Новости партнеров

Игра в ассоциации

Чего на самом деле лишил Украину референдум в Нидерландах

Фото: Bart Maat / EPA

В Нидерландах и на Украине обсуждают итоги референдума, посвященного соглашению об ассоциации. Киевские власти успокаивают граждан — ничего страшного не произошло, перемога рано или поздно наступит, евроскептики в странах ЕС ликуют, а голландское правительство пытается понять, как учесть результаты референдума и в то же время не испортить отношений с Брюсселем. В сложностях европейской политики, а также в том, что означает для Евросоюза и Украины соглашение об ассоциации, разбиралась «Лента.ру».

Пятно на карте

При подготовке референдума в Нидерландах рука об руку действовали правые евроскептики из Партии свободы и левые из Социалистической партии. Пропаганда велась через популярный сайт GeenStijl, простым и понятным языком разъяснявший то, что политкорректная официальная пресса предпочитала не затрагивать.

Сторонники договора об ассоциации делали ставку на традиционные медиа и раздачу красочных буклетов у избирательных участков. При этом они порой допускали довольно комичные проколы. Например, листовка. Изображен голландец, в нерешительности застывший с ручкой над картой Европы. Подпись: «Хочешь проголосовать против соглашения об ассоциации с Украиной — сперва найди Украину на карте». Эффект — противоположный задуманному: участники референдума не могли понять, почему их страна должна сближаться с государством, которое непонятно где находится.

Мечты о светлом будущем

При этом в Нидерландах прекрасно понимают, что ассоциация Украины с ЕС на их жизни никак не скажется. Фактически референдум выражал отношение голландцев не к договору, а к Брюсселю.

В Киеве же, наоборот, соглашение об ассоциации с Евросоюзом еще с домайданной поры воспринимается как палочка-выручалочка, которая поможет Украине выйти из экономического и политического кризиса и укажет ей путь в светлые европейские дали. По непонятным причинам многие украинцы воспринимают этот документ чуть ли не как приглашение в ЕС, не особо вчитываясь в его содержание.

Меж тем соглашение об ассоциации — лишь одна из форм реализации европейской политики соседства. ЕС хочет окружить себя кольцом дружественных, стабильных, экономически развитых и по возможности демократических стран, создать своего рода «сферу сопроцветания», получив новые рынки сбыта для своих товаров и в то же время максимально удешевив сырье. Но не более того — включать эти страны в Евросоюз, по крайней мере в обозримой перспективе, Брюссель не намерен.

Больше соглашений, хороших и разных

В результате возникло два десятка различных типов ассоциаций с Евросоюзом — от специфических региональных, типа «соглашений о стабилизации» и ассоциаций, действующих в отношении балканских стран (Сербии, Албании, Черногории, Македонии, БиГ, а также частично признанного Косово), до участия в Европейской экономической зоне, куда входят такие нечлены ЕС, как Норвегия, Исландия и Лихтенштейн.

В той или иной форме ассоциированы с Евросоюзом Алжир, Чили, Египет, Израиль, Иордания, Ливан, Марокко, ЮАР, Тунис и даже Палестина, чей статус как государства достаточно сомнителен. Переговоры с Сирией и Ливией заморожены из-за продолжающихся гражданских войн.

Ассоциация с Европейским союзом вовсе не равнозначна членству в Евросоюзе. При ряде обстоятельств ассоциация может стать первой из восьми ступеней, которые в конце концов могут привести — а могут и не привести — в желанный ЕС. Финляндия прошла этот путь всего за четыре года, а Турция скоро отметит уже 53-ю годовщину со дня подписания договора об ассоциации с предшественником Евросоюза - Европейским экономическим сообществом (ЕЭС).

Турецкий марш в ЕС

Пример Турции вообще очень показателен. Седьмая экономика Европы и 15-я экономика мира, страна-основатель Совета Европы и член НАТО ждет одобрения своей заявки на вступление в Евросоюз уже не первое десятилетие. Официальный запрос на вступление в ЕЭС Анкара направила в 1987 году, спустя 12 лет ей наконец был присвоен статус кандидата (уже в ЕС), и с тех пор переговоры так и не сдвинулись с мертвой точки. К настоящему моменту, по мнению евробюрократов, Турция полностью соответствует требованиям ЕС лишь по одному направлению из 35.

Неудивительно, что за эти годы число турок, желающих видеть свою страну в Евросоюзе, сократилось с 75 до 43 процентов и продолжает падать. Реджеп Тайип Эрдоган даже заявил, что Анкара больше не заинтересована в членстве в ЕС, на деле представляющем собой закрытый клуб, чьи лидеры руководствуются сиюминутными политическими интересами, а не четкими формальными критериями.

Причем если Турции так и не сказали «нет», а, напротив, до сих пор туманно намекают, что двери Союза для нее открыты, то с Украиной ситуация куда проще. Премьер Нидерландов Марк Рютте, активный сторонник соглашения об ассоциации, незадолго до референдума прямо объяснил, что соглашение не означает введения для украинцев безвизового режима, и даже пообещал применить право вето, если Киев попробует подать заявку на членство в ЕС. Но, похоже, на Украине жесткие слова нидерландского премьера просто пропустили мимо ушей.

Сигнал к бою

Почему же, если соглашение об ассоциации столь мало значит для Нидерландов, в стране нашлись силы, потребовавшие референдума? Как уже было сказано, авторами инициативы выступили евроскептики из Партии свободы и представители Соцпартии. И те, и другие были не прочь показать нос действующим властям. Что же касается Партии свободы, то она, конечно, не могла упустить возможность лишний раз попикироваться с Брюсселем.

Но важнее другое — на носу референдум в Великобритании, и вовсе не о об ассоциации с далекой и непонятной Украиной, а о членстве самой Британии в ЕС. Пока неясно, каков будет итог «Брексита», но успех евроскептиков на нидерландском плебисците определенно воодушевит их соратников по ту сторону Ла-Манша.