели его в порядок, создали там экспозицию из подлинных экспонатов, которые можно потрогать руками, разработали театрализованные экскурсии с обязательной дегустацией коломенских деликатесов.

Поначалу сами все делали: мыли яблоки, запекали в печи, разминали, сушили, взбивали с белком и сахаром, перемешивали с орехами и фруктовыми пюре. Безо всяких красителей, загустителей, жиров и консервантов. Когда поняли, что желающих попробовать, посмотреть и поучаствовать в процессе гораздо больше, чем предполагалось, открыли небольшую фабрику по соседству с музеем — как раз в том доме, где до революции располагалась пастильня купца Чуприкова. Здание стояло практически в руинах, его привели в порядок. Теперь здесь целое хозяйство — собственный сад, где выращивают правильные «пастильные» яблоки, аутентичное оборудование вроде барабана Рейса и котла Цемша, фирменный магазин.

Сегодня самый сладкий квартал Коломны входит в число главных городских достопримечательностей. Вокруг «вкусного» музея кипит жизнь: проводятся арт-фестивали, снимаются фильмы, устраиваются инсталляции, организуются театральные постановки. Но не только. Местные жители активно подключились к процессу — пополняют музейную экспозицию новыми экспонатами, приносят рецепты, воссоздают яблочные сады, которые некогда были неотъемлемой частью городского ландшафта.

Что в сухом остатке? Частная социальная инициатива обернулась выгодным коммерческим предприятием. Существенно вырос туристический поток, создано несколько десятков рабочих мест, в казну идут приличные отчисления, а город гордится уникальным гастрономическим продуктом не меньше своего древнего кремля.

Среди нехоженных путей

Успех «Коломенской пастилы» вдохновил Никитину и Дмитриеву на другие знаковые проекты. Возле Пятницкой башни коломенского кремля заработали музеи «Калачная» и «Изначалья». Оба частные, оба в арендуемых у города и приведенных в порядок собственными силами исторических зданиях, оба строго ориентированы на локальную традицию. «То, что не цепляется за землю, долго не живет, —уверена Никитина. — Чтобы вырастить подлинно успешный бренд, ему нужна твердая культурная опора».

«Калачная» логически продолжает проект «истории со вкусом», ведь калач наряду с пастилой считался одним из важнейших коломенских специалитетов, и после революции его постигла ровно та же судьба — забвение. В музее отсутствует как таковая экспозиция. Главным героем здесь является сам процесс создания калача по восстановленной оригинальной рецептуре. В формате театральной постановки гостей знакомят с составлением таинственной «смеси мук», замешиванием теста на хмелю, его разделкой на ледяном столе и выпечкой в дровяной печи. Любой желающий может принять участие в процессе. Завершается действо чаепитием со свежевыпеченным калачом. Но и здесь все непросто: гостям объясняют, как правильно есть калач и почему нужно двигаться непременно от зажаристой «губы» до твердой «ручки», а не наоборот. Отсюда, как считается, и пошли известные всем выражения «раскатать губу» и «дойти до ручки». Калачи выпекают штучно и навынос не продают. Как следствие — в музее постоянная очередь, а коломенские калачи стали местной достопримечательностью. Ну как теперь, побывав в Коломне, не отведать местной пастилы и калача!

«Изначалья» — проект совершенно иного формата. В здании XVIII столетия выставлено частное собрание одного из коломенских коллекционеров. Это музей, созданный в буквальном смысле слова из денег. Центром экспозиции является уникальная «коломьска» деньга со взлетающей птицей (в мире известно всего шесть таких монет, и три из них представлены именно в коломенском музее). Отчеканенная вскоре после Куликовской битвы, она являет собой своеобразный символ возрождающейся Руси. Однако монета включена в широкий исторический контекст — от самых ранних денег, известных человечеству, до первой общерусской чеканки послемонгольский эпохи. «Изначалья» — отличный пример того, как на ограниченном пространстве и на узко тематическом материале можно сделать концептуальный и предельно информативный историко-культурный проект. Кстати, «Изначалья» находится в одном доме с «Калачной», так что от прошлого до настоящего, от вещи до вкуса здесь буквально один шаг.

Гений места

Формировать культурное пространство города можно не только апеллируя к артефактам и вкусам далекого прошлого. Никитина уверена: в этом деле важна каждая бытовая мелочь, важен каждый день, независимо от того, когда и как он прожит. Ибо всякое время уникально, и у всякого времени есть свои герои.

Может ли быть кому-то интересна обыкновенная советская коммуналка с ее нарочитой теснотой, общей кухней, уже подзабытыми вещами, специфическим бытом и хлюпающим туалетным бачком? Между тем еще совсем недавно так жили властители дум целого поколения. Жили здесь, совсем рядом с нами, сегодняшними, жили независимо и гордо, превращая серое нечто повседневности в горнило подлинной духовности и яркого творчества.

В самом центре города, в доме с видом на храм Иоанна Богослова и памятник Ленину открылась «Арткоммуналка» — может быть, самый необычный из всех проектов Никитиной и Дмитриевой. Он посвящен диссидентской Коломне эпохи хрущевской оттепели. А еще персонально Венечке Ерофееву, ибо именно здесь случился поворот его удивительной судьбы — от грузчика винного отдела магазина «Огонек» до автора первого литературного шедевра русского постмодерна.

Как и все остальные проекты, «Арткоммуналка» не сводится лишь к экспозиции. Это живой организм, источник перманентной творческой революции, создающий современное городское искусство с его открытостью, неформальностью, толерантностью и трансграничностью. Здесь, шагнув с фонариком в старый одежный шкаф, можно вдруг попасть в альтернативный мир творческой фантазии, ошалеть от темноты и долго потом думать: что же это было?

Неформальная обстановка «Арткомуналки» сделала ее любимым местом творчества. Здесь постоянно проходят мастер-классы, концерты, устраиваются необычные арт-инсталляции и перформансы, действует арт-резиденция для писателей и художников. А еще вокруг нее сложилось сообщество единомышленников, хоть и живут они кто в Москве, кто в Саратове, а кто в Мюнхене.

Сегодня трудно поверить, что всего шесть лет назад ничего этого в Коломне не было. Даже не хочется думать, что этого могло не быть вовсе. Ведь не появись в старом русском городе в 80 километрах от Москвы люди с идеей создания «города-музея» — и вместо деревянных горок, восстановленных по рисункам XIX века, в историческом центре Коломны уже стоял бы бетонный супермаркет, окруженный платными автостоянками. Говорят, у мэра на столе уже лежал подписанный проект…

Россия00:0816 июля

Брожение умов

Почему россияне верят в смертельные дрожжи Гитлера и боятся хлеба