Новости партнеров

Мы их теряем

Как в 2015 году рушились российские бизнес-империи

Фото: Reuters

Пройти без больших убытков минувший год удалось далеко не всем представителям крупного российского бизнеса. Еще несколько лет назад их крах казался немыслимым, и вот он произошел или приблизился вплотную. «Лента.ру» составила список самых громких бизнес-катастроф года.

СУ-155

Осенью на грани банкротства оказалась крупнейшая российская строительная группа СУ-155 депутата Мосгордумы Михаила Балакина, объединяющая более 80 предприятий по всей стране. Компания ежегодно сдавала около 1,5 миллиона квадратных метров недвижимости, в 2014 году холдинг получил 106 миллиардов рублей выручки.

Питающие могущество строительной империи Балакина контракты московской мэрии и Минобороны иссякли вместе с уходом со своих постов Юрия Лужкова и Анатолия Сердюкова. Осенью 2014 года СУ-155 стала испытывать серьезные финансовые трудности на фоне падения спроса на жилье.

Следователи СКР заподозрили подмосковный завод корпорации в сокрытии 2,3 миллиарда рублей налогов, а власти Московской области грозили подать иск о банкротстве застройщика из-за миллиардного долга за арендуемые земельные участки. Но то были цветочки. Иски от кредиторов и контрагентов росли как снежный ком.

В марте этого года «дочка» девелопера допустила дефолт по облигациям, а в апреле с заявлением о банкротстве СУ-155 обратились Сбербанк, Росбанк и другие кредитные организации. Осенью 2015-го холдинг приступил к распродаже имущества, на торги выставили даже головной офис в Москве. Все стройки заморожены.

В декабре российские власти решили провести санацию СУ-155, чтобы десятки тысяч дольщиков не остались без жилья. Оздоровлением девелопера займутся структура Агентства по страхованию вкладов (банк «Российский капитал») совместно с группой «БИН» Микаила Шишханова. Замороженные стройки обещают завершить до 2018-го. На это, по подсчетам самого девелопера, потребуется 39 миллиардов рублей.

«Трансаэро»

Банкротство второй по объему перевозок российской авиакомпании — тяжелый удар по отрасли и кошелькам пассажиров. Ежегодно ее услугами пользовались 12-13 миллионов человек, выручка за 2014 год приблизилась к 114 миллиардам рублей.

Серьезные проблемы с финансами у перевозчика возникли еще в 2014-м в связи с девальвацией рубля и значительным снижением турпотока на чартерных рейсах. Но собственники «Трансаэро» не спешили снижать издержки, как сделали это их коллеги из «ЮТэйр». Авиационные эксперты отмечали, что вместо этого перевозчик номер два продолжал демпинговать на многих направлениях, скатываясь в финансовую пропасть.

В начале этого года государство предоставило «Трансаэро» госгарантии по кредитам на 9 миллиардов рублей, но это уже не исправило положение. Большая часть авиапарка из 106 самолетов была приобретена в лизинг, а резкое ослабление рубля сделало непосильными лизинговые валютные платежи.

Общая сумма задолженности к осени достигла 250 миллиардов рублей. Владельцы хотели спасти авиакомпанию, передав за символический рубль 75 процентов акций «Аэрофлоту», но сделка сорвалась: супруги Александр и Ольга Плешаковы не смогли консолидировать нужный пакет. По той же причине отказался от приобретения «Трансаэро» совладелец группы S7 Владислав Филев.

В октябре иски о банкротстве «Трансаэро» подали Сбербанк и Альфа-банк, а Росавиация в конце октября аннулировала сертификат эксплуатанта. Самолеты перевозчика лизинговые компании планируют передать другим авиакомпаниям, а большую часть из 11-тысячного коллектива пообещал трудоустроить «Аэрофлот».

Группа Е4

На фоне финансового кризиса разорилась крупнейшая российская инжиниринговая группа Е4, основанная министром открытого правительства Михаилом Абызовым. На пике своей финансовой формы в 2013 году в портфеле компании были контракты на 160 миллиардов рублей. Абызов создал крупного подрядчика для строительства электростанций «под ключ» в 2006 году после ухода из РАО ЕЭС.

Перспективы были самые радужные: реформа российской энергетики и создание рынка требовали колоссальных инвестиций, а спрос на EPCM-подрядчиков увеличивался. К 2020 году планировалось удвоить энергомощности российской генерации до 300 тысяч мегаватт.

Но еще в кризис 2008-го стало понятно, что претворить эти планы в жизнь не получится: энергетики переносили сроки сдачи энергообъектов и резко сокращали инвестиции. У Е4 образовались проблемы с исполнением бизнес-плана, разногласия с заказчиками, штрафы за нарушение сроков строительства.

В 2012-м пришлось выплатить концерну «Фортум» рекордные 1,7 миллиарда рублей за срыв сдачи Няганской ГРЭС. Год спустя Е4 искала партнера, чтобы поправить финансовое положение и успокоить кредиторов. Планировалось создать СП с «Росатомом», но госкорпорация отказалась от сделки. В итоге в прошлом году у Е4 возникли сложности с обслуживанием долга, приостановились контракты с «Интер РАО», ОГК-2 и «КЭС Холдинг». Сбербанк и Альфа-банк потребовали досрочного погашения займов, счета заморозили, в суды посыпались иски о банкротстве.

В июне этого года в отношении Е4 суд ввел процедуру наблюдения (стадия банкротства), после чего 100 процентов акций перешли под контроль «крупной инвестиционной группы». СМИ сообщали, что в приобретении бумаг могли участвовать крупнейшие кредиторы — Альфа-банк, Сбербанк и «Глобэкс», но достоверной информации о новом владельце Е4 нет.

Бывший владелец Черкизовского рынка, основатель группы АСТ Тельман Исмаилов

Когда осенью этого года в стране был запущен механизм банкротства физлиц, фигурантами такого рода исков стали известные бизнесмены. Среди них — Тельман Исмаилов, близкий друг бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова, входивший в сотню богатейших россиян по версии Forbes.

Интересы принадлежащей ему группы АСТ лежали в самых разных областях — от гостиничного бизнеса до производства ювелирных изделий. Исмаилов активно вкладывал деньги в турецкую недвижимость, открыв в Анталии 5-звездочную гостиницу Mardan Palace. Пресса назвала этот дворец «самым дорогим отелем континента», на его постройку бизнесмен потратил более миллиарда долларов.

Однако главным активом АСТ был крупнейший в Восточной Европе Черкизовский рынок, оборот которого долгие годы был сравним с бюджетом небольшого государства. После закрытия рынка в 2009 году у группы начались проблемы с кредиторами и проектами. К 2015 году они вылились в многомиллионные иски.

В конце декабря миллиардер был признан банкротом по иску одного из кредиторов. Ранее добиться банкротства олигарха пытался Банк Москвы (группа ВТБ), кредитовавший его многочисленные проекты, — с учетом пени тот задолжал банку около трехсот миллионов долларов. Иск банка был одним из первых, поданных в соответствии с законом о банкротстве физлиц.

Кроме того, выяснилось, что около 200 миллионов долларов предприниматель задолжал турецким кредиторам и строителям, и в ноябре этого года его шикарная гостиница в рамках исполнительного производства досталась банку Halk Bankası. Та же судьба ждет российские активы Исмаилова. Группа ВТБ уже получила в собственность и выставила на продажу ресторан «Прага» и бизнес-центр «Тропикано».

Финансовая группа Анатолия Мотылева

Когда-то сын главы Госстраха СССР Леонида Мотылева был известен как владелец банка «Глобэкс» и ряда девелоперских проектов. Но в 2008 году из-за проблем с активами «Глобэкс» пришлось забрать на санацию государственному ВЭБу.

Это не помешало Анатолию Мотылеву создать новую империю, которая, однако, несмотря на свои масштабы, не смогла пережить следующий кризис. Ее ядром стал некогда мощный банк «Российский кредит», выкупленный у грузинского миллиардера Бидзины Иванишвили в 2012 году. В банковскую группу также вошли М Банк, АМБ Банк и «Тульский промышленник».

Помимо кредитных организаций, Мотылев активно скупал НПФ — к сентябрю 2014-го под его прямой или опосредованный контроль перешли шесть фондов. Как писала «Лента.ру», их средства вкладывались в ипотечные сертификаты участия (ИСУ), обеспеченные девелоперскими проектами заемщиков «Роскреда» или того хуже — его собственников.

С банковским бизнесом тоже было не все благополучно. На дату отзыва лицензии (24 июля 2015 года) активы «Российского кредита» составляли около 39,2 миллиарда рублей, а обязательства — 150,4 миллиарда рублей. То есть дыра в балансе банка побила все рекорды — 111 миллиардов рублей. Тогда же лишились лицензий остальные банки группы – выяснилось, что все они размещали деньги в интересах своих собственников и связанных с ними компаний.

В начале августа ЦБ отозвал лицензии связанных с Мотылевым НПФ: «Адекта-Пенсия», «Уралоборонзаводский», «Защита будущего», «Солнечное время», «Сберегательный фонд "Солнечный берег"» и «Сберегательный». Основанием послужили нарушения законодательства.

Банк «Связной»

В отличие от предыдущего примера, банк «Связной» ушел с рынка не из-за сомнительных операций, а по причине активного наращивания бизнеса на кредитные средства.

В 2010 году молодой миллиардер из списка Forbes Максим Ноготков, создавший один из успешных розничных проектов — сотовый ретейлер «Связной», решил заняться банковским бизнесом. Приобрел Промторгбанк, а в качестве бизнес-модели взял модель монолайнера.

Переименованный в «Связной» банк сделал упор на кредитных картах, при этом его якорный продукт стал для рынка инновационным: карты являлись одновременно и дебетовыми (по остаткам на счете начислялись высокие проценты), и кредитными. Они выдавались не только в одноименных магазинах — для масштабного охвата населения открывались филиалы и собственные отделения по всей стране.

Банк «Связной» рос быстро и вошел в топ-100 самых крупных кредитных организаций России. Но привлеченные для экстенсивного развития инвестиции не успели отбиться. Во второй половине 2014 года в банковском секторе разразился масштабный кризис, и Максим Ноготков не смог рассчитаться с кредиторами.

В ноябре 2014 года группа «Онэксим» Михаила Прохорова и НПФ «Благосостояние» получили контроль над заложенными 90 процентами акций группы компаний «Связной». В середине декабря «Онэксим» Михаила Прохорова переуступила долг ГК «Связной» группе Solvers, которой перешли и активы Ноготкова.

Положение банка усугублялось многочисленными судебными разбирательствами между лишившимся бизнеса предпринимателем и группой Solvers. Для сокращения издержек в условиях неопределенности руководству «Связного» пришлось закрыть все филиалы, и вкладчики, расценив это как негативный сигнал, стали в массовом порядке изымать средства. За 2015 год ситуация в банковской сфере ухудшилась, и положение финансовой структуры оказалось совсем плачевным. 24 ноября этого года ЦБ лишил банк «Связной» лицензии.