Пороки в чужом отечестве

Почему поток мигрантов редеет, а кривая «заезжей» преступности растет

Фото: Виталий Аньков / РИА Новости

Из-за экономического кризиса гастарбайтеров приезжает в Россию меньше, а число преступлений, совершенных гостями, как ни странно, растет. Эти и другие тенденции, связанные с пребыванием иностранцев в стране, отражены в итоговых докладах ФМС, ФСКН и МВД за год. «Лента.ру» разбиралась в статистических нюансах.

Только по официальным данным ФМС, на 1 января текущего года в России находились около 10 миллионов иностранных граждан. Это почти на 10 процентов меньше, чем в 2014-м. В то же время, по подсчетам Главного информационно-аналитического центра МВД России, в 2015 году иностранцами совершено 48 тысяч 190 преступлений — на 4 процента больше, чем в прошлом году. Это говорит о серьезной криминализации мигрантов.

Кто приехал в гости к нам

Большинство гастролеров — представители стран СНГ (87,5 % общего числа въезжающих). Чаще всего в России гостят украинцы — 25 процентов мигрантов. Новая киевская политика в отношении Москвы мало повлияла на этот показатель.

— Украинцев на территории России всегда было значительно больше, нежели это фиксировала статистика. По данным нашего фонда, граждан соседнего государства в стране больше трех миллионов, хотя официально — около миллиона. Статистика показывает, что наши предположения были верными. В те времена, когда украинцы могли находиться у нас вообще без регистрации (в течение 90 суток — прим. «Ленты.ру»), они приезжали и уезжали, нигде не отмечаясь. Система их просто не видела. Теперь же им необходимо получать патент на работу наравне с другими, — объясняет президент фонда «Миграция XXI век» Вячеслав Поставнин.

На втором месте — граждане Узбекистана, около 18 процентов. Замыкает тройку Таджикистан (8,7 процента).

Великий азиатский исход

Тем не менее зафиксировано достаточно резкое снижение числа въезжающих в Россию гастарбайтеров из этих среднеазиатских республик. В общей сложности отечественный трудовой рынок не досчитался больше 600 тысяч рабочих рук из Узбекистана и Таджикистана.

Эксперты связывают это еще и с тем, что выходцы из этих стран, особенно из Узбекистана, чаще других пренебрегали нормами миграционного законодательства России.

— Во-первых, многим был закрыт въезд. Самое главное, огромная масса этих иностранцев, достоверно зная, что являются нарушителями, продолжают работать нелегально. Они годами не выезжают отсюда. А статистика это не учитывает, и на бумаге получается, что граждан Узбекистана в России становится меньше, — считает президент фонда «Миграция XXI век» Вячеслав Поставнин.

Что роднит узбеков и финнов

Аналитические данные ФМС свидетельствуют о том, что граждане Узбекистана — самые злостные нарушители сроков пребывания в России среди стран СНГ — официально 877,6 тысячи человек своевременно не выехали на родину. Что же касается европейцев, злоупотребивших гостеприимством, то тут лидирует Финляндия — 8200 человек.

В прошлом году миграционная служба была вынуждена выдворить более 113 тысяч иностранцев, 44,7 тысячи из них — граждане Узбекистана, 24,2 — таджики, также принудительно пришлось отправить домой более 12 тысяч киргизов.
Среди представителей стран, не входящих в СНГ, чаще всего выдворялись вьетнамцы — почти девять тысяч.

В плане соблюдения процедуры пребывания осложнилось положение украинцев (за исключением Донбасса и Луганска). В отношении этой категории граждан действует так называемое правило «90-90». То есть, иностранец может находиться в России 90 суток, затем обязан выбыть и не имеет права вернуться обратно в ближайшие три месяца.

Впрочем, по словам Вячеслава Поставнина, черный рынок быстро адаптировался, и сегодня украинские мигранты пользуются новой услугой: из России они никуда не выезжают, с их паспортами все процедуры проводят люди, имеющие связи в правоохранительных и контролирующих органах. Такому положению дел способствует и несовершенство системы учета въезда и выезда в Россию.

— После истечения 90 суток люди формально выбывают из России, затем почти сразу въезжают обратно, а база данных ФМС, оказывается, этого не видит. Могли бы помочь пограничники, но они не берутся высчитывать дни, проведенные мигрантом на родине до возвращения в Россию, как это, например, делают на Западе, — говорит собеседник «Ленты.ру».

В отчетном документе ФМС сообщается, что гражданам Украины, как из Донецкой, Луганской областей, так и из внутренних регионов страны, въезд не ограничивали. Российская сторона, как правило, воздерживалась от административного выдворения и депортации украинцев, «исходя из принципов гуманизма, братских отношений с народом Украины».

Временное убежище в России в прошлом году запросили около 130 тысяч украинцев.

Работяги уезжают, проходимцы остаются

Традиционно львиная доля преступлений приходится на столицу, Московскую область и Санкт-Петербург c Ленинградской областью. Следом — республика Крым, где преступные деяния совершили около полутора тысяч иностранцев, главным образом нелегальные мигранты из Узбекистана и Таджикистана.

Это объясняется тем, что за последние полтора года позиции выходцев из этих республик на легальном трудовом рынке заметно ослабели. Их вытесняют соседи по родному региону — киргизы.

— Практически вся сфера клиниговых услуг на сегодняшний день контролируется гражданами Киргизии. С недавних пор им не нужен патент, они работают по трудовому договору, работодателю достаточно уведомить об этом органы ФМС, — рассказывает действующий сотрудник столичного Управления ФМС. — А граждане Узбекистана и Таджикистана уходят в теневые сектора экономики.

Те, кто не смог разжиться патентом, в лучшем случае занимаются мелким нелегальным бизнесом — в основном розничной торговлей, частным извозом, подсобными работами. Некоторые пускаются во все тяжкие, погружаясь в криминальные авантюры. Что и сказывается на статистике преступности.

Беда мегаполисов — нелегалы на рабочих должностях в управляющих компаниях жилищно-коммунальной сферы. Эта криминальная схема реализуется посредством махинаций с патентами. Те, у кого есть этот разрешающий документ, не всегда могут трудоустроиться — либо это экономически не выгодно, либо иностранца попросту не берут на ставку. Если обладатель патента вовремя не найдет себе работу, разрешение отзывается ФМС. Этим пользуются в коммунальных службах, наживаясь на нелегалах.

Тому, у кого есть нереализованный патент, предлагают фиктивно оформиться дворником и предоставляют отчетные документы в ФМС. А на место одной или двух «мертвых душ» берут мигрантов, у которых дело совсем худо — и регистрация просрочена, и копейку заработать не дают, да и жить негде. Трудятся они в лучшем случае за половину официальной зарплаты. Проживают, как правило, в выселенных домах, подвалах и других технических помещениях, в ужасных условиях.

С такими подлогами, приобретшими массовый характер, активно борются в столице с прошлого года. В частности, в июле сотрудники уголовного розыска разоблачили подобную схему в ГБУ «Жилищник района Очаково-Матвеевское».

Едут не с пустыми руками

Поставки наркотиков в страну напрямую связаны с иностранцами. В первую очередь речь о веществах растительного происхождения и опиатах. В 2015 году органы наркоконтроля зафиксировали рост на 30% числа задержанных за оптовые поставки наркотиков иностранных граждан и почти в 1,5 раза — граждан России, являющихся выходцами из других государств.

— Львиная дола героина ввозится из Таджикистана, — объясняет сотрудник ФСКН. — Чуть меньший поток идет из соседних регионов — Киргизии и Узбекистана. Причем контрабандисты из этих стран активно участвуют не только в поставке, но и в реализации товара, вплоть до конечного потребителя.

Наркотики часто сбывают через закладку «случайные» работяги из числа земляков иностранных мафиози.

— В сбыт вовлекают тех же дворников, таксистов, которые за вознаграждение не прочь оказать разовую услугу знакомым дилерам, — уточнил источник в ФСКН.

Но на пятки таджикам наступают китайцы. Из КНР теперь в Россию въезжает практически столько же мигрантов, сколько из Таджикистана.

— Нам часто приходится иметь дело с синтетическим аналогом героина, который у наркоманов называется «белый китаец», — рассказывает наркополицейский. — Его сбыт нередко совмещают с обычной розничной торговлей. Чаще всего задерживаем китайцев на крупных рынках, например, в «Садоводе».

Делать бизнес в России, в том числе незаконный, китайцам особенно выгодно в связи с тем, что рубль основательно просел по отношению к юаню. Перелеты в центральную Россию, где сосредоточены финансы, отныне могут себе позволить не только состоятельные граждане КНР.

Бывает, что наркотики растительного происхождения приходят в Россию из Молдавии и Украины. Наркодилеры буквально протаскивают свой груз через границу в обход блокпостов и таможни. Оперативники ФСКН перекрыли в начале года канал поставки в столицу гашиша через российско-украинскую границу. Примечательно, что украинские контрабандисты, ускользая от пограничников, применяли тепловизор.

Чаще других от иностранцев страдают жители юга России

Криминологи озабочены значительным усилением иностранной преступности в Южном и Северо-Кавказском федеральном округах. В частности, почти в два раза чаще от «интуристов» стали страдать жители Калмыкии и Адыгеи. А в Кабардино-Балкарии заграничные гости совершили в два с лишним раза больше криминальных посягательств по сравнению с 2014 годом. Оптимисты связывают это с улучшением работы полиции. Пессимисты — с плачевным положением мигрантов в небогатых регионах страны, вынужденных идти на противоправные действия, чтобы хоть немного заработать.

Вячеслав Поставнин считает, что паниковать не стоит — криминогенная ситуация кардинально не изменилась.

— На мой взгляд, дело в том, что на Северный Кавказ и юг страны приезжает очень много граждан других республик, этнически принадлежащих к российским народностям: ингуши, чеченцы, кабардинцы, калмыки и так далее. Многие из них — потомки насильственно депортированных в советское время лиц. Получить гражданство им очень сложно, поэтому они постоянно проживают здесь, а документально вынуждены оформляться как иностранцы, — объясняет эксперт.

Примечательно, что в тех же регионах, где наблюдается всплеск криминальной активности мигрантов, заметно выросло и число преступлений в отношении самих иностранцев, примерно на треть.

Всего же жертвами преступлений стали почти 16,5 тысяч приезжих. Нередко злодеяния совершаются земляками пострадавших. В частности, представителями этнических преступных групп внутри национальных общин.

***

Сомневаться в том, что уровень иностранной преступности и потоки нелегалов уменьшатся, не приходится. По крайней мере, в официальной статистике. Особенно после того, как призыв бороться с этой бедой прозвучал из уст президента.

В ближайшее время ожидается усиление контроля за учетом мигрантов на границах. Возможно, расширится и круг обязанностей пограничников. Напомним, что 31 марта, на заседании Совета безопасности РФ, посвященном миграционной политике, Владимир Путин потребовал усилить охрану участков госграницы на направлениях, «представляющих повышенную опасность для проникновения нелегальных мигрантов».

В текущем году произойдет кардинальная перемена в работе миграционных органов, которые совсем недавно постигло потрясение. ФМС вернули в родную гавань — в МВД. И эксперты считают этот шаг вполне оправданным.

— Низкая эффективность ФМС — главная причина ее ликвидации как самостоятельного ведомства и подчинения МВД. Практически всю свою работу служба свела к контрольно-надзорным функциям. К тому, с чем больше 10 лет назад успешно справлялась паспортно-визовая служба МВД. Миграцией как таковой ФМС уже не занималась. К примеру, Москве пришлось взять на себя вопросы трудовой миграции в регионе. Программа переселения, реализуемая ФМС, провалилась: 400 тысяч человек за 10 лет — это просто смешно. В реальности за это время переселилось 10 миллионов. Беженцами, в том числе с юго-востока Украины, занимались тоже не сотрудники миграционной службы, а региональные администрации, — говорит Вячеслав Поставнин.

По его словам, содержание аппарата, не оправдавшего возложенных на него надежд, обходилось казне примерно в 46 миллиардов рублей ежегодно.

Сегодня же государство нуждается в «зубастой» службе, отслеживающей перемещения иностранцев по стране. Идет планомерное формирование мощного крыла для борьбы с нелегалами, этнической преступностью и «импортными» террористами, в котором миграционной службе отводится роль первой скрипки.