Новости партнеров

Саграда «Зенита»

Когда закончится строительство нового питерского стадиона в стиле хайтек

Фото: Александр Демьянчук / ТАСС

Генподрядчик возведения новенького как с иголочки стадиона «Зенит-Арена», компания «Инжтрансстрой-СПб» направила официальное обращение в комитет по строительству Санкт-Петербурга об удорожании работ на 435 миллионов рублей. Очередной перенос сроков сдачи объекта на Крестовском острове в Петербурге никого не удивил. Даже самые завзятые шутники отреагировали крайне вяло: запасы острот и фотожаб за почти уже десятилетие иссякли. И общественное возмущение вышло слабеньким: привыкли.

Нет, конечно же, прошлись и по «самому большому в Европе туалету», и по поводу трещин на еще недостроенной арене, но былого накала нет. Сроки сдачи переносились уже столько раз, что о промежуточных мало кто помнит. Привычно говорят о воровстве, странных схемах и подрядчиках, но полной информации о стадионе, как ни странно, мало. Меж тем сама история строительства не такая простая, как принято считать.

Изначально возведение арены и содействие городских властей включалось в общий пакет сотрудничества между «Газпромом» и Санкт-Петербургом. Национальное достояние перевозило в город основные офисы, становясь крупнейшим налогоплательщиком, Смольный же открывал режим наибольшего благоприятствования в знаковых для «Газпрома» проектах, в первую очередь — высотки нового офиса компании. Валентина Матвиенко оперативно выделила участок земли в устье Охты рядом с мостом Петра Великого (Большеохтинским) почти напротив Смольного собора, не менее оперативно началось и строительство башни: были снесены корпуса старого завода, в том числе занимаемые бизнес-центром «Паллада».

Владельцы его не успели даже возмутиться, но развернулась кампания против высотки, поддержанная многими горожанами. Питерцы заявили, что небоскреб изувечит архитектурную линию Петербурга. Обе стороны апеллировали даже к ЮНЕСКО. Уважаемая организация лавировала, лавировала, да не вылавировала, выдав в итоге два принципиально противоположных по смыслу заключения. Но строительство было остановлено, на заборе повесили объявление: «Продается участок, телефон в Москве…», и указывался номер офиса «Газпрома» в Черемушках. Небоскреб переехал в Лахту — окраину из окраин.

Этот инцидент, как говорят, стал поводом для первого серьезного конфликта между Алексеем Миллером и Валентиной Матвиенко. Второй же был связан уже со строительством новой арены.

По соглашению «Газпрома» и Петербурга строительство стадиона должно было финансироваться из налогов, которые газовый гигант выплачивал в городе. Но «голубой поток» денежного изобилия соблазнял, и средства из него расходовались на социальные программы города. На арену не хватало с самого начала. Возмущение из кабинетов компании отбивалось предложением оценить легитимность соглашения о трате налоговых поступлений. Юридически правительство Петербурга было в своем праве. Но было это не по-пацански, как говорится.

«Газпром», предлагавший взять строительство под свой контроль, но получивший отказ, от проекта демонстративно отстранился. Оперативное управление интересами компании вроде как было передано «Зениту», но к советам и пожеланиям клуба мало кто прислушивался. Тем более что от исходного проекта Кисе Куросавы оставалось все меньше: строители по ходу работ пересматривали принятые японцем решения. Так, стальные несущие конструкции были заменены на бетонные — для удешевления. Госэкспертиза проекта проводилась уже по факту построенного. Но то, на что закрывают глаза при строительстве более менее стандартных жилых домов, в данном случае повергло специалистов в ужас.

Встал вопрос о разборе частично возведенных конструкций и возведении их заново. Стоимость работ возрастала, и в 2008 году контракт с первым генподрядчиком, компанией «Авант», был расторгнут. Генеральный директор застройщика Григорий Фельдман в декабре того же года погиб в автокатастрофе. Обстоятельства происшествия не позволяют сделать вывод о покушении, но факт остается фактом: «Аванту» заявляли претензии многие субподрядчики, многие были недовольны, что Фельдман не смог «разрулить» вопрос с контрактом и остаться во главе строительства.

По поводу «Аванта» с самого начала возникало множество вопросов: как подрядчик, в чьем портфолио не было столь крупных и сложных проектов, получил контракт на возведение огромного стадиона, насыщенного непростыми техническими решениями, аналогов которым в нашей стране еще не было. Ладно, на конкурсе «Авант» предложил наилучшую цену. Но смущала их недоговороспособность: все требования «Зенита» оставались без рассмотрения. И только замаячивший на горизонте чемпионат мира по футболу, сопровождавшийся комиссией ФИФА, вскрыл множество проблем проекта, которые можно объяснить либо помутнением рассудка архитекторов, либо полным непониманием специфики возводимого объекта.

Так, например, вип-ложи изначально были вынесены под самую крышу арены, лифты к ним располагались на третьем ярусе. То есть болельщики, заплатившие десятки или сотни тысяч рублей за персональную ложу, мало того что вынуждены были бы брать с собой мощные бинокли, так еще и поднимались бы по лестницам вместе с фанатами, направляющимися на самые дешевые места. И туалеты в ложах не предусмотрены — пользуйтесь фанатскими.

Смена подрядчика на «Трансстрой», принадлежащий Олегу Дерипаске, многие проблемы закрыла: в срочном порядке проводилось перепроектирование. На этот раз любые работы запускались исключительно после госэкспертизы. Но задержка стала критичной. Об обещании Валентины Матвиенко открыть арену в марте 2009 года лучше было не вспоминать. 2010 год, объявленный президентом «Зенита» Александром Дюковым, ушел на проектные работы. Затем были декабрь 2013-го, октябрь 2015-го, май 2016-го. Смета тоже росла: с менее чем 7 миллиардов рублей она распухла до 45 миллиардов, пока на это не обратил внимание «простой болельщик». Тогда смета похудела до 37 миллиардов, чтобы снова по килограммчику набирать вес, но уже с оглядкой на большие окна больших кабинетов.

Новые сроки сдачи определены туманно: конец 2016 года, хотя тестовый матч должен быть сыгран уже в сентябре. Как зрителей допустят на не принятую арену непонятно, очевидно запишут в бета-тестеры.

Неоднократные срывы сроков, правда, связаны не только с несогласованностью и волюнтаристскими решениями участников освоения бюджета. Стадион на Крестовском острове с технической точки зрения не имеет аналогов в России, почти нет таковых и в мире. Сразу два новшества потребовали неординарных решений: раздвижная крыша с системой климат-контроля и выкатное поле.

Крыша в петербургском климате не то чтобы обязательна: на стареньком «Петровском» фанаты и при минус 18 раздеваются до пояса, чем приводят в шок, например, болельщиков «Андерлехта», закутанных, как наполеоновские солдаты при отступлении по смоленской дороге. Но чем превозмогать, лучше смотреть футбол в комфорте. И это касается всей страны: все же весна у нас начинается в конце апреля, играть под крышей, мягко говоря, приятнее. Поэтому жаль, что отличный стадион «Открытие-Арена» был построен по классической схеме. Не будет крыши и в новых «Лужниках».

Но больше проблем вызвала система выдвижного поля. В тех же «Лужниках» были вынуждены постелить искусственный газон после первой реконструкции, когда трибуны накрыл козырек. Недостаточная инсоляция и парниковый эффект просто убили траву, и как ни старались агрономы, в приличном состоянии поле бывало только сразу после перестилания газона. В Петербурге климатические условия для роста травы еще более неблагоприятные. Хотя поле «Петровского» сегодня — одно из лучших в России, но достигается это неимоверным трудом и гигантскими тратами. Надеяться же на естественный газон в почти закрытой чаше на берегу Финского залива — слишком смело. Именно поэтому было предложено решение, опробованное на арене «Шальке» в Гельзенкирхене. Для выката поля за пределы чаши построили мост под будущей трибуной G размерами 92 на 87 метров. В качестве преднатяженной арматуры использовались более 9000 стальных тросов. При этом вес самого поля составляет почти 9 тысяч тонн.

Эти решения не могли быть дешевыми, но несколько удивляет планирование бюджета на строительство: такое ощущение, что изначальные расчеты производились на пальцах. Внесла свою лепту и система госзакупок, которая чем дальше, тем больший вес придавала критерию предложенной цены, но все меньше учитывала необходимый опыт и ресурсы.

Стадион, конечно, будет достроен. К Кубку конфедераций, о чем обещал министр Виталий Мутко на презентации логотипа турнира, и тем более к самому чемпионату. Последнее увеличение сметы объяснимо: часть оборудования закупается за рубежом, а подрядчики работают в смете 2011-12 годов, когда курс евро был в районе 42 рублей, а не 87. Возлагать сейчас на них курсовые разницы как минимум неприлично.

Но сама эпопея со строительством арены должна дать сигнал и законодателям, и самим заказчикам: формальный подход к сложным объектам недопустим. Ведь в том же конкурсе участвовала компания Hochtief, на счету которой реализация сложнейших проектов: от стадионов и аэропортов, до небоскребов, мостов и тоннелей. Немцы предупреждали, что бардак на начальном этапе создаст именно те сложности, которые в итоге и случились. Но конкурс Hochtief проиграла, не сумев предложить городу устраивавшую его цену. Только вот итоговая смета перекрыла предложение опытной немецкой компании в разы.

СпортПартнерский материал

ЦСКА побьется за Акинфеева, «Локо» — за надежду

Лига чемпионов вернулась! Лучшие ставки на матчи третьего тура
Спорт00:0222 октября

Теперь по-взрослому

Загитова и Медведева сразятся в новом сезоне. Чья возьмет?