Новости партнеров

«В новом доме они строят маленькую Россию»

Британский социолог Анна Печурина о том, как живут русские в Англии

Фото: Lefteris Pitarakis / AP

По данным Росстата, в прошлом году из России «выбыло» 232 987 человек — на 47 тысяч больше, чем годом ранее. На этом основании многие эксперты заговорили о новой волне эмиграции. Чаще всего наши соотечественники едут в Германию и Израиль. Однако постепенно набирает популярность и Великобритания. Социолог английского университета Leeds Beckett, доктор наук Анна Печурина уже много лет изучает жизнь русскоязычных переселенцев. Свои наблюдения она обобщила в книге «Материальная культура миграции». «Лента.ру» поговорила с ней о том, какую роль в жизни русских играют матрешки, ковры и Путин, легко ли им адаптироваться на чужбине и почему дети российских мигрантов часто не знают родной язык.

«Лента.ру»: Много ли русских в Англии?

Анна Печурина: Трудно сказать. Согласно последней переписи 2011 года, примерно 68 тысяч человек говорят на русском. Но сюда включены практически все выходцы из бывших республик СССР. Диаспора очень молодая и еще не вполне оформилась. Большой приток именно русских начался с 2000 года.

Что вы хотели узнать в результате своих исследований?

Как проявляется чувство дома в миграции. А именно — как ведут себя и вписываются в британское общество русскоязычные иммигранты. Стараются ли они походить на британцев или реконструируют что-то родное, российское. И мне была очень интересна тема идентификации советского поколения. В СССР ведь раньше и украинцы, и литовцы, и белорусы считались гражданами одной страны. Поэтому было любопытно посмотреть, кем они себя ощущают в эмиграции.

С кем вы разговаривали?

Состоятельных бизнесменов, нелегалов и студентов я исключила. Мне были интересны семейные мигранты, которые минимум лет пять успели прожить в стране. То есть они уже преодолели первые этапы иммиграции, связанные с поиском жилья и его обустройством, а значит, выработали и определенную систему мнений и привычек по отношению к стране проживания и ее культуре. Соответственно, от этой группы с большей вероятностью можно ожидать обдуманного подхода к обустройству дома и его интерьеру или хотя бы набора вещей, накопленных за годы на одном месте. У многих были дети школьного или университетского возраста. Встречались и те, кто состоит в браке с британцами или европейцами. Только одна дама временно не работала. Самому молодому респонденту было 29 лет, самому пожилому — 80.

Что отличает жилища русских иммигрантов?

Давно известный факт: когда люди иммигрируют, независимо от их социального класса и образования, у них вдруг просыпается интерес к «отечественной» сувенирной продукции или вещам, которые в своей стране они, скорее всего, не купили бы. У моих собеседников, например, в домах часто можно встретить гжельские сервизы, календари с куполами церквей, иконы, российские флаги. У кого-то даже висел портрет Путина.

Тоже своего рода сувенир?

Портрет президента здесь выступает как символ родины. Так же, как иконы. Но меня занимало не количество матрешек в чьем-то доме, а то, какое значение придают этим вещам. Тут выделяется типология: люди, неуверенно чувствующие себя в новой стране, привязываются к материальным символам. То есть в новом доме они действительно строят маленькую Россию, убежище, где они могут укрыться в окружении привычных и знакомых вещей. Это помогает им смириться с чужбиной. Но были и такие, кто не придавал особого значения хохломе.

Кто больше тоскует по родине — старые иммигранты или те, кто уехал относительно недавно?

В основном это свойственно поколению условной «советской» эмиграции. То есть тем, кто уехал в начале или в конце 1990-х. Тогда не были развиты социальные сети, интернет, нельзя было быстро купить билет и слетать на родину. То есть наблюдался информационный вакуум.

Современные переселенцы находятся в более выгодных условиях. В Англии сейчас очень активна именно русская диаспора. Она действует одновременно и в России, и в Британии. Есть и русская пресса, и магазины, и рестораны, образовательные сервисы и школы. Ощущение, что ты дома и никуда не уезжал.

Британцы к такому засилью как относятся?

Никакого засилья нет. Несмотря на свою активность, русские не настолько заметны. По данным 2013 года, в списке стран рождения иммигрантов в Англии Россия находится на 41 месте. А, скажем, поляки — на втором. Культурные, социальные мероприятия для русских, как правило, локализованы в пределах Лондона. Например, устраивается фестиваль русского кино, но не по всей Англии, а в одном-двух кинотеатрах. На бытовом уровне я не чувствую, что к русским какое-то особое отношение. Найдется не так много британцев, которые лично были бы знакомы с кем-то из россиян.

Существует ли реэмиграция обратно в Россию?

Данных у меня нет, но могу предположить, что если наши люди и переезжают из Британии, то скорее в другие европейские страны. Для недавних иммигрантов не проблема съездить на историческую родину, чтобы проведать друзей и близких. Этого им достаточно. А вот те, кто покинули страну 20-30 лет назад, не всегда готовы психологически к встрече с родиной. Я знаю женщину, которая уехала из СССР, когда ей было около 20 лет. В 70 она побывала на родине. И была разочарована тем, как много там изменилось. Очень расстраивалась, что не нашла ни знакомых домов, ни людей.

Зависит ли степень адаптации переселенцев от срока проживания?

Едва ли. Я интервьюировала семью с детьми. Уже 11 лет в Англии. И все время твердили: «Мы тут ненадолго, скоро уедем, нам тут не нравится». То есть десятилетия могут пройти, а у человека не возникнет ощущение, что он на своем месте. Чувство дома — субъективная категория. Частично психологическая, частично культурная. Для кого-то это самореализация в профессии, для кого-то —семья, для кого-то — покой. Но если ничего этого достичь не удается, они создают чувство дома искусственно. Строят с помощью каких-то предметов интерьера, еды или одежды маленькую родину.

Пельмени лепят, щи варят?

О еде с одинаковым энтузиазмом говорят и женщины, и мужчины. Тема благодатная. Все — и вновь прибывшие, и старожилы — любят потолковать о том, как плоха английская кухня. И как они скучают по некоторым русским блюдам. Среди диаспоры сейчас огромный интерес ко всей русско-советской кухне и в частности к «Книге о вкусной и здоровой пище». Она даже переведена на английский. Есть компании, организующие обеды в советской стилистике и с соответствующей едой. Селедка под шубой, винегрет, оливье в тарталетках, красиво оформленные сушки, пряники, всеми любимые торты «Наполеон» и «Медовик». Это все пользуется большой популярностью.

Как русские британцы встретили новость о запрете на ввоз европейских продуктов в Россию?

С энтузиазмом. Раньше иммигранты долго ломали голову, что везти в подарок российским друзьям. Теперь в большинстве случаев вопрос решается однозначно: сыр, колбаса. Вокруг «санкционки» вырисовывается целая культура. Социологам скоро можно будет проводить отдельное исследование на тему, что сейчас люди берут с собой в Россию.

Сегодняшние российские иммигранты — кто они? Каков их социальный статус? Они богаты?

Большинство — с высшим образованием. Те, у кого русский паспорт и вид на жительство, как правило, работают в финансовых организациях, IT-технологиях, в сфере науки и культуры. Много журналистов. У нас тут выходит около пяти газет на русском языке. Низкоквалифицированным трудом, работой по контракту или фрилансом занимаются, как правило, те, у кого уже есть британские или европейские паспорта. Я бы не сказала, что основная масса иммигрантов — по-настоящему богатые люди. Просто есть некий круг постоянно живущих здесь миллионеров, которые часто мелькают в прессе. За счет этого и создается ощущение, что русские иммигранты богаты.

Все знают язык?

Если речь идет о семейной иммиграции, то некоторые жены приезжают без языка. Если они заняты присмотром за детьми, их обучением, то, работая среди своих, могут вовсе не учить английский. Но старожилы, с которыми я беседовала, все владели английским.

Дети иммигрантов говорят по-русски?

Из тех, кто родился здесь, — не все. Чтобы обучать русскому, нужно отводить детей в воскресные школы. Либо есть техника воспитания, когда родители разговаривают дома только на своем родном языке. Но это требует большой выдержки, терпения. А на школу тоже необходимы время и деньги. Часто в семьях с не говорящими по-русски отпрысками возникает конфликт культур. Известны случаи, когда дети, изучавшие родной язык, бросали это занятие.

Ситуация в России и вокруг нее как-то повлияла на отношения внутри русскоязычной диаспоры?

Война на Украине вызвала раскол. Бывали случаи, когда иммигранты из-за этого переставали общаться друг с другом. А сами украинцы в Британии, наоборот, сплотились. У них очень интересные культурные центры. В Лондоне, например, там каждый день проводятся какие-то мероприятия: дебаты, выступления артистов, выставки. В российском сообществе не так. Нет какого-то основного объединяющего ядра. Имеются несколько конкурирующих очагов, представляющих разные группы иммигрантов. Есть неформальные лидеры финансового толка, есть русское посольство с госпрограммой поддержки соотечественников и так далее. Но все это разрозненно и не всегда работает в унисон.

Люди в сообществе помогают друг другу или каждый сам за себя?

Известно, что в китайской диаспоре принято и деньгами помогать, и с поиском работы. У наших в основном — информационный обмен и помощь советом. Хотя и русские уже пытаются привнести сюда схему трудоустройства, принятую в России: брать знакомых. В основном так происходит, когда дело касается медийных проектов или каких-то сервисов: магазинов или ресторанов. Это нормально. Ведь людей, которым можно доверять, иммигранту встретить гораздо труднее.

РоссияПартнерский материал

Впереди планеты всей

Невероятный тест о способностях россиян
18:2314 декабря