Из России с любовью

Почему российским активистам отказывают в получении украинского гражданства

Сергей Коротких и Петр Порошенко
Сергей Коротких и Петр Порошенко

13 января стало известно, что апелляционный суд Киева постановил отменить решение Миграционной службы Украины об отказе в предоставлении политического убежища активисту, гражданину России Павлу Шехтману, который оказался на территории страны, скрываясь от правосудия в Российской Федерации. Надо сказать, что это далеко не единичный случай, когда российские активисты, считающие себя украинскими общественными деятелями, вынуждены в суде отстаивать свое право находиться на территории Украины. «Лента.ру» присмотрелась к судьбе новых украинских русских.

Паспортные данные

На протяжении 2015 года президент Украины Петр Порошенко крайне внимательно относился к теме вручения украинских паспортов гражданам России. Долгое время официальный Киев считал проукраинских россиян важным инструментом пропаганды, по этой причине только в прошлом году одна за другой состоялись несколько публичных церемоний, обставленных с большим пафосом и широко освещаемых средствами массовой информации Украины.

В середине апреля Порошенко вручил паспорт гражданина Украины журналисту Екатерине Сергацковой, которая родилась в России, но уже много лет живет на Украине и активно выступает с разоблачительными статьями на тему российской политики. Тогда же Порошенко сообщил, что он намерен инициировать законодательные изменения для упрощения процедуры принятия гражданства и предоставления политического убежища иностранцам, преследуемым на родине.

Глава украинского государства не делал секрета из главной цели своих поправок, заявив, что готов предоставлять гражданство «в частности, россиянам». Подчеркивалась важность того, чтобы россияне, которые хотят помогать Украине, «имели возможность это делать на законном уровне». Правда, никаких конкретных идей президент выдвигать не стал, что, впрочем, неудивительно: во избежание лишней ответственности все высокопоставленные деятели в стране стараются не обозначать четкие границы своих инициатив.

Уже в августе украинским властям снова подвернулся случай продемонстрировать свою лояльность в отношении граждан России с проукраинскими взглядами. В этот раз из рук Порошенко паспорта граждан Украины получили Мария Гайдар и отрекомендованный «знаменитым российским журналистом» бывший главный редактор журнала «Forbes-Украина» Владимир Федорин.

Громких слов было в избытке: глава украинского государства заметил, что есть «большое количество» россиян, «которые понимают реальное положение вещей», и констатировал, что лучшее, что они могут сегодня сделать для России, — «это обеспечить успех Украины». Отдельно Порошенко дал задание новым украинцам не терять связи с Россией: «ваша незаангажированная позиция, мнение и информация из Украины как альтернатива кремлевской пропаганде очень важны для миллионов россиян».

К слову, аналогичные акции случались и ранее — правда, не столь респектабельные. Еще в декабре 2014 года Порошенко вручил паспорт гражданина Украины выходцу из России Сергею Коротких по прозвищу Малюта, который воевал в составе батальона «Азов» с самого его создания. Первый блин из-за специфической биографии Малюты вышел комом: мало кому в стране понравилось официальное признание заслуг неонациста перед киевским режимом. Высказывалось даже предположение, что неразборчивость Порошенко вызвана наплевательским отношением к имиджу страны.

Согласно официальной статистике по состоянию на середину осени 2015 года (более свежей информации еще нет), с просьбой о получении статуса беженца к властям Украины в прошлом году обратились 62 россиянина; в 2014 году таковых было 130. При этом подчеркивается, что это «на порядок» больше, чем в 2013 году и ранее. Из всех обратившихся официальный статус получили трое россиян в 2014 году и шестеро — в 2015-м.

Жизнь обычных активистов

Совершенно очевидно, что гражданство Украины без проволочек и с максимальным пафосом было выдано только тем россиянам, от которых в Киеве рассчитывали получить определенные имиджевые и политические дивиденды. Просто быть идейным противником российской власти маловато — к бесполезным в практическом плане беженцам украинские власти никакого интереса не проявляют.

Наиболее типична история предпринимателя из Нижнего Новгорода Алексея Ветрова, который уже полтора года отчаянно пытается узаконить свое пребывание на Украине. В его нынешнем статусе разобраться непросто: Ветрову отказали в статусе беженца сначала в Винницкой миграционной службе, а потом и в суде; он подал апелляцию, но безуспешно; сейчас рассматривается жалоба в Верховный суд Украины на то, что там же не рассмотрели его предыдущую жалобу на результаты апелляции. Дела этого россиянина на Украине откровенно плохи, он «утонул» в бюрократии, что можно понять, даже не вникая в суть вопроса, а лишь посмотрев на даты: последняя жалоба была подана еще в апреле 2015 года и до сих пор не рассмотрена.

Украинские чиновники активно не хотят предоставлять гражданство Украины россиянину. Официальная формулировка следующая: Россия — демократическое государство, а значит, преследовать Ветрова там в принципе не могли. Если же он участвовал в акциях протеста против властей и это расценили как «хулиганство» и «сопротивление законным требованиям полиции», тем хуже самому беглецу — хулиганы Украине не нужны, своих хватает. Кстати, именно такое объяснение используется и в отношении других «бесполезных» россиян.

В целом аналогичная ситуация и у других российских оппозиционеров. Показательна история Павла Шехтмана, который считает себя российским гражданским активистом. Он бежал на Украину из Москвы в феврале 2015 года из-под домашнего ареста, которому подвергся из-за обвинений по статье «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» после вызывающе экстремистского поста в социальной сети относительно событий в Донбассе. В отличие от Ветрова Шехтману на Украине нашли применение: он выступает на украинских телеканалах с рассказами о том, что в России скоро будет очень плохо. Но успехов с гражданством нет, если не считать решения Апелляционного суда Киева от 13 января, который признал незаконным отказ Государственной миграционной службы Украины в предоставлении Шехтману статуса беженца и обязал чиновников повторно рассмотреть его заявление. Это, разумеется, не дает гарантий положительного решения в ближайшее время.

Мина замедленного действия

Между тем еще осенью украинские власти недвусмысленно дали понять, что они однозначно привязывают получение гражданства к военным подвигам. Так, в октябре Верховная рада приняла в первом чтении законопроект номер 2847 о внесении изменений в статью 9 закона о гражданстве Украины и установлении упрощенного порядка принятия гражданства для иностранцев и лиц без гражданства, которые проходят службу в Вооруженных силах Украины.

Данным законопроектом предусмотрено, что для иностранцев и лиц без гражданства, которые в установленном законодательством порядке проходят военную службу по контракту в ВСУ, срок непрерывного проживания на законных основаниях на территории Украины устанавливается на три года с момента вступления в силу контракта о прохождении военной службы в ВСУ.

Впрочем, даже эти не слишком либеральные условия на Украине не могут принять. Законопроект до сих пор ожидает второго чтения и пока не понятно, состоится ли его обсуждение в принципе. Но даже если документ рассмотрят, депутатская правка текста закона на пути к его легализации может изменить его содержание до неузнаваемости.

Если вернуться к официальной информации, в прошлом году с просьбой о предоставлении защиты на территории Украины обратились в общей сложности 906 человек (из числа граждан других государств). Хотя точной информации на этот счет нет, логично предположить, что большая часть соискателей — наемники, которые поддерживают правительственные силы в Донбассе. Многие из них рассчитывают на получение гражданства и даже активно выступают на Майдане, организуя акции за свою легализацию. По данным украинских СМИ, на стороне добровольческих подразделений и Вооруженных сил Украины в зоне антитеррористической операции (АТО в Киеве называют боевые действия на юго-востоке страны) воюют около двух тысяч человек, большинство из которых на родину, где бы она ни была, по понятным причинам вернуться не могут.

Киев, в свою очередь, ищет пути к отступлению. В конце декабря президент Порошенко внес в Раду законопроект, который предполагает дать возможность иностранцам служить в Национальной гвардии без украинского гражданства. По любопытному совпадению, этот же законопроект предлагает разрешить Нацгвардии принимать активное участие в подавлении тюремных бунтов.

подписатьсяОбсудить
Напомнили о Третьей мировой
О чем говорили Путин и президент Словении на братской могиле русских солдат
 Лососевая путина на СахалинеРыба твоей мечты
Где наши законные морепродукты и почему они стоят так дорого
Челюстно-городская хирургия
Каким станет Новый Арбат после завершения масштабной реконструкции
Максим Ликсутов«Нельзя купить машину, если у вас нет парковочного места»
Максим Ликсутов о перспективах развития дорожно-транспортной системы Москвы
Протуберанцы атакуют
Внеземная жизнь, земная твердь и безграничные красоты космоса
Бальзамированное тело Владимира Ленина в траурном зале МавзолеяИ тело его живет
Какие тайны скрывает мавзолей Ленина
Американский пропагандистский плакат времен Второй мировой. Спортивное соперничество с японцами скоро перешло в военноеОно не тонет
Как США стали сверхдержавой и впервые обвинили врагов в употреблении допинга
Мозаичное панно, изображающее дружбу русского и украинского народов, на станции московского метро «Киевская»-кольцевая «Российская украинистика растет, формируется и зреет»
О чем спорят украинские и российские историки
Русская эмигрантка у витрин Брайтона«Захожу в лифт, а в нем негр»
Как отреагировала на перестройку русская эмиграция в Америке
Молодой Папа и старушка Европа
Гибсон, Малик, Кончаловский: что покажут на 73-м Венецианском кинофестивале
Рисунок любви
Почему девушки хотят замуж за очень взрослых мужчин
Разрешите вас съесть
Кинопремьеры недели: от «Охотников за привидениями» до «Неонового демона»
Взлом государственной важности
Кто внедрил вирус-шпион в сети российских госорганов и оборонных предприятий
Мем эпохи Возрождения
Как средневековая живопись стала оружием в руках интернет-троллей
«Новая традиция — оросить падик на Патриарших»
Откровения жителей центра о «быдле из Бирюлево» разозлили соцсети
Чак-Чак Норрис у Сильвестра в столовой
Как знаменитости превратились в названия ресторанов и кафе
Ноги от ушей
Лондонский Playboy Club отмечает полувековой юбилей
«Больше не хочу рисовать ягодицы»
Как и зачем ретуширует «ангелов» Victoria's Secret маэстро фотошопа
Селфи с медведем
Самые популярные фотографии Instagram за июль
Так любил, что почти убил
Фотоистория о женщинах, изуродованных «во имя чести»
Не надо втягивать живот
Лето-2016 проходит под знаком бодипозитива
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей