Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Пластмассовый мир победил

Сотрудник «Гринпис» Александр Цыганков о раздельном сборе отходов

Фото: Nguyen Huy Kham / Reuters

Чистых мест на планете остается все меньше и меньше. Забираясь в самые отдаленные уголки, мы все чаще натыкаемся на оставленный человеком мусор. Даже мировой океан постепенно превращается в свалку. Что мы делаем не так, даже если выбрасываем мусор в урну? Какие эволюционные этапы пережила мусороперерабатывающая отрасль за несколько веков? Об этом в лекции, состоявшейся в Культурном центре ЗИЛ, рассказал сотрудник токсического отдела «Гринпис» в России Александр Цыганков.

Эволюция мусора

Отходы, мусор — это то, что по тем или иным причинам отторгает человек. В первобытном обществе отходами были кости и шкуры животных, которые сжигали или оставляли в лесу. Все изменилось в Средние века (примерно в XVI веке), когда в городах прямо по улицам лились реки нечистот, выплескиваемые жителями из окон и дверей. Случались казусы, один из которых дошел до нас в виде мифа: король инкогнито шел по городу, а ему из окна прямо на голову вылили помои. Он не удивился, тогда это было в порядке вещей.

Постепенно ситуация менялась, и мы пришли к тому, что имеем сейчас. Революционные наработки XVI века с незначительными дополнениями дошли до нас. Именно тогда на улицах средневековых городов появился человек, собиравший мусор и вывозивший его за город на свалку. Помои жители были обязаны к определенному времени выставлять у крыльца в чане. В наше время вместо человека ездит мусоровоз, и, к сожалению, за прошедшие столетия отходы все так же вывозят и складируют. В конце XIX — начале XX века человечество начало экспериментировать с мусоросжиганием. Какое-то время эта практика была прогрессивной, но она не прижилась, и сейчас мы видим угасание ее применения.

Эра одноразовых вещей

Мусор с тех пор сильно изменился. Если в Средние века он представлял собой, например, печную золу и кости, то в середине XX века, благодаря успехам нефтехимической отрасли, были созданы предприятия по производству пластика и различных полимерных изделий. Жизнь человека наполнилось пластмассой, и сейчас до 15 процентов объема мусорного ведра современный человек заполняет пластиковыми отходами. Это привело к кризисной ситуации в мире.

В 50-х годах журнал Life не без радости провозгласил о начале новой эры одноразовых вещей. Тогда, по мнению авторов журнала, одноразовые вещи открывали для домохозяек (да и для всех жителей США) новые возможности. В статье писали, что теперь не обязательно мыть посуду и складывать ее в шкаф, все просто — использовал и выкинул. Так прошло полстолетия.

За это время население планеты увеличилось с трех до семи миллиардов человек, а способ избавления от отходов остался прежним. Не будем забывать, что с повышением благосостояния людей повышается и объем мусора, производимый ими. Согласно статистике, в бедных странах больше органического мусора, а в богатых в мусоре больше упаковки, полимеров, бумаги и металла.

В отчете ООН за 2015 год говорится о том, что ежегодно на всей планете образуется около двух миллиардов тонн твердых бытовых отходов (ТБО) от жилого сектора. Если прибавить сюда отходы от строительства и коммерческих структур, то получится 7-10 миллиардов тонн.

Конечно, статистика — вещь лукавая, и в нашем случае она, скорее всего, занижает показатели. Ярким примером здесь являются США, где министерство природных ресурсов из года в год сообщает, что Штаты производят порядка 150 миллионов тонн отходов. Но несколько недель назад был опубликован отчет, согласно которому из-за некорректных подсчетов итоговая цифра занижалась в два раза. На самом деле в США производит ежегодно порядка 300 миллионов тонн мусора. Если даже американцы не могут собрать точную статистику, то какую статистику предоставляют развивающиеся страны и государства третьего мира?

Мусорная Россия

Наша страна производит около 50-70 миллионов тонн отходов ежегодно, из них Москва дает около 5 миллионов тонн. Вместе с Московской областью получается около 11 миллионов тонн. Согласно статистике, на каждого москвича и жителя столицы приходится приблизительно 300-400 килограмм мусора в год.

На то, к чему приводит средневековый способ избавления от мусора, можно посмотреть на полигоне Левобережный, недалеко от Химок. Гора мусора, засыпанного землей, достигает там высоты девятиэтажного дома, и примерно столько же, видимо, уходит под землю. Буквально в сотне метров от полигона построили новые жилые дома с видом на все это. Не повезло тем, кто покупал здесь квартиры зимой — им риелторы говорили, мол, вот горка, дети у вас будут с нее кататься. Наступало лето, и все стало понятно: стоки, запах и периодические пожары. Мусоровоз перевозит гремучую смесь из органических отходов, металла, пластика и бумаги. Все это попадает на полигон или свалку и под воздействием солнца, воды и воздуха вступает в реакцию, которая ведет к загрязнению всего вокруг. Стоки попадают в водоносные слои земли и заражают воду, а постоянные пожары отравляют воздух.

Это лишь один блок проблем, второй заключается в том, что, получается, мы ограничены в развитии. Население городов растет, и все хотят жить в комфорте. Из-за средневекового подхода к складированию мусора в области, городу уже некуда расти, он постоянно натыкается на горы мусора.

Океан в пятнах

Если человек бежит из города и хочет найти место поспокойнее, в уединении с природой и подальше от цивилизации, он повсеместно сталкивается со свалками. Мир облетели фотографии американского фотографа Зака Нойла. На них серфингист Дид Сурьяна проходит под волной, в которой сосредоточена масса мусора: пластиковые пакеты, обертки от лапши и шоколада, пустые пивные банки, прохудившиеся футбольные мячи и так далее. Снимки сделаны на острове Ява, куда Нойл и Сурьяна добирались из Джакарты почти сутки на самолете, автобусе и лодке, чтобы отдохнуть среди девственной природы и поймать высокие волны.

Загрязнение воды — следствие того, что до середины XX века для городов, находящихся на берегу океанов или морей, было нормальной практикой выбрасывать весь мусор в воду. Негативный вклад в эту практику внесло судоходство, весь XX век сбрасывавшее отходы в воду, таким же образом поступали и в портах. Огромную лепту в загрязнение мирового океана внес туризм. На протяжении всего XX века миллионы людей старались попасть в страны с теплыми морями, не готовыми к обработке такого количества мусора. У них не было системы переработки отходов, и их примитивная отрасль обработки (складирования) начала коллапсировать: не хватало контейнеров, машин, места, мусор просто не успевали вывозить. Все это оказывалось в реках или море.

В результате в океане образовались пять огромных мусорных пятен, иногда ошибочно называемых островами. Приблизительные оценки площади Большого тихоокеанского мусорного пятна варьируются от 700 тысяч до 15 миллионов квадратных километров и более. Это до 8,1 процента от общей площади Тихого океана. Здесь находится более 100 миллионов тонн мусора.

По данным на 2014 год, на поверхности воды плавает до 300 тысяч тонн пластика (порядка 5 миллиардов различных фрагментов). Проблема в том, что сами ученые признают невозможной точную оценку количества пластика и других отходов, находящихся на дне океана. Трудно выяснить и страну происхождения мусора. Одно из проблемных мест находится в Гаити, сюда приходит мусорное течение, и в нем находили отходы из России (возможно, из Владивостока).

Пятна в океане — проблема вовсе не эстетическая, исследования показывают, что ежегодно тысячи представителей различных видов животных гибнут из-за мусора, особенно черепахи и птицы. Это наносит серьезный урон биоразнообразию Земли. Кроме того, мусор, съеденный рыбами (особенно пластик, словно губка впитывающий вредные вещества), попадает на наш стол вместе с рыбой. Это подтверждается данными, полученными при заборе образцов крови. У людей фиксируют наличие пластика в организме.

В 2009 году ученым-океанографом доктором Маркусом Эриксеном и его женой Анной Камминс была основана организация «Институт пяти водоворотов» (5 Gyres Institute), занимающаяся изучением загрязнения океана. С ее созданием связана легенда о том, что якобы у Анны Камминс в крови обнаружили следы пластика, попавшего к ней через пищу. Это и привело супругов к исследованию проблемы загрязнения океана.

Что мешает прогрессу

Если все так плохо и средневековый подход утилизации отходов исчерпал себя, почему нет перехода к другой форме взаимодействия с отходами? Почему мы не видим изменений?

Для начала обрисуем схему, без которой не будет понятно, что иной вариант возможен. Вы платите за вывоз мусорных контейнеров со двора, либо за вас платит город или государство, субсидируя уборку, — ведь на улицах городов должна быть чистота. Улицы городов России более-менее чисты. Оплата за вывоз производится либо за килограмм, либо за кубометр. Затем компания тратит часть денег на транспортировку этого мусора на свалку, хозяин свалки получает от компании часть средств за складирование его на своем полигоне и, в свою очередь, платит государству за лицензию на эту деятельность. Чем больше отходов, тем выгоднее компании работать. Вывозить и складировать их не очень дорого, и это всех устраивает. Если предположить, что другу губернатора принадлежит полигон или мусоровывозящая компания, то понятно, что он никогда не пустит сюда людей, занимающихся сортировкой и переработкой отходов.

Существует на пути нового отношения к мусору и психологическая проблема, над которой сейчас работают исследователи. Она состоит в важности позиционирования мусора как чего-то грязного. Даже когда человек долго выбирает в магазине бутылку, внимательно изучая ее этикетку и форму, он, выпив содержимое, не задумываясь выкидывает ее в мусорное ведро. А ведь она не потеряла своих свойств, к тому же большую часть стоимости напитка составляет именно тара. На ее производство затрачивается масса энергии. Например, на изготовление одной пластиковой бутылки уходит примерно пять литров нефти. Пренебрежительное отношение к использованной упаковке необходимо менять не только у потребителя, но и у производителя, крупного бизнеса, и, конечно, у государства.

Решение проблемы переработки отходов в России постоянно откладывается. Мы слышим из уст чиновников, что переработки не существует, что раздельный сбор мусора возможен только в далеком будущем. Это наглядный пример действия описанной психологии и незнания реальной ситуации. Отрасль переработки в России существует, и разговоры о том, что ее нет, — ложь. Насколько слова российских чиновников расходятся с делами, показывает законодательный запрет на экспорт макулатуры. Правительство России собирается внести ее в перечень товаров запрещенных к вывозу из страны наравне с рожью и молоком. Это товар стратегического назначения.

Как так получилось? Дело все в том, что в России настолько много производств, способных перерабатывать макулатуру, что им просто не хватает сырья. По последним данным, мощности станков для ее переработки хватит на четыре миллиона тонн отходов, а перерабатывается только три миллиона. Сейчас из-за кризиса и санкций люди стали меньше потреблять, стало меньше упаковки, и некоторые сборщики макулатуры смекнули, что выгоднее вывозить и продавать макулатуру в ближайшие страны, где налоги меньше. Образовался дефицит. На четыре миллиона тонн мощностей стало набираться только 2,5 миллиона тонн бумаги. Такая же ситуация сложилась с пластиком, но только те, кто работает с макулатурой, смогли достучаться до правительства и объяснить важность проблемы.

Эти люди понимают, что и подобные меры не позволят решить проблему. Заводы, работающие на полную мощность, все равно не смогут переварить все бумажные отходы, даже если макулатуру запретят вывозить. Кроме того, существуют сложности с ее сбором — около шести миллионов тонн не поступают на переработку.

Государство не решает системные проблемы только потому, что для него это сложно, это уравнение со многими неизвестными, где надо задействовать много регуляторов. Оно ежегодно выделяет миллиарды рублей на ликвидацию экологического ущерба, вывозя несанкционированные свалки на легальные полигоны, рекультивируя землю.

История с перемещением мусора из одного места в другое скоро закончится, свободного места около городов не так много. Решение этой проблемы лежит только в циклической экономике, и это является долгосрочной стратегией. В Евросоюзе ее решают, там ведется статистика переработки мусора, и сейчас ее доля дошла примерно до 42 процентов. В США примерно такие же показатели.

Раздельный сбор

Мы изучили проблему и развеяли мифы о переработке. Так что же нужно сделать для решения всех вышеназванных проблем и организации раздельного сбора мусора в масштабах страны?

Когда вы сбрасываете все в один пакет или мусорное ведро, ТБО становятся непригодными для переработки. В лучшем случае, их могут отсортировать на специальных станциях, но они выдают лишь 10 процентов полезного материала из общего объема вторсырья. Без раздельного сбора нет никакой переработки, а без нее нет никакого решения проблемы отходов.

Если говорить о циклической экономике, то сейчас мусор является чем-то не имеющим никакой стоимости, мы только платим за избавление от него. Захоронение и вывоз мусора осуществляется за бесценок. Это приводит к тому, что официальные полигоны переполнены. Кроме того, появляются нелегальные, их по данным Росприроднадзора сейчас существует порядка 13 тысяч.

ООН, изучая эту проблему, пришла к следующим выводам. Прежде всего, необходимо перераспределение ответственности. Часть расходов за переработку, скажем, пластиковой бутылки должно нести государство, часть — производитель. Второе, что должно быть (но у нас, увы, нет), это четкие целевые показатели. В Москве, да и в других городах есть волонтеры, участвующие в ежемесячной акции «Раздельный сбор». Они собирают у населения мусор, затем за свои деньги везут в промзону и сдают на переработку, и иногда эти люди собирают до нескольких тонн отходов. Чем-то подобным начали заниматься и госорганы, делая вид, что как-то в этом участвуют, но пара поездок на «Газели» и несколько баков с собранным мусором не решают проблему. То, что могут позволить себе гражданские активисты, в деятельности властей выглядит как пускание пыли в глаза. Должны быть четкие целевые показатели, определяющие, что к такому-то году мы хотим достигнуть такого-то уровня переработки.

Наконец, в докладе ООН особо отмечается, что во власти должен быть специальный орган, отвечающий за раздельный сбор мусора в стране. Он обязан следить за цивилизованным захоронением мусора, за предотвращением образования нелегальных полигонов и свалок и за то, чтобы на легальные везли только те отходы, которые невозможно переработать. Кроме того, он должен отвечать за переработку мусора и стимулировать ее рост. В России пока ничего подобного нет.

12:1019 августа 2016
Руслан Хасбулатов

«После ГКЧП произошла страшная вещь»

Руслан Хасбулатов о путче 1991 года
09:08 7 июня 2015

«Гитлер поднялся на противостоянии с коммунистами»

Историк Константин Залесский об истоках германского нацизма
00:0328 июля 2016
Мозаичное панно, изображающее дружбу русского и украинского народов, на станции «Киевская» Арбатско-Покровской линии московского метро

«Российская украинистика растет, формируется и зреет»

О чем спорят украинские и российские историки