Не приходите в мой дом

Эстония встречает беженцев ростом ксенофобии

Фото: Marko Djurica / Reuters

На этой неделе в Эстонию начали завозить беженцев по квотам ЕС, против чего уже много месяцев протестует значительная часть населения страны. Это привело к резкому обострению националистических настроений в прибалтийской республике. Рост ксенофобии оказался настолько серьезным, что американские дипломаты читают нотации эстонским коллегам, а официальный Таллин пытается оправдаться перед Вашингтоном и Брюсселем.

Конец спокойной жизни

Республикам Прибалтики не удалось остаться в стороне от захлестнувшего ЕС нашествия мигрантов. Литве, Латвии и Эстонии тоже пришлось в рамках «европейской солидарности» принять на себя обязательства по размещению беженцев. Пока их количество невелико: литовцы обязались принять 1105 человек из Сирии, Ирака и Эритреи; латыши и эстонцы — по пятьсот с небольшим. Однако этого оказалось достаточно, чтобы напугать коренных жителей всех трех стран. Они опасаются, что в конечном итоге Брюссель принудит их принять значительно большее число мигрантов. И это не досужие вымыслы: подобные предупреждения делают в том числе и высокопоставленные политики. Например, евродепутат от Латвии Андрей Мамыкин в феврале оповестил, что, возможно, в стране придется разместить 8000 мигрантов; не исключает подобного развития событий и другой латвийский европарламентарий — Артис Пабрикс.

Люди боятся, что «пришельцы» покончат с их спокойной жизнью. Прибалтику трудно назвать процветающей, но, по крайней мере, это тихий регион, жители которого привыкли к размеренному существованию. Мало кого здесь прельщает перспектива соседства с «гостями» с Ближнего Востока и из Африки. Прибалты опасаются, что беженцы явятся в чужой монастырь со своим уставом и, возможно, попытаются навести свои порядки. Люди со страхом делятся почерпнутыми из прессы рассказами о бесчинствах мигрантов в странах Западной Европы: убийства, грабежи, изнасилования, теракты. Само собой, никто не желает столкнуться с угрозой этнической преступности у себя дома. Тревоги местных жителей подтверждает проведенный прошлой осенью социологический опрос: согласно его результатам, 45 процентов эстонцев главной угрозой для государства считают именно иммиграцию.

Мигрантам здесь не рады

Уже сейчас черные и смуглые лица в Прибалтике не являются экзотикой. Неподалеку пролегает восточная граница, где периодически ловят «нелегалов», рвущихся на вожделенные просторы Евросоюза. В Эстонии, Латвии и Литве действуют центры для задержанных беженцев из других стран. В частности, в них временно содержатся несколько сотен уроженцев Вьетнама, Камеруна, Конго, Бангладеша, Афганистана, Пакистана, Грузии, Турции и Гвинеи. Кроме того, в регионе легально проживают чернокожие студенты, приехавшие учиться в местные вузы, и солдаты НАТО. Но вот парадокс: пока именно темнокожим здесь приходится сталкиваться с оскорблениями и насилием.

Особенно «преуспела» в этом Эстония. Обитатели центра для размещения соискателей убежища, находящегося в деревне Вао в волости Вяйке-Маарья, не чувствуют себя в безопасности. За последние полгода местные несколько раз пытались их избить и даже поджечь здание. В вузах Таллина и Тарту признают, что организовали для студентов из Африки специальные курсы по самообороне после жалоб учащихся на то, что их оскорбляли, пугали и забрасывали камнями. Но самый большой скандал разгорелся, когда главнокомандующий ВВС Эстонии Яак Тариен написал в соцсети о том, как ему стыдно за соотечественников, которые оскорбляют прибывших в страну темнокожих военнослужащих НАТО. По словам Тариена, его коллега, американский офицер, пожаловался, что ему сложно объяснить своим подчиненным, почему с ними так плохо обращаются, подвергают «вербальным, а иногда и физическим атакам». «Слепая ненависть к чужим превращает нас в слабую и обособленную страну, — объяснял Тариен. — Неспровоцированное нападение с кулаками на стоящих перед входом в отель людей и крики "валите обратно в Нигерию" спокойно ужинающей в ресторане группе военнослужащих являются атакой на людей, защищающих здесь независимость нашей страны».

После этого замглавы американской дипмиссии в Таллине Шевер Вольтмер указала эстонцам на недопустимость расизма. Негодование дипломата вызвали «физические и словесные нападки на наших военнослужащих на расовой почве в Таллине»: «Наши друзья и коллеги из посольства сами лично оказывались в подобных неприятных ситуациях… У бизнесменов, туристов и студентов, которым приходилось сталкиваться с такого рода поведением, может сложиться из-за этого впечатление, способное подорвать положительную международную репутацию Эстонии». Организации зарубежных предпринимателей передали в правительство республики резкое письмо с заявлением, что «недружелюбное и нетолерантное отношение эстонцев к иностранцам оказывает разрушающее воздействие на репутацию страны».

Вместе с тем в начале года в Эстонии резко усилилась праворадикальная группировка из Финляндии «Воины Одина», пополняющая ряды за счет местных жителей. Глава этой группировки, ранее судимый за сбыт наркотиков и избиение сокамерников Даниель Пуудер, оповестил, что его люди намерены организовать в Эстонии патрулирование районов и улиц, где будут расселяться беженцы, и следить, чтобы те вели себя «подобающим образом». В группе радикалов в Facebook «воинов» призывают «вести себя разумно» и не разглагольствовать о том, как они кого-то где-то побили. 14 февраля в одном из баров Старого города в Таллине прошел сбор «Воинов Одина», объявленный «учредительным собранием». Один из участников данного сборища Валдо Кенд торжественно сообщил, что они уже официально зарегистрировались в качестве некоммерческой организации (НКО).

Бедность как спасение

Против размещения беженцев выступили и политики. В частности, представители Консервативной Народной партии Эстонии и Партии народного единства. Вице-мэр Таллина Михаил Кылварт пожаловался в прессе, что государство намерено размещать мигрантов на территории местных самоуправлений без согласования с ними. В ответ на это бывший депутат Европарламента, бывший министр иностранных дел Эстонии, председатель Партии народного единства Кристийна Оюланд резко заявила: «Во-первых, Таллин не должен принимать мигрантов со всем их свинством и паразитами. Советую горсобранию — отвезите их на автобусе к двери премьер-министра Таави Рыйваса. Во-вторых, предлагаю горсобранию столицы провести референдум: если люди против беженцев-иммигрантов, то с этим нужно считаться. В-третьих, советую горсобранию разместить на рекламных тумбах призыв в стиле "Таллин свободен от беженцев"».

«Представители националистических партий "ловят волну" на теме беженцев, — комментирует ситуацию «Ленте.ру» член правления НКО «Русская школа Эстонии» Алиса Блинцова. — Понимая, что у правительства связаны руки обязательством перед Еврокомиссией по приему мигрантов, ультраправые разжигают агрессивные настроения. Это сделать несложно, так как сами эстонцы как нация не очень гостеприимны. Однако я уверена, что каких-то крупных столкновений на расовой почве все же не будет, потому что народ в Эстонии в массе своей весьма пассивный и не готов к каким-либо активным действиям. Маловероятно, что кто-то заинтересован платить деньги за погромы. Поэтому недовольные скорее уповают на то, что "Запад нам поможет" и разрешит все проблемы. Те же "Воины Одина" пришли к нам из Финляндии».

Эстонский правозащитник Сергей Середенко поясняет природу ксенофобских настроений иначе. «Заметьте, по-эстонски "гостиница" в буквальном переводе — "дом для чужих", принимать гостей — "чужевать" (принимать чужих), и так далее. Эстонцы, ранее будучи в основном сельскими жителями, еще сами чувствуют себя не совсем уверенно в городах. Некоторые называют здесь этот процесс "угороднение" (linnastumine). Так что тут никакой загадки нет», — пояснил он в беседе с «Лентой.ру». По мнению Середенко, движение за отказ от дальнейшего приема мигрантов может иметь успех по мере того, как слабеет авторитет Евросоюза. «Должен отметить, что сама идея приема беженцев подается прибалтам в весьма извращенном виде, — отмечает правозащитник. — Отчего-то ставится знак равенства между беженцами и экономическими мигрантами. Последних опять-таки зачем-то непременно нужно "интегрировать". Притом что беженцы — это прежде всего временный статус, и урегулирование в Сирии является основанием для его прекращения. Для меня так и остается загадкой, сколько в Прибалтике чиновников, обученных определять настоящих беженцев на таком уровне, чтобы им можно было доверить эту работу. Если же речь идет о том, что статус беженца кем-то присвоен уже до нас, то возникает вопрос доверия к этой процедуре».

Тем временем в соседней Латвии, если верить результатам опросов, не желает жить рядом с беженцами 55 процентов населения. К слову, мэр Риги Нил Ушаков предложил привлекать мигрантов к уборке парков и кладбищ, а также к простейшим техническим работам. Это вызвало возмущение гостей, которые преимущественно исповедуют ислам. Дескать, кладбища для мусульман являются «местом наказания», и таких мест рекомендуется сторониться. Первые семьи беженцев прибыли в Латвию в феврале. Символично, что ни один житель государства так и не подал заявления на государственный конкурс на должность социального работника и инструктора для тех, кто прибыл в поисках убежища. Что касается Литвы, которой предназначено принять самое большое количество мигрантов, то первая семья из Ирака приехала туда в декабре 2015-го. Пока что Литву спасает отчаянное нежелание самих беженцев переселяться в эту республику из лагерей Греции и Италии. Они рвутся в Западную Европу, а перспектива оказаться в бедной Прибалтике их не прельщает. Однако литовцы на это не обижаются: по их словам, это едва ли не единственный случай, когда бедность региона идет на пользу его коренным жителям.