Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Русский голод

Историк Стивен Уиткрофт об особенностях голода в России в XIX — XX веках

Фото: РИА Новости

За последние полтора столетия Россия пережила четыре крупных голода, каждый из которых отличался от предыдущего как по причинам, так и по масштабам. «Сколько человек погибло? Много это или мало? Почему так произошло?» — вот основные вопросы, возникающие в связи с этой темой. Еще популярнее вопрос «кто виноват?». На них в разговоре с «Лентой.ру» ответил один из ведущих специалистов по истории голода, профессор Мельбурнского университета Австралии Стивен Уиткрофт.

«Лента.ру»: В советской историографии голод 1891-1892 годов нередко служил доказательством того, что крестьяне при «царизме» влачили нищенское существование, а сами меры, предпринятые тогда властями для борьбы с голодом, не раз подвергали критике и называли недостаточными. Как вы считаете, действительно ли в последние десятилетия царствования Романовых крестьяне были угнетаемым, изможденным сословием?

Стивен Уиткрофт: Этот вопрос в России несколько лет назад поставили на обсуждение историки Сергей Нефедов и Борис Миронов. Я принимал участие в аналогичном диалоге с западными коллегами пару десятилетий назад. Историки-ревизионисты (исторический ревизионизм — академический термин, означающий коренной пересмотр каких-либо устоявшихся исторических концепций — прим. «Ленты.ру») заявляли, что проблема крестьянских долгов перед государством в преддверии революции 1905 года не была реальным индикатором крестьянского обнищания. Крестьянство уходило от налогообложения, и в действительности доходы на душу населения росли, к тому же тогда долги по выплатам репараций составляли относительно небольшую долю в налогообложении.

Главными источниками поступлений в казну в те годы были косвенные налоги, в особенности налог на водку. Государство не заставляло крестьян покупать и пить ее, а, значит, говорить о том, что царский режим обирал их, неправильно. Помимо этого, экспорт зерна, связанный с увеличением производства на душу населения, рос, и это свидетельствует о росте благосостояния людей, а не об их обнищании.

Я же, в свою очередь, применил региональный подход — сравнил показатели по территориям условного «старого света» (Поволжье и Центральное Черноземье) с Украиной, Северным Кавказом, Уралом, Сибирью и Казахстаном, и нашел в них принципиальные отличия. Так, в Поволжье и Центральном Черноземье наблюдался настоящий кризис — здесь падало производство на душу населения, а поступления от косвенных налогов в казну были невелики. Кроме того, эти регионы были перенаселены, земли на всех не хватало, и они периодически голодали, как в 1892 году.

На фоне этого новые регионы выглядели совершенно иначе: плотность населения здесь была ниже, показатели по экспорту зерна — намного выше, производство зерна на душу населения росло. Отмечался также и рост относительно крупных вливаний в казну от косвенных налогов.

Я полагаю, что для ответа на ваш вопрос необходимо провести четкое деление по регионам и датам. До 1906 года в старых центральных регионах земли пребывали в кризисном состоянии и были перенаселены, в то время как молодые земли процветали и приобретали все большее экономическое значение. После 1906 года, под руководством Столыпина, оставшиеся выкупные долги за землю были списаны, крестьянам предоставили существенную поддержку в переселении, и это в какой-то степени помогло исправить ситуацию. Исследования Миронова показывают, что положение крестьян в Российской империи в те годы улучшалось, уровень их здоровья и благосостояния во многих регионах рос.

Верно ли утверждение о том, что власти приняли недостаточно мер для борьбы с голодом 1891-1892 годов? Почему страна оказалась неподготовленной к нему?

В 1880-1881 годах произошел серьезный кризис, из-за которого Центральный статистический комитет ввел новые формы учета производства зерна. Именно поэтому сейчас мы располагаем гораздо большим числом данных о неурожае 1891 года, чем об аналогичных событиях более раннего времени.

Долгое время правительство не позволяло региональным властям самоорганизоваться, опасаясь, что это подорвет централизованное управление. Однако с началом голода этот запрет был снят, земства получили возможность координировать свои действия и работы сообща. Такие меры были чрезвычайно эффективны.

Мои исследования показывают, что высокая смертность во время кризиса 1892 года была в первую очередь связана с эпидемией холеры, пришедшей из Индии, а летом того же года производилось сокращение мероприятий по борьбе с голодом. Если вычесть из статистики смертность от холеры, полученные показатели были бы даже ниже обычных.

Насколько серьезными были последствия голода для власти, общества и настроений в нем? Какие уроки правительство вынесло из кризиса, решил ли он какие-то продовольственные и аграрные проблемы?

Вероятно, голод дискредитировал власть больше, чем должен был. После его окончания правительство вновь вернулось к политике запрета на самоуправление в губерниях (который отменили только во времена Первой мировой войны). Этот факт в какой-то мере внес свой вклад и в Февральскую революцию 1917 года. Стоит отметить, что председателем Временного правительства, фактически главой государства, стал земский деятель, князь Георгий Львов.

Чем был вызван голод в Поволжье 1921-1922 годов и в чем его отличие от предыдущего?

Дело было не в сокращении посевной площади, а в разрыве отношений между потребительскими областями под большевистским контролем и областями поставки, контролировавшимися антибольшевистскими силами, блокировавшими Москву. Голод 1918-1920 годов сильно повлиял на северные города. Из-за блокады уменьшились посевные площади, снабжавшие северный дефицитный регион четырьмя миллионами тонн зерна ежегодно. К тому же, была создана продовольственно-реквизиционная армия Наркомпрода РСФСР, состоящая из вооруженных продотрядов. Они лишили крестьян запасов, которые обычно позволяли выживать в годы засухи.

В голоде 1921 года было два принципиально важных отличительных момента. Во-первых, крестьянство сильно ослабили набегами продотрядов в ходе Гражданской войны, и оно было абсолютно не готово к любому возможному кризису. Во-вторых, засуха 1921 года оказалась серьезнее предыдущих, ее можно даже сравнить по масштабам с засухой 1891 года.

В 1891-1892 годах помощь из-за рубежа для борьбы с голодом поступала преимущественно от американцев. К 1921 году помощь решили оказать англичане, уговорившие на это и остальных европейцев. В призыве лорда Пармура и Джорджа Пэйша «Русский голод и его значение для Европы», в качестве одной из причин для оказания помощи говорилось о возможном снижении импорта российского хлеба в Европу. Получается, Запад, помогая России, исходил не из добрых побуждений, а из холодного расчета?

Насколько мне известно, из этого мало что в итоге вышло. Идеи Джорджа Пэйша и его сподвижников не разделяли в британском правительстве тех времен. Западная помощь шла из двух источников.

Во-первых, ее оказывал норвежец Фритьоф Нансен и международный Красный Крест. Небольшая поддержка шла от британцев, в основном через фонд «Спасем детей» в Саратове. Сам Нансен был большим благотворителем, он активно помогал в переселении европейских беженцев после Первой мировой. Люди вроде него совершали поступки, исходя из собственных побуждений, не обязательно при этом представляя интересы групп политических элит.

Во-вторых, намного более крупным был вклад «Американской администрации помощи» (American Relief Administration, АРА) во главе с Гербертом Гувером. Сам Гувер, судя по его предыдущей деятельности в Бельгии и Центральной Европе, был гуманистом. Конечно, и он, и правительство Соединенных Штатов были также заинтересованы в сдерживании экспансии коммунизма, которая, по их мнению, во времена социальных бедствий и голода лишь усиливалась.

Интересно, что в 1932-1933 годах почему-то умалчивали о голоде, упоминая лишь события на Украине, хотя этот голод задел и другие регионы СССР.

Серьезные продовольственные проблемы и связанное с ними увеличение смертности в городах начались вскоре после кризиса заготовки зерна в 1927-1928 годах. В последующие три года ситуация с продовольственным снабжением продолжала ухудшаться, и в крупнейших населенных пунктах была введена карточная система распределения продовольствия.

С проблемами столкнулся и Казахстан, где произошла смена политики в отношении феодальных элит. С 1927 года начались атаки на частную собственность крупнейших феодалов — беев, затем три года подряд атакам подвергались кулаки. Беи в ответ пытались бежать со своими сторонниками и скотом. Это привело к началу нескольких кампаний по принудительному расселению казахских кочевников, что повлекло за собой массовый падеж скота и голод среди бывших кочевников. Некоторые из них со своим скотом перебрались в Китай, остальные, уже без скота, — в другие части Советского Союза.

В 1930 году ситуация со снабжением продуктами немного улучшилась из-за хорошей погоды на протяжении всего года. В связи с этим некоторые специалисты утверждают, что голод был спровоцирован непосредственно началом коллективизации и раскулачиванием, но это в корне неверно. Первая массовая волна раскулачивания началась в январе 1930 года. Если бы она стала причиной голода, то он бы начался уже в середине того же года, а не три года спустя, в первой половине 1933 года.

Здесь фактор хорошей погоды играл намного более значимую роль, чем раскулачивание. Впрочем, правительству это в голову тогда не пришло, и высокий урожай 1930 года они для себя объяснили успехом своих политических действий. Сталин, впрочем, первое время сомневался в необходимости продолжения коллективизации (его письмо «Головокружение от успехов» в марте 1930 года), но высокий урожай убедил его в правильности принятого решения.

В 1931 году случилась засуха на Волге, куда, в том числе, переселились и казахские кочевники. Первые признаки голода начали проявляться не только в городах, ситуация в сельской местности также стала ухудшаться. До этого момента еще можно было спорить о том, что Украина занимала лучшую позицию по сравнению с другими регионами (в конце 1920-х Урал и Сибирь были главными жертвами продовольственного кризиса, неурожай 1931 года сильно ударил по Приволжью). Только в 1932 году, когда пострадали все остальные районы снабжения, дело дошло до Украины. В то время неурожай здесь был спровоцирован плохой погодой и нехваткой тягловой силы.

Планы по сбору зерновых немного подогнали под сложившиеся обстоятельства, но Украине это не помогло — регион облагался большим налогом, несмотря на низкую урожайность зерна (в заготовленном на хранение эквиваленте). Без сомнения, здесь уровень смертности в 1932-1933 годах был чрезвычайно высоким, но то же самое можно сказать о Северном Кавказе и о Нижнем Поволжье.

Почему государство после 1921 года, зная о засушливости некоторых регионов, предпринимало мало усилий для решения этой проблемы? Например, лесопосадки там начались только после голодомора.

Действительно, удивительны инфантильность и, с другой стороны, осторожность в действиях государства. Когда Рыков заговорил о невозможности за пять лет повысить урожайность зерна на 35 процентов, его заклеймили правым уклонистом. В этом смысле очень точно выразился экономист Станислав Струмилин, работавший в Госплане: «Лучше стоять за высокие темпы, чем сидеть за низкие». Вероятно, только после сильнейшей засухи 1946 года Сталин понял, что к таким случаям надо быть подготовленным.

Какие меры государство предпринимало после 1932-1933 годов для того, чтобы в дальнейшем избежать голода? Вот, например, начали создавать государственные резервы зерна. Почему эти методы не были введены раньше? Или они были, но неправильно функционировали?

Нет, попытки создать неприкасаемые запасы зерна были и ранее. Главная проблема заключалась в том, что излишки хлеба, произведенные в результате хорошего урожая 1930 года, продали за границу, а не пустили на масштабное пополнение государственных резервов.

Следующий период — 1946-1947 годы. Что стало главной причиной этого голода — засуха и неурожай или ошибки правительства?

Советское правительство задолго до этого сделало многое для того, чтобы избежать массового голода. Думаю, такой результат был обусловлен экстраординарно жесткой и рациональной системой центральных госзакупок. Помимо этого, существовало еще два важных фактора. Прежде всего, в начале войны удалось накопить огромные запасы продовольствия за счёт сбора урожая до захвата части территории Советского Союза немецкими войсками. Сыграли свою роль и относительно благоприятные погодные условия, засуха началась лишь в 1946 году. Напади Гитлер на СССР раньше, перед сбором урожая, последствия были бы ужасными.

Во время войны запасы продовольствия значительно сократились, и в 1946 и 1947 годах снабжение хлебом было сильно ограничено. Когда в 1945 году население страны за счет присоединенных территорий увеличилось, проблем стало только больше. Все надежды возлагались на урожай 1946 года — будь он хорошим, остались бы даже излишки. Но засуха в это тяжелое время спровоцировала неурожай и голод. Если бы аналогичные погодные условия были в 1942 или 1943 году, то последствия могли стать решающими для судьбы страны.

Насколько велика была разница между событиями 1892, 1921 и 1932 годов с точки зрения их восприятия простым населением?

Главные отличия заключались в масштабе трагедии, наличии или отсутствии эпидемий и в ответных мерах властей. В 1892 году смертность была небольшая. Власти знали о сложившейся ситуации и пытались с ней бороться. Голод 1932-1933 годов напоминал предыдущий, но здесь реакция государства была совсем иной, народ получал существенно меньше помощи. Эпидемий тогда практически не было, не считая незначительной вспышки тифа.

Как в начале 1920-х годов, так и в начале 1930-х отмечались случаи каннибализма и трупоедства. Многие из них описаны в книге «Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы». О том, что происходило в 1921-1922 годах, известно больше, об этом говорили, в некоторых журналах того времени публиковались фотографии каннибалов на фоне останков их жертв, преступников судили. К убийцам, поедавшим своих жертв, суд относился суровее, чем к людям, просто питавшимся человечиной.

В 1932-1933 годах о таких случаях старались молчать, не выносить их на публику. Например, в докладе заместителя председателя ГПУ УССР Карла Карлсона Киевскому областному отделу ГПУ от 1 марта 1933 года протоколируются различные последствия голода по районам области. Карлсон насчитал 72 случая людоедства в Киевской области и 16 в Уманском районе. По трупоедству: в области — 65 случаев, самое больше число по районам (28 случаев) в Володарском. Это данные всего по одной области за период до 1 марта 1933 года. Киевская область страдала от голода больше остальных в стране, проблема там была чрезвычайной.

12:1019 августа 2016
Руслан Хасбулатов

«После ГКЧП произошла страшная вещь»

Руслан Хасбулатов о путче 1991 года
09:08 7 июня 2015

«Гитлер поднялся на противостоянии с коммунистами»

Историк Константин Залесский об истоках германского нацизма
00:0328 июля 2016
Мозаичное панно, изображающее дружбу русского и украинского народов, на станции «Киевская» Арбатско-Покровской линии московского метро

«Российская украинистика растет, формируется и зреет»

О чем спорят украинские и российские историки