Новости партнеров

«Банкротство — это не решение, это капитуляция»

О ситуации в «Трансаэро» рассказал член правления компании Александр Бурдин

Александр Бурдин
Фото: пресс-служба компании «Трансаэро»

Испытывающая финансовые трудности авиакомпания «Трансаэро» остается главным поставщиком новостей в авиационной отрасли. После сообщения о покупке контрольного пакета акций совладельцем S7 Владиславом Филевым стало известно о назначении нового генерального директора «Трансаэро». Им стал заместитель летного директора компании, действующий пилот Валерий Зайцев. При этом «Аэрофлот» заявил, что главой компании по-прежнему остается Дмитрий Сапрыкин.

Кадровые ротации этим не ограничились: в правлении «Трансаэро» назначен новый топ-менеджер, отвечающий за работу с кредиторами и финансовое оздоровление. Им стал Александр Бурдин, ранее работавший заместителем генерального директора компании РУСАЛ. В интервью «Ленте.ру» Александр рассказал о своих задачах и планах компании по выходу из кризиса.

«Лента. ру»: Вы назначены членом правления «Трансаэро» решением Совета директоров авиакомпании, но относительно избрания генерального директора на этом же совете директоров, сейчас крайне противоречивая информация. «Аэрофлот» заявляет, что гендиректором «Трансаэро» по-прежнему является Дмитрий Сапрыкин.

Александр Бурдин: Генеральным директором «Трансаэро» решением совета директоров от 23 октября назначен Валерий Зайцев. Я видел протокол заседания этого совета директоров, думаю, здесь все абсолютно ясно. У компании может быть только один генеральный директор, и он избран советом директоров.

Кто предложил вашу кандидатуру? Как вы будете делить полномочия с генеральным директором Валерием Зайцевым?

Моя кандидатура была предложена Совету директоров банками-кредиторами, заинтересованными в сохранении работы авиакомпании. Валерий Зайцев в отрасли с 1995 года, обладает безоговорочным авторитетом в коллективе «Трансаэро». Он способен обеспечить высочайший уровень работы и безопасности полётов. Валерий будет заниматься операционной деятельностью компании. Я отвечаю за работу по реализации модели финансового оздоровления компании и взаимодействие с кредиторами.

Что это за модель? Вы можете раскрыть ее детали?

Банками-кредиторами, заинтересованными в спасении «Трансаэро», разработана модель финансового оздоровления компании. Пока преждевременно рассказывать о ее деталях, но эта модель реализуема и эффективна.

Сегодня «Трансаэро» в лице генерального директора Дмитрия Сапрыкина заявила о намерении обратиться в арбитраж с иском о банкротстве. Собираетесь ли вы препятствовать этому намерению? Как могут развиваться дальнейшие события вокруг компании, если арбитраж примет обращение к рассмотрению?

Дмитрий Сапрыкин освобожден от должности генерального директора решением совета директоров «Трансаэро». Генеральным директором и председателем правления назначен Валерий Зайцев, поэтому сообщение господина Сапрыкина о намерении «Трансаэро» обратиться в Арбитражный суд с заявлением должника о признании его несостоятельным является нелегитимным.

Далеко не все кредиторы выступают за спасение «Трансаэро». «Сбербанк», ВТБ уже подали иски о банкротстве. Как вы собираетесь урегулировать вопросы с ними?

От банкротства никто из банков-кредиторов не получит ничего. Мы еще не успели проанализировать документы компании, но из доступной информации очевидно, что кредиторам второй очереди никаких ликвидных активов точно не достанется. Если дело пойдет по пути банкротства, то потеряют все. При этом государство — как акционер названных вами банков и сторона, предоставившая гарантии этим банкам по ранее выданным кредитам, — получит, возможно, наибольшие убытки. Не говоря уже о том, что коллектив «Трансаэро» — это 11 тысяч профессионалов, и далеко не все в случае банкротства компании смогут найти новые рабочие места.

Вы уверены, что банкротства «Трансаэро» можно избежать?

Аргументы против банкротства неоспоримые, поэтому будем договариваться, обсуждать условия выхода из кризиса. Это сложная и длительная работа, но это лучше, чем полный ноль.

Для того, чтобы компания приносила прибыль, она должна работать, но у «Трансаэро» отозван сертификат эксплуатанта. Как вы собираетесь работать без сертификата?

Без государственных решений и принципиальной государственной позиции — не банкротить компанию — движения вперед не будет. Государство как регулятор может дать возможность компании сохранить конкуренцию в отрасли, сохранить лучших специалистов, как акционер госбанков государство может избежать миллиардных списаний этих банков. Либо государство отходит в сторону и просто дает компании обанкротиться — со всеми вытекающими последствиями. Банкротство — это не решение, это капитуляция. Банкротство противоречит интересам всех: коллектива «Трансаэро», пассажиров, государства, госбанков, частных банков. Это факт.

А чтобы компания заработала, будем доказывать Росавации необходимость сохранения сертификата эксплуатанта. У компании есть команда под руководством Валерия Зайцева, есть поддержка акционера — будем работать, чтобы как можно скорее добиться возобновления сертификата. У нас для этого есть все необходимое, мы готовы вернуться к полетам в кратчайшие сроки.

На каких основаниях был отозван сертификат?

Не могу ответить, потому что акта об итогах внеплановой проверки компании Росавиацией мы не видели.

Недавно владельцы S7 заявили, что купили у Плешакова 51 процент акций «Трансаэро». Но в Росавиации говорят, что не видели никаких документов по этой сделке. Филевы все же купили компанию или нет? Вы общаетесь с Филевыми или их представителями?

Я не сторона сделки, поэтому за Филевых и Плешакова отвечать не могу. Но могу сказать, что я общаюсь с представителями новых акционеров и знаю, что кандидатура Валерия Зайцева и моя обсуждались с Филевыми. Думаю, приход акционеров S7 в «Трансаэро» — это уникальная возможность вытащить компанию из той ситуации, в которой она оказалась.

Зачем Филевым эта сделка?

Владислав Феликсович ответил на этот вопрос в своем интервью на прошлой неделе. Я здесь комментировать не могу.

Филевы предлагают конвертировать часть долга банков в акции. По вашему мнению, это выход из ситуации?

Этот вариант изначально предлагался банками-кредиторами. Это в настоящий момент единственный вариант выхода из кризиса.

Что надо предпринять, чтобы компания вышла из кризиса? Сколько времени на это понадобится?

Я сейчас не готов называть сроков. Я возглавлял рабочую группу банков кредиторов, и мы анализировали только доступную информацию. Сейчас мы пытаемся получить документы компании, чтобы в деталях понять ситуацию, разработать план и предложить его кредиторам и государственным органам. Но первоочередные шаги понятны: это проведение аудита с целью поиска и возврата на баланс ликвидных активов, недопущение бесконтрольной передачи маршрутной сети, урегулирование всех вопросов для возобновления операционной деятельности — иначе убытки будут только расти. При этом условием возобновления деятельности является обеспечение безопасности полетов. Команда Валерия Зайцева при всесторонней поддержке нового акционера, создавшего самую эффективную авиакомпанию в России и прошедшего несколько кризисов, готова вывести «Трансаэро» из сегодняшнего положения. Но это возможно при реструктуризации задолженности, урегулировании вопросов со всеми контрагентами и заинтересованности всех сторон. Мы должны этого добиться — и добьемся, потому что это в наших общих интересах.