Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram

Стахановец символизма

В Третьяковке представлены 230 работ Павла Кузнецова

Посетители на церемонии открытия выставки художника Павла Кузнецова «Сны наяву»
Фото: Ирина Бужор / «Коммерсантъ»

Государственная Третьяковская галерея открывает новый выставочный сезон ретроспективой художника Павла Кузнецова (1878-1968). Более 200 произведений живописца, ученика Константина Коровина и Валентина Серова, организатора выставок «Алая роза» и «Голубая роза» представлены в рамках проекта «Сны наяву» в Инженерном корпусе галереи.

Последняя масштабная персональная выставка Кузнецова в Москве состоялась в 1978 году, а в самой Третьяковке и вовсе в 1929-м — и была посвящена живописным крымским и кавказским работам мастера. В этот раз создатели обращают внимание в целом на творческое развитие и эволюцию стиля художника, а также на его графические произведения.

Павел Кузнецов родился в Саратове, что наложило заметный отпечаток на его творчество. В автобиографии художник вспоминал, что детство проводил в цветущих фруктовых садах на берегу Волги, и весной, когда природа обновлялась, а деревья покрывались бело-розовыми благоухающими цветами, его душу переполняли восторг и радость, ему хотелось передать это состояние людям.

«Вот почему в моем творчестве во все его периоды большую роль играло цветение как неизменная и вечная красота природы, как праздник, дающий человечеству жизненный импульс. Тонкие переливы цветочных тонов, их чистота и сверкание определили мою живописную палитру как тональную. Таинственные дали волжских берегов влекли меня далеко в степи, где жил своеобразный народ», — отмечал Кузнецов.

Степь вообще играла большую роль в творческой биографии художника — стоит сказать, что ориентализму посвящена отдельная часть экспозиции, которая, в свою очередь, делится на две группы. Первую составляют монументальные полотна, фактура которых напоминает фрески — пастельными тонами, крупными четко очерченными фигурами, на них четкие линии ограничивают цветовые плоскости картин. Это «Вечер в степи», «В степи за работой. Стрижка овец», «Мираж в степи», написанные в 1912 году. Причем последняя работа, ввиду того что Кузнецов находился в творческих поисках, претерпела существенные изменения: для Венецианской биеннале 1924 года она была намеренно вытянута по вертикали.

В других произведениях грубозернистая поверхность покрыта мелкими подвижными мазками, за счет чего люди в пестрых халатах, овцы и верблюды приобретают причудливые очертания. Кузнецов много экспериментировал, пытаясь приблизить технику станковой живописи к фресковой, работал маслом, темперой на холсте, смешивал краски, создавая реалистичные изображения переливчатого света на полотнах, визуальной протяженности и бесконечности работ. Среди картин этой серии — «Весна в степи», «Вечер в степи», датирующиеся 1909-1912 годами, и другие.

Классические мотивы представлены в «степной» серии полотном «Спящая в кошаре» (1911). Художник решил по-своему трактовать канонический сюжет — в его киргизской Венере нет никакого эротизма, она одета с ног до головы и спит на фоне сияющего золотого ковра.

Еще до «миражных» степей Кузнецов прошел увлечение символизмом — его знаковые, подернутые дымкой «Фонтаны», умиротворенные «Утра» и меланхоличные «Рождения» стали главными мотивами того периода. Основными источниками создания кузнецовского стиля стали работы другого символиста — Виктора Борисова-Муратова (художников связывала многолетняя дружба) и эстетика гобелена. Кузнецов рисовал отдельными рваными штрихами, придавая предметам невесомость и глубину.

Манера рисунка этого периода имитировала вышивку, автор выстилал акварель стежками, создавая работу-гобелен — именно то, с чего начинал Борисов-Мусатов. Благодаря этому приему, глядя на работы Кузнецова, возникает ощущение сквозного пространства, наполненного полутонами и воздухом. Символично, что в то же время аналогичный прием использовал Мейерхольд в своем театре — в одной из постановок он закрывал сцену кисеей, и фигуры актеров преображались в свете софитов.

После революции и Гражданской войны Кузнецов одним из первых представил свои произведения за границей — в Париже, в 1923 году. А в 1937-м там же на международной выставке получил серебряную медаль за панно «Жизнь колхоза». За свою жизнь он много путешествовал, черпал вдохновение в поездках по Армении, визитах в Бухару, Киргизию.

В разделе с картинами советского времени представлены портреты, подмосковные и прибалтийские пейзажи, натюрморты, жанровые сцены. Здесь и тема коллективизации, и стройки, и поля, с которых собирают урожай колхозники, — все это стало для Кузнецова своим собственным полем для творчества, где можно было с помощью ярких красок играть со светом, по-новому интерпретировать бытовые сюжеты.

Особенностью выставки стало соседство во всех залах живописных работ с графическими листами. Это акварели и орнаментальная графика в разделе с символистской живописью или рисунки, сделанные в поездках по киргизским степям в Ориентальном зале. Отдельным блоком представлены листы из альбома литографий «Туркестан».

Выставка, участниками которой стали Русский музей, Саратовский художественный музей, частные коллекции, будет открыта до 13 декабря.

Культура00:0220 августа

«Пусть меня считают просто экстремальным режиссером»

Ураган, аллигаторы и комплекс Электры: кто снял самый зубастый хоррор сезона
Культура00:0819 августа

Не поминайте лихом

От разборок до разрухи: 1990-е для самых маленьких в фестивальном хите «Бык»