Новости партнеров

Карты, деньги… сеть АЗС «Газпромнефть»

Директор по региональным продажам Александр Крылов о том, что нужно клиентам

Фото: предоставлено пресс-службой «Газпромнефти»

Недавно в интернете бурно обсуждалась программа лояльности сети АЗС «Газпромнефть». Компанию обвиняли в том, что свои карты лояльности она, оказывается, не дарит, а продает. Но пока критики неистовствовали, выяснилось, что с начала года приобретено более миллиона карточек сети «Газпромнефть». О подробностях программы и о том, что на самом деле нужно клиентам, «Лента.ру» поговорила с директором по региональным продажам Александром Крыловым.

«Лента.ру»: По вашей программе лояльности даже политические блогеры прошлись?

Александр Крылов: Мне кажется, они нам не лояльны (смеется). Я, если честно, сам удивился такому вниманию. Мы работаем в условиях жесточайшей конкуренции, пошли на риск, риск оправданный, при этом потребитель мог наше предложение не оценить. Но миллион проданных карт говорит сам за себя. И столько шума! Хотя, наверное, к лучшему. Значит, кому-то своим успехом мы наступали на больное.

Но давайте с самого начала. Если коротко, в чем суть бонусной системы на ваших АЗС?

Можно сравнить с милями авиакомпаний. Но в отличие от программ лояльности перевозчиков, когда мили не всегда удобно менять на билеты, наши бонусы — это практически реальные деньги, на которые можно совершить покупку в любой момент. Принцип такой — вы тратите деньги, часть мы вам возвращаем в качестве бонусов на карту. Ими вы можете оплатить заправку, а также любые товары и услуги на наших АЗС.

То есть баллы можно тратить не только на бензин?

АЗС — это уже давно не просто место, где заправляются топливом. Это и кафе, и магазин продуктов, и книжная лавка, и множество услуг от Wi-Fi до подкачки шин. А иногда наша АЗС — единственный оазис цивилизации, где даже дни рождения отмечают.

А что покупает человек на бензоколонке? Существует своего рода «топ продаж»?

Если говорить о сопутствующих товарах и услугах, то в хитах кофе. На одной московской станции у нас как-то за день продалось 900 чашек свежесваренного кофе. Мы продавали чашку кофе в минуту в пиковое время. На втором месте — хот-доги, примерно 600 штук в день. Ну а далее идут автотовары под собственной торговой маркой.

Оплачивать баллами можно на любой АЗС?

На всех, кроме автоматических. Но сейчас на автоматических АЗС производится настройка оборудования, после чего карта лояльности заработает и там.

Сколько всего АЗС в вашей сети?

В России порядка 1100, а со странами СНГ — больше 1400.

И сколько процентов от потраченных средств вы возвращаете?

От трех до пяти. Если взять за год, то получится приличная сумма. За прошлый год мы вернули по картам в виде бонусов больше шести миллиардов рублей. Лояльность нам обходится действительно дорого. Но зато для клиентов это реальная, а не мифическая выгода. Рекорд на семью, по-моему, составляет около двадцати тысяч рублей за год. На эти деньги можно несколько месяцев бесплатно мыть машину и пить кофе во время ожидания.

Сопутствующие услуги прибыльные, или вы списываете их на маркетинг?

Вы переоцениваете наш маркетинговый бюджет. Более того, никаким кофе и булочками на АЗС не заманить, если топливо плохое. Мы гарантируем качество топлива собственных нефтеперерабатывающих заводов, поэтому к нам приезжают люди, но если они уже здесь, почему бы не предложить им что-то еще.

При грамотном планировании сопутствующие товары и услуги должны полностью покрывать фонд оплаты труда на АЗС, а в ряде случаев — быть прибыльными и без учета продаж топлива. Что касается результатов, то за два года по этому направлению мы выросли почти на 50 процентов и даже шутим, что у нас одна из самых больших сетей так называемых «магазинов у дома» в России. Так что это не просто прибыльно, это серьезная часть бизнеса.

Если вернуться к вопросу про бонусную программу, почему карты платные?

Мы не единственный игрок на рынке, клиент сам выбирает из всего многообразия предложений. Конечно, можно раздать миллионы карт, но их сложили бы дома как сотни других. Если человек покупает пластик, мы точно знаем, что наша программа востребована. Ведь факт покупки означает, что человек будет продуктом пользоваться. Из миллиона купивших 85 процентов уже совершили покупки по новой карте.

Сколько она стоит?

150 рублей.

А что за история с необходимостью платить за перевыпуск карты?

Это искажение информации. Объясняю. Мы сейчас предлагаем нашим клиентам совершенно новый продукт, с NFC-чипом и другими новыми опциями. Старые карточки действуют, но уже не продаются. Так что реализованный миллион — это карты с чипом. Я в принципе не очень понимаю весь этот шум. Мы предложили услугу в условиях жесточайшей конкуренции с аналогичными проектами. Выбор за клиентами. Тем не менее спасибо блогерам за внимание, может, благодаря им у нас такие результаты.

А бонусы при переходе на новую карту обнуляются?

Это не так. Если подобное произошло, значит, где-то был сбой системы, но в рабочем порядке все эти вопросы решаются. Все баллы сохраняются и переносятся на новую карту.

Расскажите, пожалуйста, подробнее про NFC-чип.

Эта бесконтактная технология, она позволила нам сократить время в очереди почти в десять раз. Чтобы начислить бонусы на старую карту, требовалось от 30 до 40 секунд. Сейчас всего три-пять секунд, карту нужно лишь поднести к терминалу и все.

Одна из модных тенденций в ретейле — продажа товара под собственным брендом. Когда ожидать лимонад «Газпромнефть» или пирожное «Нефтяное»?

Мы подумаем над вашим креативом, но пока нам больше нравятся наши бренды G-Drive, Drive Café и «Сеть АЗС «Газпромнефть», под которыми уже три года продается свыше 200 товаров. Например, по энергетику мы давно обогнали всех конкурентов.

Разные бонусные программы, которые в большом количестве предлагаются сейчас везде, это одна из примет кризиса или новый подход к потребителю?

Люди и компании теперь чрезвычайно обдуманно относятся к своим тратам. Выбирают самое лучшее по самой выгодной цене и реально анализируют все доступные предложения. Либо ты предлагаешь покупателю самый конкурентоспособный товар, либо он уйдет. Поэтому программы лояльности — это чистая логика рынка, но в кризис она проявляется раньше. Бизнес гарантирует качество топлива и выгодные условия на своих АЗС, а клиенты демонстрируют лояльность. В результате выигрывают все.

Не случится ли так, что при улучшении ситуации в экономике о таких программах придется забыть?

Уверен, что не придется. Крепкие отношения с клиентами — это всерьез и надолго.

Какие выводы ваша компания сделала из нынешнего кризиса?

А я еще в 2008 году понял, что вопрос не в кризисе, а в твоей способности адаптироваться к новым условиям. Мы готовы к любым макроэкономическим переменам, и в первую очередь потому, что провели масштабную реорганизацию сбытового бизнеса, которую завершили в 2015-м. Вообще, для российского рынка это был уникальный проект, ни одна топливная компания такого еще не делала.

Раньше мы были организованы по региональному принципу, каналы продаж и сервисные функции смешивались в одном котле, и определить эффективность каждого подразделения было практически невозможно. В ходе реорганизации мы разделили бизнесы — например, за продажи физическим лицам через сеть АЗС по всей стране теперь отвечает одна розничная компания. И это дало нам много преимуществ — мы научились более эффективно работать, лучше понимать рынок, вообще стали ближе к клиенту. Такая адаптивность, я уверен, и есть то главное, что помогает в любом кризисе.