«Страна слетела с катушек»

Активисты протестов о том, к чему пришел Евромайдан

Фото: Максим Левин / Reuters

Два года назад, 21 ноября 2013-го, на Украине начались акции протеста, переросшие в многомесячное противостояние — так называемый «Евромайдан». За эти два года страна претерпела кардинальные изменения — резко упал уровень жизни, разразилась гражданская война. Однако принято считать, что простые украинцы в основной своей массе безоговорочно поддерживают действия нынешних киевских властей. «Лента.ру» решила поинтересоваться у активистов, принимавших участие два года назад в протестах, с какой целью они выходили на улицу и что думают о Евромайдане сейчас.

Анна Трофимова: «Людей просто натравливали друг на друга»

Мне импонировала идея мирных антиправительственных акций в моем родном Донецке, потому что было принято считать, что это город, где Януковича поддерживают по умолчанию. Другое дело, что жителю региона не придет в голову идти на митинг — человек лучше возьмет дополнительную работу. Поэтому мы с друзьями принимали участие в акциях протеста в вялотекущем режиме.

Поначалу на них собирались около 20-30 человек, на нас никто особо не обращал внимания.

Позже был организован большой митинг на главной площади города. Ее разделял милицейский кордон. С одной стороны находились люди, выступавшие против образовавшихся позже самопровозглашенных ДНР и ЛНР. С другой — те, кто хотел присоединения к России или отдельную республику, — сложно сказать, чего они точно ждали.

Мне запомнился момент, когда на митинг шла семья: родители и двое маленьких детей, все с украинскими флагами. В эти минуты с десяток пророссийских активистов пробежали мимо — они хотели срывать украинские флаги с авто, припаркованных рядом. Тогда мы с гаишником попросили родителей, чтобы они, во избежание возможных стычек с разъяренными людьми, увели детей.

В тот момент для меня поддержка какой-либо из сторон потеряла смысл, поскольку я поняла, что людей просто натравливали друг на друга. На массовые акции я больше не ходила. А на следующем митинге убили одного из активистов…

Сейчас часто вспоминаю слова мамы. В разгар Евромайдана знакомые затрагивали тему протестов, многие ссорились на этой почве. Она у всех спрашивала: «Допустим, да, Янукович плохо справляется с обязанностями президента, но кого вы хотите видеть вместо него?» Ей, кстати, на этот вопрос так никто и не ответил. Главная причина моего разочарования: протестное движение не породило лидеров новой генерации.

Григорий: «Народ непонятный стал: или дикий, или безобразный»

Я воюю на стороне Майдана, был на передовой. В Киеве находился в госпитале, сейчас возвращаюсь в Донбасс. Считаю, что нужен третий Майдан. Ведь то, что происходит, в голове не укладывается. Народ непонятный стал: или дикий, или безобразный, жадный какой-то. Я вообще не пойму, куда они стремятся, чего хотят.

Нам, украинцам, сейчас надо выбирать гетмана. Чтобы страной управлял гетман, а не президент. Потому что есть «да» и «нет», есть черное и белое, какие могут быть поправки (к законам — «прим. Ленты.ру»)?! А вот был бы гетман, то за воровство и коррупцию ввели бы расстрел и виселицу!

Людмила Ивановна: «Не увидела никаких изменений к лучшему, но будем надеяться»

Я очень поддерживала Майдан. И до сих пор поддерживаю. Так сложилось, что тогда я тяжело болела, поэтому не могла выйти из дома. Но в душе сильно переживала за людей. (Женщина прочитала авторское стихотворение на украинском языке, посвященное погибшим во время разгона протестующих). А сейчас бы пошла первая, стояла бы в первых рядах. К сожалению, за эти два года я не увидела никаких изменений к лучшему, но будем надеяться…

Олег Горен: «За Януковичем точно никто не скучает»

Формулировка «решил поддерживать Майдан» плохо отражает суть, поскольку власть и так ведь не пользовалась всенародной любовью. С другой стороны, конечно, устраивать майдан никто не собирался, поскольку номинально действующее правительство держало курс на европейскую интеграцию. А раз так, то выполнение, пускай и со скрипом, требований к Украине по соглашению об ассоциации виделось эдаким гарантом, что жить здесь станет как минимум не хуже.

Когда Майдан находился в стадии песнопений и стояния, то я посещал отдельные акции или заезжал передать какие-то вещи, продукты, фотографировал. В периоды затишья я считал более эффективным работать в информационном пространстве, общаться с людьми, которые вроде и разделяют все те же ценности, но с опаской относятся к самому явлению Майдана. Иногда вступал в дискуссии и с открытыми противниками митинга, пытаясь противостоять страшилкам про бандеровцев, объяснял, что языковой вопрос смешон в русскоязычном Киеве, показывал любителям «русского мира» свои фотографии из Сыктывкара.

В дни, когда происходили столкновения, я, как правило, был достаточно близко к происходящему. Где и запах слезоточивого газа слышно, и свето-шумовая граната может взорваться под ногами. Я не бросался на силовиков, но во время событий на Грушевского чувствовал необходимость находиться там, а не под сценой, поскольку дипломатия явно зашла в тупик. Тогда была довольно напряженная обстановка, и я отъезжал только отдохнуть. Старался быть на Майдане ночью, когда меньше всего людей, а спать днем.

Сегодня я не жалею ни о произошедшем, ни о своем участии в тех событиях. Глупо было полагать, что с победой Майдана все сразу поменяется, поэтому у меня нет чувства разочарования. Затягивание некоторых реформ или недостаточно активное преследование людей из команды Януковича, ответственных за силовые акции против активистов или крупные экономические преступления, — это, конечно, вызывает вопросы уже к новой власти, но за Януковичем точно никто не скучает. Я однозначно могу сказать, что в нынешней Украине я чувствую себя гораздо более комфортно. Люди ощутили себя хозяевами своей земли и стали охотнее брать инициативу в решении вопросов, касающихся не их лично, а общины, города или всей страны.

Сергей Покинтелица: «Простые люди как всегда проиграли»

Я поддерживал Евромайдан, верил в то, что мы сможем сломать коррупции хребет. Меня не устраивал тот беспредел, который происходил в стране, и царствование над всем этим Януковича. Его, собственно, и нужно было «уйти», это должно было стать шагом к изменению ситуации в стране. Конкретно я хотел, да и до сих пор хочу, реформ в медицине: зарплата доктора — это подачка. Важны также изменения и в образовании, потому что коррупция как была сумасшедшей, так и осталась. Как наше МВД «крышует» бандитов — так надо уметь, а по мотивам закрытия уголовных дел и вовсе нужно песни сочинять. Я пассивно поддерживал протест: делал репосты (в социальных сетях — прим. «Ленты.ру»), сообщал новости своим друзьям и знакомым, много общался с людьми на эту тему и продолжал работать.

Какое отношение сейчас? Из-за второго Майдана страна слетела с катушек: началась война, Донбасс — в экономической блокаде. Да и вообще, какое у меня может быть отношение к украинской власти, если она обрекает стариков и детей на голодную смерть? Коррупция процветает, на войне отмывают хорошие деньги, дорожают все товары и коммунальные услуги. Простые люди как всегда проиграли. Олигархи в шоколаде.

Вдобавок хочу сказать, что люди с двух сторон зомбированы. Со мной перестали общаться некоторые люди из Донбасса. Они меня называют «националистом» и «укропом». В то же самое время мои товарищи из центра и севера Украины оборвали связь со мной. Они называют меня «сепаратистом» и «колорадом». А я всего лишь за мир. Я точно знаю, что нет ничего дороже, чем жизнь человека.