Новости партнеров

«Путина в Кремль пригласил я»

Бывший глава Управделами президента Павел Бородин о своей работе в 90-е годы

Владимир Путин, 1999 год
Фото: Мусаэльян Владимир / ТАСС

«Лента.ру» продолжает цикл интервью о недавнем прошлом нашей страны. Вслед за перестройкой мы вспоминаем ключевые события и явления 90-х годов — эпохи правления Бориса Ельцина. Первый руководитель Управления делами президента России в 1993-2000 годах Павел Бородин рассказал, как под его надзором будущий президент Косово реставрировал Кремль, а будущий президент России из-за сопротивления Анатолия Чубайса на короткий срок стал его заместителем.

Из Якутска в Кремль

«Лента.ру»: Когда вы познакомились с Ельциным?

Павел Бородин: Это было в октябре 1990 года, когда он прилетел в Якутск, а я был мэром города. Температура была минус 55 градусов, и я сказал ему при встрече: «Борис Николаевич, отпустите уши на шапке, холодно очень». Ельцин сурово так посмотрел на меня и ответил: «У нас в Свердловске тоже не жарко», но уши все-таки отпустил. Из аэропорта мы сразу поехали инспектировать магазины. Заехали в один, потом в другой, третий — везде на прилавках все есть. Ельцин был ошарашен: «Надо же, а в Москве все магазины пустые». Он был приятно удивлен и не скрывал этого. Наверное, тогда он меня и заметил.

Как из кресла мэра Якутска вы попали в Кремль?

В 1992 году президент Якутии Михаил Николаев почему-то решил, что я хочу занять его место. Под меня стали копать, пытались найти какие-то злоупотребления. Вся эта нервотрепка чуть не свела меня в могилу — я был близок к состоянию комы. В декабре 1992 года я приехал к Ельцину и попросил перевести меня в Москву, и в феврале 1993 года он назначил меня первым заместителем начальника Главного социально-производственного управления администрации президента.

Чем занималось это управление?

Оно обеспечивало жизнедеятельность аппарата правительства (1200 человек) и администрацию президента (1800 человек). Когда на его базе в ноябре 1993 года создали Управление делами президента, Борис Николаевич назначил меня его руководителем. Мы стали обслуживать не только аппарат правительства и администрацию президента, но и все остальные органы власти — Думу, Совет Федерации, Конституционный, Верховный и Арбитражные суды, Счетную палату, МИД, другие министерства и ведомства.

Ремонтом Белого дома после обстрела и пожара в октябре 1993 года тоже вы занимались?

Белый дом был в ужасном состоянии. Из 185 тысяч квадратных метров сгорело 80 тысяч, в основном верхние этажи. Здание было полностью разграблено — ни мебели, ни даже паркета не было. Ельцин собрал совещание, на котором наши доблестные московские строители Лужков и Ресин сказали, что ремонт затянется на три-четыре года. Ельцин в ответ: «Какие еще три-четыре года? Мне там надо правительство размещать, а то Дума будет претендовать». Там работало 210 компаний, из них 49 турецких. Шесть тысяч человек работали круглосуточно в три смены. За несколько месяцев они все сделали.

В конце декабря 1993 года Ельцин меня вызвал и приказал срочно подготовить для Госдумы здание СЭВ (штаб-квартира Совета экономической взаимопомощи напротив Белого дома — прим. «Ленты.ру»), которое в октябре тоже разграбили. Я туда поехал, а на входе меня встречают Бурбулис с Жириновским. Они говорят: «Паша, если ты все успеешь сделать за 17 дней, мы принесем два топора, чтобы ты нам обоим башку оттяпал». Когда все было сделано в срок, я позвонил обоим и сказал: «Готовьте топоры». В следующем году в таком же авральном порядке я готовил под Думу здание Госплана на Охотном Ряду, где она до сих пор заседает.

Школа кремлевского ремонта

Зачем в 1993 году затеяли дорогостоящую реконструкцию Кремля, несмотря на тяжелое финансовое положение страны?

Вы не представляете, в каком жутком состоянии тогда находился Кремль. Сенатский корпус (в настоящее время резиденция президента России — прим. «Ленты.ру») был похож на сарай, там все протекало. В здании даже канализация толком не работала, в туалетах ведрами смывали. Большой Кремлевский дворец сползал к Москве-реке, к тому времени уже на десять сантиметров сдвинулся по склону. В Георгиевском зале однажды с потолка упала лепнина, которая чуть не убила сотрудника Службы безопасности президента.

Ельцин тогда работал в 14-м корпусе (административное здание в Кремле, построенное в 1932-1934 годах на месте разрушенных Чудова и Вознесенского монастырей — прим. «Ленты.ру»), и у него в кабинете не было ни персонального туалета, ни холодильника, ни телевизора. Помню, на 9 Мая мы с Барсуковым (Михаил Барсуков, в 1992-1995 годах комендант Кремля и начальник Главного управления охраны, в 1995-1996 годах директор ФСБ — прим. «Ленты.ру») туда зашли, а там из посуды какие-то убогие разноцветные тарелки, металлические вилки-ложки, граненые стаканы. Я посмотрел на все это и, не выдержав, сказал Ельцину: «Борис Николаевич, президенты так не живут». Он удивился: «А как они, понимаешь, живут?». Полный ремонт 14-го корпуса (а это 6,5 тысяч квадратных метров) я успел сделать за три недели, пока Ельцин отдыхал в Сочи. После этого здание действительно стало похоже на официальную резиденцию президента России.

Но потом Ельцин переехал в Сенатский корпус.

Да, вскоре после ремонта 14-го корпуса он меня вызвал и сказал: «Давайте, понимаешь, Сенат делать», а там в подвалах по колено вода стояла и крысы бегали.

Что тогда располагалось в Сенатском корпусе?

Ничего. После того как оттуда в конце 1991 года съехал Горбачев, он стоял пустой. Проблема была в том, что в отличие от Большого Кремлевского дворца никаких оригинальных чертежей или старинных фотографий Сенатского корпуса не сохранилось. Я с Глазуновым (Илья Глазунов, советский и российский художник — прим. «Ленты.ру») поехал в Лондон, Париж и Рим, отовсюду мы привезли множество видеоматериалов с образцами внутреннего убранства тамошних дворцов. Съездили еще в Санкт-Петербург, там сделали целых пять фильмов. Ельцин все это отсмотрел, но именно съемки из Питера ему понравились: «Какая необыкновенная красота! В Сенате все надо сделать как там».

Ельцин не торопил со сроками сдачи объекта?

Подгонял, конечно. В августе 1995 года он меня спросил, когда будет введен в строй Сенатский корпус. Я ему объяснил, что реставрационные работы требуют много времени, да к тому же нужно смонтировать оборудование и провести коммуникации для помещений центра ГАС «Выборы» (государственная автоматизированная система «Выборы», предназначенная для компьютерного подсчета голосов избирателей — прим. «Ленты.ру»). Короче говоря, еще три-четыре года нужно. Ельцин ответил: «Я, наверное, на второй срок не пойду. Вы должны все закончить к 1 февраля 1996 года — я хочу там успеть поработать».

Почему именно к 1 февраля?

Это его день рождения.

Успели к этому сроку?

Успели. В Сенатском корпусе даже президентскую квартиру оборудовали.

Большую?

Хорошую, двухъярусную. Ельцин, правда, там ни разу не ночевал. После переизбрания летом 1996 года он мне поручил отреставрировать Большой Кремлевский дворец.

Ходили слухи, что Ельцин принял решение восстановить во дворце Андреевский и Александровские залы только для того, чтобы избавиться от ненавистного ему зала заседаний Съезда народных депутатов.

Глупости все это. Когда при Сталине оба зала уничтожили и на их месте устроили зал заседаний, это было не только преступлением, но и ошибкой. Зал был длинный и узкий, акустики вообще никакой не было. Когда в 1990 году я там был в качестве делегата Съезда народных депутатов России, мы с коллегами называли его кишкой. Никакой мести тут не было, просто восстановили историческую справедливость.

При реставрации Кремля везде использовали только настоящие материалы, например сусальное золото, а не хромированную медь, как на куполах храма Христа Спасителя. Когда в Москву приезжал Клинтон, Ельцин водил его по Большому Кремлевскому дворцу и все показывал. Клинтон ходил с открытым ртом и только повторял: «Неужели это все настоящее, неужели это золото, а не пластик?» А когда он узнал, что на все мы потратили всего 300 миллионов долларов, то вообще дар речи потерял. Потом добавил только: «И эти люди просят у нас деньги!»

Действительно, откуда взяли деньги на реставрацию Кремля?

Занимали в других странах. В 1995 году, когда стали готовиться к президентским выборам, меня назначили председателем государственной делегации, чтобы вести переговоры о предоставлении нам кредитов. Меня пять раз принимали Клинтон и Коль, четыре раза Берлускони и трижды Ширак. Даже в Ливию к Каддафи ездил — он был должен России около миллиарда долларов, но вернул только триста миллионов.

Германия тогда дала 7,3 миллиарда долларов, Франция 3,5 миллиарда долларов — всего собрали по миру 25 миллиардов долларов. Чтобы понять, насколько это было важно, я напомню, что золотовалютные резервы России в то время составляли всего 400 миллионов долларов.

Албанский скандал

Когда вы познакомились с главой фирмы «Мабетекс», албанцем Бехджетом Пацолли?

Это было в начале 90-х. Швейцарская корпорация, в которой Пацолли был переводчиком, работала у нас в Якутии. Потом он организовал собственную фирму «Мабетекс», в числе прочих не только реставрировавшую Кремль, но и принимавшую участие в ремонте Шуйской Чупы (бывшая официальная резиденция президента России в Карелии — прим. «Ленты.ру») и Белого дома.

Почему ему было оказано такое доверие?

Я же говорю, Пацолли там был не один. На восстановлении Белого дома работало 209 фирм, в Сенатском корпусе их было 175, а в Большом Кремлевском дворце — 148. Там все делалось на самом законном основании. Не забывайте, они все работали в кредит.

Но когда в 1998 году вокруг реставрации Кремля возник громкий скандал, были обвинения, что большинство из этих фирм были прямо или косвенно связаны с «Мабетексом» или «Меркатой».

Неправда все это. «Мабетекс» участвовала только в реставрации Сената, а «Мерката» (ею руководил Виктор Столповских) — только Большого Кремлевского дворца. Они нигде не пересекались.

Впоследствии Бехджет Пацолли стал президентом независимого Косово. Вы с ним поддерживаете общение?

Нет, у него теперь своя жизнь, у меня — своя. Зачем нам общаться?

Как вы думаете, кому был выгоден этот скандал?

Это были политические интриги. Некоторые деятели из окружения Ельцина не могли спать спокойно, видя, что через меня проходили огромные деньги, которые ко мне не прилипали и которыми я ни с кем не делился.

Назовете их?

Нет, а зачем? Давно это было. Я никому зла не делал. Некоторым из этих прохвостов я много раз помогал — одному хорошую квартиру дал, другого два раза в 1995 году спасал от ареста, когда Барсуков приносил Ельцину папки с описаниями «подвигов» его жены.

Зачем в 1999 году вы участвовали в выборах мэра Москвы?

Меня об этом попросил Ельцин. Я не хотел, он меня шесть раз уговаривал. Он тогда мне сказал: «Вы такой хозяйственник, что способны выполнить любое поручение, любое задание». Он не объяснял, зачем ему это было нужно, но Борису Николаевичу я не мог отказать.

Чубайс против Путина

Правда ли, что карьера Путина в Кремле началась именно под вашим руководством?

Да, правда. Мы с ним познакомились еще в 1995 году, когда заболела моя дочь, которая училась в Питере. Я позвонил своему старому знакомому Володе Яковлеву (Владимир Яковлев, в 1994-1996 годах первый заместитель мэра Санкт-Петербурга, в 1996-2003 годах губернатор Санкт-Петербурга — прим. «Ленты.ру»), но его на месте не было. Тогда меня соединили с Путиным, другим заместителем Собчака, он выслушал и помог с ее лечением.

Когда летом 1996 года Собчак проиграл выборы, я пригласил Владимира Владимировича к себе заместителем. Тот поначалу засомневался: «Ну какой из меня хозяйственник?» Я его тогда спросил, какую должность он хочет. Путин ответил: «Замглавы администрации — начальник контрольного управления».

Я пошел к Ельцину, он согласился и дал распоряжение Егорову (Николай Егоров, глава администрации президента России с января по июль 1996 года — прим. «Ленты.ру») подготовить проект указа о назначении Путина. Но спустя некоторое время Ельцин неожиданно уволил Егорова и назначил на его место Чубайса. Тот, увидев завизированный мной и Егоровым готовый проект указа, просто порвал его.

Почему?

Чубайс меня люто ненавидел, он ко мне в приемную попасть не мог. Я поехал к Ельцину в Завидово, тот ответил, что Чубайс категорически против назначения Путина. Я его пытался уговаривать: «Борис Николаевич, я за него ручаюсь, это исключительной порядочности парень. Я все досье на него просмотрел. Его эфэсбэшники насквозь просветили, вы же знаете, они своих еще круче проверяют». Ельцин ни в какую: «Нет, Чубайс против». Я тогда предложил назначить Путина своим заместителем, и только тогда Ельцин согласился. Я сделал так, чтобы указ об этом подготовили в обход Чубайса.

Сколько Путин проработал под вашим началом?

Девять месяцев. Потом Чубайс ушел в правительство, и поэтому уже никто не мог помешать Владимиру Владимировичу стать во главе контрольного управления администрации президента. Получается, за эти девять месяцев под моим крылом вырастили будущего президента.

Как вы относитесь к сносу 14-го корпуса Кремля, который недавно снова ремонтировали, и к идее Путина восстановить на его месте разрушенные большевиками Чудов и Вознесенский монастыри?

Полностью поддерживаю. Наш народ всегда жил верой, духовностью и культурой. Путин вообще все делает правильно, особенно во внешней политике. Ельцин вытащил Россию из руин, а Путин поднял ее на высочайший уровень — тут и обсуждать нечего.

12:1019 августа 2016
Руслан Хасбулатов

«После ГКЧП произошла страшная вещь»

Руслан Хасбулатов о путче 1991 года
09:08 7 июня 2015

«Гитлер поднялся на противостоянии с коммунистами»

Историк Константин Залесский об истоках германского нацизма
00:0328 июля 2016
Мозаичное панно, изображающее дружбу русского и украинского народов, на станции «Киевская» Арбатско-Покровской линии московского метро

«Российская украинистика растет, формируется и зреет»

О чем спорят украинские и российские историки