Новости партнеров

Сирийский дневник

Барби в хиджабе, шале у бедуинов, или Где найти главную дорогу

Фото: pingvin121674 / Depositphotos

Во время путешествий с нами часто происходят, казалось бы, совсем обычные истории, на которые сразу и не обращаешь особого внимания. Но проходит время, и в своих воспоминаниях мы все чаще возвращаемся именно к ним. Потому что в этих обычных мелочах и проявляется суть мест, в которых мы когда-то побывали и людей, с которыми нас свели дороги. Несколько небольших зарисовок прислала нам Амалия Мокрушина из Санкт-Петербурга. «Конкурс путевых заметок», организованный «Лентой.ру» при поддержке «Рамблер.Путешествия», продолжается.

Замок с секретом

В 2006 году я попала в Сирию. Жила в Латакии, а потом поехала в Дамаск. Тут встал вопрос с жильем. И вот один друг сказал, что у сына его знакомого есть дом в деревне недалеко от израильской границы. Было, конечно, неудобно напрягать совершенно незнакомых людей, но другого выхода я не видела.

Дом оказался отличным! Три огромные комнаты плюс кладовка, ванная и туалет. Немного странно находиться одной в чужом доме в чужом городе в чужой стране… Особенно много вопросов вызвал, простите, туалет, дверь в который, как на бегу бросил хозяин дома, заселяя меня сюда, нужно обязательно затыкать мешком с камнями. «Зачем?» — удивилась я. Ответ оказался прост — тараканы.

С того момента я каждый раз замедляла шаг перед этой дверью. А ну как сейчас на меня накинется войско усатых монстров?!

Вдоволь исследовав свое новое пристанище, я подхожу к книжному шкафу. Из-за стекла на меня смотрит старая фотография мужчины в форме — отец хозяина дома, наверное…

В дверь неожиданно звонят, я открываю и вижу на пороге пожилую женщину. Она обнимает меня.
— Ой, мы знакомы?
— Нет-нет. Но Фаиз говорил, что ты будешь здесь жить. Я так рада, девочка!
— Спасибо!
Старушка смотрит на меня с жалостью.
— Тебе, наверное, одиноко и страшно одной?
— Да нет, не волнуйтесь.
Она не верит.
— Пойдем-ка ко мне в гости. Мы с дочкой и невесткой как раз готовим обед, а ты пока посидишь, поболтаешь с нами.
— Э-э-э… Спасибо… Но я собиралась поехать в город. Погулять.

На лице старушки ужас.
— Ты заблудишься! — она уверена, что мне грозит опасность.
— Не волнуйтесь, у меня есть карта…
Женщина с сомнением смотрит на меня.
— Ладно, тогда я зайду проведать тебя вечером. А если что-то понадобится, — она приближается к моему уху и шепчет: — видишь, в моей двери дырочка? Засовываешь туда палец и вынимаешь веревочку. Дернешь, и дверь откроется! Добро пожаловать!

Зарисовки о Королевстве

Зарисовка первая. О межнациональных браках.

Один веселый иорданец рассказывал мне: «У меня жена палестинка, а сам я из Иордании. Поэтому спать я ложусь только после того, как она уснет, — боюсь, что может устроить мне теракт.

Зарисовка вторая. Фулля и мулля

В магазине игрушек кукла Барби в хиджабе. Судя по надписи на коробке, ее зовут Фулля. Теперь всех «заплаткованных» женщин зовем именно так — Фуллят. Ну и друг у нашей Фулли есть — Мулля.

Зарисовка третья. В гостях у бедуинов.

В гостях у бедуинов мы оказались около полуночи.
— Вот тут вы можете спать.
Ряд палаток. Темно и внутри невозможно ничего разглядеть.
— Может быть, у вас есть свеча?
Он кивает. Да, свеча у него есть. Он приносит ее и гордо протягивает нам.
— А спички?
— Нет, спичек нет.
— Зажигалка?
Бедуин задумчиво глядя на нас, мотает головой:
— Зажигалки у меня нет.
Почти минуту мы молча стоим, глядя друг на друга.
— А хотите по той же цене мы сдадим вам шале? — бедуин ведет нас в ночь.

С трудом различаю неподалеку ряд строений, напоминающих шалаши. Подойдя ближе, обнаруживаю, что все они обшиты железными листами, вызывая этим устойчивые ассоциации с гаражом. Стоит ли говорить о том, какая духота стоит внутри такого «шале»?
— Разбудите нас, пожалуйста, на заре. Мы хотим встретить рассвет в пустыне.
Наш бедуин выглядит ошарашенным, но кивает:
— Ладно, — он быстро собирает своих друзей, садится в модный джип и отбывает в неизвестном направлении. Вероятно, чтобы переночевать с комфортом в отеле, а не под романтично-звездным небом пустыни…

В ковровой лавке Каира

— Муж нужен?
— Нет, спасибо.
— А ковер нужен?
— Нет.
— Ну зайди хоть чаю выпей.

Сила мысли

В том, что мысль материальна, я убедилась на собственном опыте в возрасте шести лет от роду.
В тот год родители взяли меня с собой в Болгарию — пожить месяц у друзей семьи в Шумене. Отец семейства, дядя Ваня, работал на археологических раскопках. Бог знает, что они там раскапывали, кажется, кто-то пытался мне разъяснить подробности, но в шестилетнем возрасте меня гораздо больше интересовал пушистый хозяйский кот, шугавшийся от моих попыток его приголубить, чем какие-то непроизносимые названия. Но однажды дядя Ваня посадил меня к себе на коленку и спросил:
— А хочешь посмотреть, как мы раскапываем разные древние памятники?

Конечно же я хотела! Помню, что в тот момент в моем детском мозгу ясно сложилась картинка: на археологических раскопках находят древние памятники; я иду на раскопки, значит, я должна найти какой-нибудь древний памятник. В общем, я ни секунды не сомневалась в успехе предстоящих поисков. Поэтому, пока папа и дядя Ваня шли по мосткам впереди и о чем-то разговаривали, я очень внимательно смотрела под ноги. Через пару минут я подобрала с земли маленькую монетку. Грязную и неровную по краям.
— А я вот что нашла…
Подбежавший дядя Ваня выхватил из моих рук монету.
— Ого! Ничего себе! Ну и ну!

Похоже, дядя Ваня не намерен был отдавать находку. Это было нечестно, и я нахмурилась. Но он был так рад! Ладно, пусть забирает, раз она ему так дорога. Впрочем, дядя Ваня, понимая, что так деловые люди не поступают, предложил бартерную сделку и выдал мне три черепка от каких-то «древних» горшков. Черепки эти еще долгие годы пылились у меня на полке, пока куда-то не затерялись в конце концов.

Как я провела лето

Нижний Баскунчак — это просто небольшая деревенька. Три магазина, санаторий-профилакторий, крошечный краеведческий музей и, конечно, соленое озеро — вот и все достопримечательности. Гора Багдо не в счет. Она вовсе не в Нижнем Баскунчаке, а ближе к Среднему.

В Интернете я прочитала, что гору эту нужно посетить обязательно. Какая-то чудо-гора что ли. Единственная в своем роде, потому что посреди степи. А еще заповедник вокруг.
— А как до нее добраться? — спросили мы.
— Да вроде какой-то автобус иногда возит туда народ.

Так и не найдя автобуса, мы решили пойти пешком. Нет, конечно, не до самой горы — топать-то ни много ни мало километров семнадцать по степи! План был такой: дойти до «главной» дороги, а там поймать попутку.

Тут следовало бы вспомнить то, о чем нам накануне рассказали в том самом краеведческом музее. «Будьте осторожны — возможны карстовые провалы!» — гласили предостерегающие плакаты близ Баскунчака. А служитель музея рассказал о том, что в поселке долго не разрешали строить асфальтированных дорог именно из-за этого.
И почему мы решили, что «главная» дорога являет собой трассу?

Первые семь километров были пройдены вполне бодро. Шли мы по степи, но намек на тропинку все же был. Когда она неожиданно закончилась, мой боевой настрой слегка поугас. Строго сверяясь с навигатором, мы сигаем в овраг, собственно гору оставляя слева по курсу. В овраге чьи-то кости. Прямо над ними на веточке сидит богомол.

— Ой, смотри! Богомол…

Я очень рада, что тут такая богатая фауна. Но вдруг вспоминаю, что в степи водятся гадюки. И что мне делать, интересно, если она меня ужалит? Или если она ужалит его? Воображение услужливо изобразило картину: я волоку укушенного в ту сторону, где, по моим предположениям, есть люди. Но людей мы не встречали на протяжении последних километров…

Наконец мы вылезаем из оврага. Пойдем прямо к горе. К черту эту тропу — она только вихляет вокруг, а так мы точно доберемся скорее. Надежды поймать попутку к тому моменту уже не осталось вовсе — по раздолбанной дороге не проехало за это время ни одной машины.


Вот она, эта дурацкая гора! Гадюк, к счастью, мы не встретили, но пропеклись изрядно под августовским солнцем. И ноги стерты.
Люди!
С горы и правда ковыляют две фигуры. Поравнявшись, я понимаю, что не могу пройти мимо них просто так, я не могу их отпустить!
— А вы не знаете, что с той стороны горы?
Два парня смотрят на нас как на ненормальных.
— Там вход.
— Куда вход?!
— На гору.
— А как вы добрались досюда?
— На машине. А вы?
— Пешком.
— Откуда?!
— Из Нижнего Баскунчака. Во-о-он там на горизонте. Видите?

Люди ошарашены. Похоже, Нижний Баскунчак «там на горизонте» им не удалось разглядеть. Они уходят, поинтересовавшись напоследок, не встретили ли мы в степи какую-нибудь живность?
— Богомола, — радостно сообщаем мы.
Они понимающе кивают и уходят.

Зато на горе очень красиво! И горная порода какая-то необычная — красного цвета. Простор, куда ни глянь. У-у-ух! Рядом еще буддистская тренога с флажками стоит (любят буддисты там помедитировать).
Съев бутерброд и выпив воды, мы решаем двигать к дому. Но… еще столько же пешком?
Я предлагаю идти до «входа на гору» и ловить машину. И мы снова идем и идем. Я не знаю сколько. Волосы совсем спутались, ноги совсем стерты. В голове горланит заунывно какой-то мужик «сте-е-епь да сте-е-епь круго-о-ом….». Мой «попутчик» развлекается тем, что подбирает «перекати-поле», сцепляет их между собой и запускает по ветру.
— О, хорошо пошел, — одобрительно киваю я, наблюдая за очередным запуском.

Наконец мы добираемся до старого фургона. Судя по звукам, там есть люди. Мы заглядываем внутрь.
— Э-э-э… здравствуйте, вы не подскажете, как можно доехать до Нижнего Баскунчака?
Наружу вываливается удивленный усатый мужик.
— А как вы сюда попали?!
— Пешком.
— Ну тогда я вас могу арестовать!
— За что?!
— Это заповедник. Вы незаконно нарушили его границу. Паспорт у вас есть?

Мне становится очень смешно. Вот так шли-шли четыре часа и, обойди мы чуть стороной этот фургон, никто бы и не догадался, что мы что-то нарушаем! Паспорт? Мне становится еще смешнее — потому что, отправляясь в степь, я положила паспорт в сумку.
— Вот мой паспорт.
Мужик смотрит мой документ.
— Санкт-Петербург… А где вы работаете?
В университете.
Он цокает языком.
— Некрасиво будет, если мы сообщим в ваш университет, что вы закон нарушаете…

Воображение тут как тут, и я вижу, как декан вызывает меня к себе: «С прискорбием должен сообщить вам, Амалия Анатольевна, что до нас дошли слухи, будто вы незаконно пересекли границу заповедника, гуляя по степи. Такое поведение недостойно преподавателя Восточного факультета!..» Я краснею и потупляю взор…

Мужичок тем временем уже продал нам открытки с местной флорой и фауной (тут и правда водятся гадюки! Постойте, а вот и наш знакомый богомол), а потом позвал в фургон пить чай и пообещал поймать попутку.

До Нижнего Баскунчака мы добрались с комфортом на машине, а вечером пошли в санаторий, где нас от души намазали лечебной грязью. Здорово, в общем. Всем рекомендую.

О пророках

Однажды в Казани довелось мне познакомиться с Пророком. Да, вот так просто — иду себе по Кремлю, любуюсь местными красотами, и тут позади меня кто-то окликает:
— Девушка!.. Девушка!

Оборачиваюсь. Передо мной человек лет сорока, наверное, с банкой солений. Я вопросительно гляжу, а он спрашивает:
— Девушка, вы татарка или русская? — и не дожидаясь ответа продолжает: — А я Пророк. Как Иисус Христос. Надеюсь, вы спасетесь.

Я понимающе киваю и иду дальше. Не стоит слишком доверять пророкам в спортивных штанах и кедах.

Итог голосования: «+» 42, «-» 20

Путешествия00:4516 августа

«Слезь, скотина, мне не видно!»

Этот город сходит с ума и катится в Средневековье. Иногда туда приезжают русские