Четыре комнаты и сумка с карманами

Как дизайн-мышление укрепляет связи между Москвой и Лондоном

Однажды во время перелета из Парижа в Лондон Джейн Биркин оказалась по соседству с президентом Hermès Жаном-Луи Дюма. Неожиданно с багажной полки свалилась ее корзинка. Наблюдая, как актриса собирает рассыпавшиеся вещи, Дюма посоветовал ей завести кожаную сумку с карманами. «Я так и сделаю, — ответила актриса, — как только Hermès наладит их выпуск». «Я и есть Hermès, — воскликнул Дюма. — У вас будет сумка с карманами!». В 1984 году он подарил Биркин черную кожаную сумку, повторяющую дизайн Hermès 1892 года. С тех пор сумка Birkin стала классикой, неразрывно связанной с роскошью и селебрити-культурой. Между тем представления о дизайне, работе арт-директора, цене за логотип и так далее в России довольно сильно отличаются от тех, что приняты на Западе. По-другому устроена система образования, профессиональное сообщество формируется по иным принципам, а понятие «хороший дизайнер» подразумевает разный набор навыков.

Дизайнер Екатерина Соломеина уже восемь лет живет в Лондоне. До того как уехать в Лондон, она работала в Студии Лебедева и других топовых компаниях, но, по ее словам, оказавшись в Великобритании, быстро поняла, что в условиях острой конкуренции предыдущий опыт и заслуги ничего не значат. Пару лет назад она основала Future London Academy (сокращенно FLA), чтобы помочь российскому дизайн-сообществу выйти на международный уровень. Идея оказалась столь продуктивной, что с нынешнего года курсы посещают представители международного коммьюнити: среди участников недавней недельной интенсивной программы Design Thinking and Innovation были граждане Арабских Эмиратов, Гватемалы, Германии, Колумбии, Ливана, Ирландии, Испании, Италии, России, Хорватии.

Как это работает

Люди приезжают на неделю в Лондон и полностью погружаются в дизайн-среду: посещают агентства, где проходят воркшопы, встречаются с представителями индустрии, смотрят на Лондон с профессиональной точки зрения. Кроме того, участники недельной сессии выполняют разнообразные интерактивные задания, проводят исследования и учатся работать в команде. На последней сессии, проходившей с 14 по 20 марта, побывал и корреспондент «Ленты.ру».

Возникает вопрос: чем принципиально отличается британское дизайнерское образование от российского? По словам Екатерины Соломеиной, которая, переехав в Англию, продолжила обучение в университете Хартфордшира, в основном тем, что тут не читают лекции — все построено на самообучении и практических занятиях: «Раз в неделю у нас были tutorials по проектам. По сути, нам давали задания, и мы делали каждое на протяжении нескольких месяцев. Все построено на самоорганизации и личной инициативе, что, конечно, очень необычно для русских студентов, которые привыкли, что их подгоняют палкой, что у них есть конкретные задачи и дедлайны. Но это подготавливает тебя к жизни».

Как отличаются профессиональные сообщества

Очевидно, что в России индустрия еще молодая, из-за чего у нас мало опытных дизайнеров, которые работают хотя бы 20 лет. У нас есть классическая школа графического дизайна, но если говорить о новых направлениях, таких как digital-дизайн, российские специалисты работают в этой области не более десяти лет. «Наши звезды имеют тенденцию закрываться, — говорит Соломеина. — Я работаю с Майклом Вольфом. Он королевский дизайнер с множеством наград, но он с удовольствием идет на контакт и помогает. Если каждый у нас будет таким, индустрия разовьется намного быстрее».

Кстати, Майкл Вольф, чью лекцию участники сессии прослушали в последний день, — это Стив Джобс в мире дизайна. В конце 60-х основанное им агентство Wolff Olins совершило революцию в оформлении музыкальных альбомов, создав обложки для записей The Beatles. Его теория дизайна строится на нескольких постулатах, которые он объясняет в форме притчи о четырех комнатах.

«В первой комнате находятся работы всех великих художников, архитекторов, дизайнеров. Это "Комната Великих работ". Если вы будете работать в этой комнате, ваш удел — постоянно создавать имитации. Такой путь верен на начальном этапе развития дизайнера. Вторая комната — "Здравого смысла": советов окружающих, учебных правил и материалов. Работая в этой комнате, вы будете создавать посредственный продукт, потому что придется постоянно слушать, что вам говорят, и делать все по правилам. Третья комната — "Воспроизводства", повторения своего удачного опыта. Как бензозаправки в Москве, они все похожи друг на друга. Здесь есть все-все-все, что уже было создано. Все предметы и работы в этой комнате созданы по образцу, который когда-то кем-то был создан в первый раз. А дизайнер всегда должен задаваться вопросом "Удобно ли это?", "Как можно это усовершенствовать?", сомневаться "Хорошо ли это?". А иначе мы делаем копии. Последняя комната — "Комната идей". Там нет ничего. Входя в нее, нужно стать ребенком, ничего не знающим. Но, не пройдя последовательно предыдущие три комнаты, мы никогда не попадем сразу в комнату идей. Находясь в ней, нужно забыть весь свой предыдущий опыт. А когда создаешь новую идею, нужно забыть обо всем. Отбросить предыдущие проекты, концепции и начать с нуля».

Кстати, по поводу содержимого последней комнаты была прочитана одна из наиболее интересных в период сессии лекций — о том, как устроен мозг дизайнера, и еще шире — думающего человека, и как он функционирует во время напряженной работы. Студентов живо интересовал вопрос: как быть, когда идеи заканчиваются и художник тупо упирается в стену. Какие могут быть практические советы? Лектор Дариус Поча из JoyLab посоветовал несколько приемов, которыми он сам постоянно пользуется. Важнейшие из них — медитация, контрастный душ, полный отказ от еды хотя бы на два-три дня. Подобные советы живо напомнили вашему обозревателю религиозные практики восточных аскетов, что говорит о недюжинных ментальных и физических усилиях, которые прикладывают работающие в индустрии люди для достижения результата.

Что такое дизайн-мышление

В общем и целом можно говорить о ряде принципов, создающих более глубокий — так сказать, человекоориентированный процесс, базирующийся на присущих всем нам способностях, которые зачастую не берут во внимание в более привычных методах решения бизнес-задач. Речь идет об интуиции, способности определять паттерны и визуальные символы, выстраивать идеи, которые являются не только функциональными, но и эмоционально значимыми. Дизайн исторически приравнивался к эстетике и ремеслу, дизайнеры воспринимались как некие художественные ремесленники. Но дизайн-ориентированная культура дает ему иную роль: передавать ряд принципов и механизмов тем, кто помогает воплотить идеи в жизнь.

Дизайн-мышление, изначально используемое для создания физических объектов, все больше применяется в решении сложных комплексных задач, таких как клиентский опыт при получении того или иного сервиса. Дизайн-мышление предполагает использование конкретных моделей, известных также как дизайн-артефакты. Эти модели — прежде всего диаграммы и скетчи — дополняют и в некоторых случаях заменяют стандартные таблицы, технические требования и другие документы, присутствующие в традиционных бизнес-процессах. Они позволяют мыслить менее линейно и однозначно.

В дизайн-ориентированных организациях, где побывали студентs FLA, можно наблюдать прототипы новых идей, новых продуктов и новых услуг, расположенные повсюду в офисах и конференц-залах. Традиционно предложенная потребителю ценность основывается на практической пользе: например, если вы покупаете Lexus, автопроизводитель обещает вам безопасность, комфортное передвижение и высококачественный автомобиль со стильным дизайном. Предложение для потребителя будет заключаться в обещании эмоций: покупая Lexus, вы будете чувствовать себя избалованным, роскошным, привилегированным и обеспеченным.

Дизайн-культура не поощряет неудачи, но признает, что редко когда все удается с первого раза. Главное — те знания, которые вы можете вынести из негативного опыта, и то, как вы можете их применить для усовершенствования вашего продукта или сервиса. Многие продукты, построенные на эмоциональной ценности, оказываются более простыми, чем предложения конкурентов. Подобный минимализм продиктован разумным пониманием того, что из себя должен представлять продукт, каким целям он должен служить, а каким — нет. Удаляя лишнее, компания предлагает клиентам понятный и простой опыт.

Зачем это нужно

«Я часто езжу в Москву, читаю лекции. Для меня важно рассказывать о том, чего можно избежать, каких ошибок делать не стоит, — объясняет основатель FLA Екатерина Соломеина, — чтобы люди понимали, что существует в мире помимо них. Если говорить о международном сообществе, в британскую индустрию просто так не попадешь, поэтому мне особенно важно, чтобы эти дверцы открывались. Креативным директорам приходит по 50 писем в день о стажировках, работе и так далее, но они физически не могут все это читать. Поэтому, чтобы быть кем-то замеченным, нужно очень постараться. Мне в этом помогают исключительно связи, личные знакомства и теперь уже репутация».

С точки зрения рынка брендинг — серьезный продукт экспорта Великобритании, которая этим славится так же, как Америка — рекламой. Причем в Англии не такие высокие цены на дизайн, как в России, что связано и с молодостью нашей индустрии, и с тем, что как только российское агентство «поднимается» — оно тут же задирает цену. В Англии же агентств много, конкуренция весьма высока, и у потребителя есть богатый выбор, что сказывается как на качестве, так и на цене продукта. Кроме того, если говорить о связях между Россией и Великобританией, и более узко — между признанной мировой столицей дизайна Лондоном и другими мегаполисами, то организация выходцами из России подобных стажировок для русских (а теперь и иностранных слушателей) кажется реальным шагом для укрепления международных культурных связей. Дизайн во всех его проявлениях является таким же универсальным языком, как, скажем, музыка, и точно так же может быть предметом взаимообогащения.