Новости партнеров

Без границ

Как провести новогодние каникулы с родителями и получить от этого удовольствие

Фото: Владимир Сорокин / Фотобанк Лори

Можно побывать в дебрях Амазонки, подняться на Гималайские вершины, пересечь Атлантику и... не увидеть при этом ничего! Или, что скорее, ничего внятного об этом не суметь рассказать. А можно, как Варя Каминская, сесть с родителями на электричку, поехать в соседнюю Белоруссию и чудесно потом об этом написать. «Конкурс путевых заметок», организованный «Лентой.ру» при поддержке «Рамблер.Путешествия», продолжается.

Семейный отдых хорош тем, что семья — это самая верная и надежная компания, которая уж точно не сможет отказаться от путешествия из-за лени или под предлогом более важных дел. Накануне Нового года, когда было еще слишком рано, чтобы решить уже никуда не ехать вообще, и слишком поздно, чтобы бронировать тур за границей, мы с родителями собрались на совет, как провести новогодние каникулы.

Условий было два. Во-первых, путешествие должно быть бюджетным, а во-вторых, для него не должен требоваться загранпаспорт. На помощь пришли большой, яркий, в глянцевой суперобложке Атлас СССР и идея посетить три Софийских собора Древней Руси: Новгородский отмечен галочкой — выполнено, Киевский — далеко и дорого, остался — Полоцкий.

По доброй традиции, билетов прямо до места назначения не оказалось, но мы не ищем легких путей! Атлас услужливо подсказал путь... Маршрут сложился таким образом: поезд Санкт-Петербург — Великие Луки, электричка Великие Луки — Невель, автобус Невель — Полоцк, электричка Полоцк — Витебск, поезд Витебск — Санкт-Петербург. Уверены мы были только в билетах туда и обратно из Петербурга и в Петербург, все остальные предстояло искать по мере продвижения.

2 января. Великие Луки

Утром 2 января мы сошли с поезда на хрустящий снегом и звенящий от мороза перрон Великих Лук. Припасы были съедены еще накануне вечером, так что мы решили двигаться в центр, в поисках еды и кофе (голод обычно подсказывает самый короткий путь).

Центр города в рассветных сумерках был прекрасен тихой нежностью: аккуратные невысокие здания празднично светились гирляндами, укрывались искрящимися снежными шапками.

Тепло и еду нашли в небольшой кондитерской, которая имела неосторожность приоткрыть дверь. К нашим услугам была продавщица, красивая той красотой, которой классики описывают юных жительниц уездных городков. Она застенчиво опускала ресницы и очаровательно краснела, извиняясь за то, что они еще не открыты, а из еды только пирожные. Но эти пирожные были достойны самых высоких слов.

После продолжительной прогулки стало очевидным, что у Великих Лук есть свой характер. Это город доброжелательный и гостеприимный, гордый историей и воинской славой, очень вольный. Побродив по гигантскому парку и посетив краеведческий музей, мы накупили колбасы местного комбината и поспешили обратно, на вокзал.

Тот же день. Невель

А торопились потому, что до Невеля электричка ходила один раз в день. В ожидании я несмешно шутила о дрезине, вагонетках и концепции передвижения по методу Чебурашки («я понесу вещи, а ты, Гена, меня»). Но реальность превзошла все ожидания. К перрону подкатило чудо расчудесное красоты невиданной! Рельсовый автобус с лицом «Икаруса» и в полосках триколора. Толпа ожидающих быстро и технично проследовала внутрь. Сидячих мест хватило не всем, но в тесноте, да куда денешься, следующий поезд завтра. Чтобы сойти в каком-то неочевидном месте, пассажиры стучали в кабину, «рельсобус» притормаживал, и они выпрыгивали на ходу в ближайший сугроб.

До невельской гостиницы ехали на такси, в надежде заодно разузнать об автобусе до Полоцка. Оказалось, никакого автобуса нет. Дорога есть, но по ней «не возють». И никто не повезет. И таксист наш тоже, с формулировкой «а черть его знат».

Гостиничный номер был обставлен, как все номера гостиниц в маленьких городках, помнящих СССР. Когда-то добротная мебель с годами обветшала, лакированные поверхности покрылись кракелюром трещин. Но чисто и тепло. А что еще нужно усталому путнику?

А нужно, чтобы «тепленькая пошла», и вот тут показалось коварство судьбы. Удобства, расположенные на этаже, делились традиционно на две залы: «М» и «Ж». Огромные пространства, покрыты от пола до потолка кафелем, пораженным ржавчиной, сколами и налетом. Душ воплощал в себе трехчастное деление мира. Сверху, над человеком, — старенькая, видавшая виды, пластиковая лейка, обещающая райские удовольствия в виде горячей воды. Снизу — эмалированный металлический поддон, с многочисленными сколами и на чугунных ножках, угрожающий провалиться сквозь землю, прямиком в ад. У душа была еще одна интересная и пикантная деталь: он был только в женском туалете. И больше нигде душа не было.

Поспешили обратиться с вопросом к дежурному администратору.

— Где же душ?
— В женском туалете!
— А мужчинам мыться тоже в женском туалете?
— Нет… мужчинам мыться… не рекомендуется.

«Облизывают они их, что ли?..» — обескураженно предположила мама и заняла пост в коридоре, чтобы никакая случайная женщина не узнала, что папа занимается нерекомендованным мытьем.

При свете луны и редких уличных фонарей Невель был как ожившая фотография Прокудина-Горского. В магическом сиянии железных крыш и снега фасады старых, усталых купеческих домов обрели новую молодость, кичились резными карнизами и наличниками, арками окон, рустами углов. Частные дома придавали пейзажу деревенский уют, горели теплыми окошками, дымили ароматным паром. Отсутствие людей на улицах только усиливало ощущение декоративности и сказочности городка.

В единственном открытом магазине за прилавком сидела мадам в золотых кудрях и чепце.

— До которого часа вы работаете? — осведомились мы, намереваясь купить воды и молока после прогулки.
— Может… до восьми. А может… до полвосьмого… — ответила мадам, превратив обычную покупку молока в лотерею и философский акт. Повезет — не повезет, волюнтаризм в чистом виде.

3 января. Полоцк

Рассвет 3 января встречали в старенькой, но комфортной электричке. В мягких дерматиновых креслах и атмосфере разнеженной теплотой неги мы пересекли невидимую границу Российской Федерации и Республики Беларусь.

Конечная станция электрички Алёшча оказалась добротным каменным домиком, окруженным елями и скульптурами в стиле «ЖЭК-арт». Оказалось, что билет до Полоцка можно купить только за белорусские рубли, но пункта обмена валюты нигде не оказалось. Запрыгнув в подъезжающую электричку «зайцами», мы стали нарушителями закона в чужой стране.

Вокзал Полоцка — образец чистоты и аккуратности, где белый снежок педантично утоптан и слегка присыпан песочком, милиционеры едят в вокзальной кафешке, а в пункте обмена валюты курс такой же, как и во всем городе. «Аккуратность» — это слово для Полоцка. Панельные хрущевки раскрашены яркими полосами, улицы вычищены, мусор вывезен. Городок скрипел чистотой и снегом. Здесь захотелось остаться.

Гостиница встретила мраморным полом, колоннами, милейшими девушками у стойки регистрации. Номер, стоивший миллионы, в пересчете на российские рубли оказался дешевле апартаментов без удобств в Невеле. А удобства были, да еще какие! Кровати с теплыми, мягкими льняными простынями, огромные ванные комнаты, вид из окна на центральную улицу города. После всех переживаний и предыдущей ночи, проведенной на пружинах, впивающихся в бока, номер покидать не хотелось вовсе. Но мама, вооружившись путеводителем и заражая энтузиазмом, выманила нас с папой гулять.

Последующие три дня. Полоцк

Нам так понравилось гулять по Полоцку, что продолжали мы это занятие на протяжении четырех дней, безнадежно отстав от плана. Первым к посещению значился музей традиционного ручного ткачества Поозерья. После длительных поисков нашли небольшой двухэтажный дом с белыми ставнями, не подающий признаков жизни. Внутреннее пространство было больше похоже на склад: повсюду громоздились коробки, ящики, инструменты…

— У нас ремонт, — распевно произнес женский голос. — Вы чего-то хотели?
— Да… в музей… посмотреть…

Мы уже собрались было уходить в пургу, как голос материализовался перед нами в симпатичную, улыбчивую женщину.

— Издалека приехали? Я вам все покажу! Только экспозиция частично разобрана, и будьте аккуратны, смотрите под ноги!

Она действительно показала все и все рассказала, и даже больше. Отсутствие части экспозиции с лихвой компенсировалось занимательными историями, легендами и суевериями. На этой же мажорной ноте прошли все посещения музеев, которых в пересчете на душу населения оказалось больше, чем в Петербурге.

Венцом культурной программы стало посещение Софийского собора. Внутреннее убранство не похоже ни на что. Лепные голуби парят в синей лазури потолка, своды сияют желтым, стены успокаивают нежно-розовым. Много света, чистых цветов и тайных знаков. Этот собор на своем веку пережил много, а поведал еще больше. Горел, возрождался из пепла, был то православным, то католическим. Несмотря на всю вражду, собор примирил людей разной веры, всем в нем нашлось место. Служитель рассказывал о богослужениях, которые проходят регулярно и для католиков, и для православных. Вишенкой на этом торте стал концерт органной музыки.

Кстати, о торте. В Полоцке дело обстоит отлично не только с духовной пищей, но и с материальной. Много кафе, кофеен, ресторанчиков, пельменных и даже одна бульбашная. Вкусно все! Перепробовать драники, запеканки, зразы, деруны, колдуны… очень хочется! Но отпуска на это не хватит, и жизни, боюсь, тоже. Гастрономическим открытием стала мочанка. Это суп с густым бульоном, разными видами мяса, грибами, овощами, и подается он с драниками и сметаной. Идеальное блюдо после прогулок на морозе.

7 января. Витебск

Пришло время держать путь домой, и утром 7 января мы приехали в Витебск. С пасмурного неба медленно и по-рождественски празднично падали большие снежинки. Горожане торжественно шли в церкви, и было чувство, что все правильно, все случилось 2000 лет назад, младенец родился, грехи искуплены, а нам остался светлый праздник Рождества.

А на площадях шли гулянья! С хороводами, скоморохами, ярмаркой! Только радость и безудержное веселье! За целый долгий день в Витебске мы побывали в зоопарке, погуляли по старинным центральным улочкам, накупили сувениров и даже посмотрели кино.

На вокзале, за 15 минут до прибытия поезда, громкоговоритель объявил: «Цягнік да Санкт-Пецярбурга прыбывае на другі шлях». По толпе ожидающих пробежал нервный шепот. «Другой? Какой такой другой?!» — волновались люди, подхватывали свои котомки и бесцельно метались по перрону. Когда же поезд подошел ко второму пути, все немного успокоились и стали расходиться по вагонам. Но повезло не всем. Когда мы в толпе пассажиров добрели до своего 27-го вагона, то… не обнаружили его. К поезду прицепили только 16 вагонов, и наши дорожные приключения продолжились…

Итог голосования: «+» 118, «-» 17

Путешествия00:05 6 октября

Черная дыра

Гангстеры, стейки и прокачанные тачки: россиянка попала в Атланту и выжила