Плесское чаепитие

В городе дачников и меценатов разоблачили библиотекарей-казнокрадов

Фото: Юрий Васильев

Самый настоящий коррупционный скандал потряс на минувшей неделе провинциальный городок Плес, что в Ивановской области. Нецелевое расходование бюджетных средств прокуратура выявила в городском клубно-библиотечном объединении. Проверка установила, что на протяжении двух лет сотрудники культурного учреждения тратили казенные деньги на мероприятия, «не предусмотренные уставной деятельностью». В частности, на одни только чаепития для участников культурных мероприятий было потрачено пять тысяч бюджетных рублей. Возбуждено дело, виновных ждет наказание. Корреспондент «Ленты.ру» на месте оценил масштабы и последствия нецелевых чаепитий.

«Если вы прямо поедете, то на дачу Медведева попадете, а вам туда не надо», — говорит в телефон Оксана Зубцова, директор клубно-библиотечного объединения (КБО) Плесского городского поселения. Собеседник Оксаны Евгеньевны, как оказалось, везет в клуб Плеса коврики, тридцать штук — для занятий фитнесом и детской хореографией. Директор Зубцова хотела бы встретить груз лично, но пришлось задержаться в Иваново. В банкомате конкретного банка ей надо снять около пяти тысяч, выделенных местным бюджетом на текущие закупки. В другой банкомат на другой счет нужно положить примерно столько же наличности — прибыль от деятельности КБО. Для отчетности все операции необходимо подтвердить чеками-выписками, что еще сложнее, чем найти нужный банкомат: бумага в них кончается постоянно.

«Зато в прокуратуре ее много», — предполагает директор Зубцова. Надзорный орган с некоторых пор у нее и ее коллег постоянно приходится к слову — после того, как результаты плановой проверки культурного хозяйства Плеса попали к региональным прокурорам. Далее, как сообщает сайт ведомства, «в ходе проверки был установлен 31 случай расходования бюджетных средств на цели, не предусмотренные уставной деятельностью, на общую сумму 27 тысяч 695 рублей. Так, утвержденный 30.11.2014 директором МКУ КБО акт подтверждает расходование денежных средств в сумме 2 тысяч рублей на организацию и проведение чаепития. Проверкой обнаружены аналогичные акты от 01.10.2014 на сумму 2 тысячи рублей, от 21.12.2014 — на 1 тысячу рублей, и ряд других». Против предшественника Оксаны Зубковой — Алексея Синицына возбуждено административное дело, материалы направлены в службу госфинконтроля Ивановской области. Виновному грозит штраф в размере от 20 до 50 тысяч рублей и дисквалификация на срок от года до трех лет.

Конфетки под роспись

«У нас жил Левитан, пел Шаляпин, Рязанов снимал "Жестокий романс", — перечисляет Зубцова. — Теперь у Плеса новая слава, оказывается. Вся Россия смеется: за два года чаю на 27 с половиной тысяч здесь всей культурой напили — ущерб какой!»

Сравнить есть с чем даже здесь. Только с нынешнего февраля прибыль местного культурного хозяйства — около десятка библиотек и клубов по всему Плесскому поселению — составила чуть более 20 тысяч рублей. «Платные услуги — тренажерный зал и танцевальная аэробика. И теннис, — вспомнив, добавляет Оксана Зубцова последний источник дохода. — Маленький».

Дача Дмитрия Медведева, появившаяся на окраине Плеса вскоре после того, как, будучи президентом, он посетил городок в августе 2008 года, обеспечила как минимум приличную дорогу от Иванова. Желтая «газель», прикрепленная ко всей плесской культуре, преодолевает эту дистанцию за час хорошего хода. В это время Оксана Зубцова ищет новую оказию в Иваново — банкомат с чеками в этот раз так и не был обнаружен, сумму сдать не удалось. Организует похороны скончавшегося накануне Михаила Касаткина, ее «предпредшественника» на посту директора. Приводит транспорт с ковриками от медведевских ворот, где он все же оказался, в нужное место. А корреспонденту «Ленты.ру» объясняет, что организация мероприятий, в том числе и чаепитий, все же записана в уставе КБО — соответственно, претензии прокуратуры ей кажутся «не вполне понятными, если говорить мягко».

На столе своего кабинета в культурно-досуговом центре города Плеса директор клубов и библиотек раскладывает папки за предыдущие годы. Точнее, оспариваемые прокуратурой месяцы 2014-2015 годов. Папки толстые, стол почти не виден. «Хоть руководила тогда не я, но объяснить могу все до копейки, — уверяет Оксана. — Как известно, например, в кружке “Волжские зори” бывает человек десять, иногда больше. Вот мероприятие “От улыбки станет всем светлей”, апрель 2014-го, по случаю дня смеха. Праздник? Праздник!»

Документы появляются один за другим. Заявка: «Прошу вас выдать денежные средства в сумме 500 рублей (пятьсот рублей)». Пометка: «Остатка (перерасхода) денежных средств в подотчете нет». Подпись главного бухгалтера.

Товарный чек: чай — 70 рублей, конфеты — 238, торт — 192, итого 500 (пятьсот) рублей. Пометка: «Товар получен».

Акт: «Комиссия в составе: худрук Плесского городского дома культуры, главный бухгалтер КБО, бухгалтер-кассир КБО, худрук кружка “Волжские зори” подтверждает, что на проведение клубной встречи были израсходованы деньги на праздничное чаепитие». Размер, ассортимент по чеку, четыре подписи. Пометка: «Список участников чаепития прилагается».

Собственно список: одиннадцать человек — фамилия, имя, отчество полностью, подписи. «За каждую конфетину расписались, — сообщает Зубцова. — Причем не дети, а уважаемые люди — ветераны, заслуженные учителя. А вот тысяча рублей, но на сорок с лишним человек. А вот мероприятие “Победный май” в деревне Утес, очень многочисленном поселке. Шестьсот рублей — много ли они чайку попили? И разве это не мероприятия, которые у нас записаны в уставной деятельности?»

Для прокуратуры — не факт. Хотя проверка, результатом которой стал нынешний чайный скандал, в Плесе, разумеется, не первая.

Строго по списку

«Списки на участников чаепитий стали требовать лет пять назад, — говорит Алексей Синицын, руководивший культурой Плеса и окрестностей с октября 2011 по февраль 2015 года. Именно ему адресованы претензии прокуратуры. — Тогда была такая же проверка из района, которая спрашивала за период моего предшественника, Михаила Анатольевича Касаткина, земля ему пухом. Сказали, что все правильно, но только тех, кто пьет чай за бюджетные деньги, надо переписать. Дополнительная форма отчетности — то ли закон, то ли на всякий случай».

Больше претензий, по словам Синицына, до последнего времени не было: «Мы ведь не просто так даем деньги — регулярно ходим в городскую администрацию с планом мероприятий, утверждаем его. Там четко написано, что делаем и за какие деньги. В смысле почем. Никто нам палки в колеса не ставил — ни начальство городское, ни собственный главбух».

Для Алексея Евгеньевича чаепития — это поощрение участников и организаторов того или иного успешного мероприятия. «Если человек поет или танцует, да еще и привлекает к этому односельчан, надо же его поощрить, — уверен бывший директор. — Вот, допустим, есть клуб "Встречи" — сорок женщин, все дети войны. Они для себя устраивали тематические вечера раз в месяц. Разные поводы: Новый год, юбилей Ахматовой, День юмора, Святая Троица. По итогам чаевничали, беседовали, расписывались».

Сейчас Алексей Синицын — лицо, как он сам говорит, безответственное. Он вернулся к любимой работе учителя физкультуры в Плесском колледже бизнеса и туризма, где преподавал эту дисциплину десять лет до перехода в администраторы от культуры. Собственно, именно поэтому дело и оказалось в прокуратуре: решить вопрос об ответственности бывшего директора, теперь отвечающего лишь за мячи да грамоты на спартакиадах, городская администрация самостоятельно не может — рычагов нет.

Почему областные правоохранители решили дать ход делу? Это стало понятно через несколько дней после первого сообщения, когда прокуратура Ивановской области обнародовала прочие факты возможных нарушений в системе плесской культуры. «Нарушения бюджетного законодательства, законодательства о бухгалтерском учете, законодательства в сфере закупок», — перечисляется на сайте надзорного органа. «Так получилось, — заочно парирует Синицын, — что у меня на балансе были, помимо прочего, два здания: старая и новая городская администрация. Мы — единственная подведомственная городскому поселению организация. Такая отчетность была удобна всем».

Удобство минувших дней прокуроры сегодня трактуют как «нецелевое обращение с неиспользованными учреждением культуры зданиями». По форме все верно: городских чиновников и депутатов Плесского горсовета в деятели культуры записать сложно. «В прокуратуре сидит молодежь после института, — дает свою версию происходящего Оксана Зубцова. — Один не вник, другой не понял, а результат — вот».

Сарказм убивает

«Ни о чем не спрашивайте меня, — громко предупреждает Людмила Графова, заведующая Плесской детской библиотекой — двухэтажным зданием в окружении четырехэтажек из силикатного кирпича. — Мама моя старая, человек больной. Соседи ей говорят: мол, Людмила там в библиотеке гуляет и пьет чаи. И такие деньги потратила! Ничего не буду комментировать».

«У нас в библиотеке в 2014 году было районное мероприятие “Мой город мне дорог”, — все же продолжает Людмила Алексеевна. — Пригласили детский экологический клуб, был хор ветеранов, комиссия из Приволжска, пришли наши местные проекты. Культурно-библиотечное объединение выделило нам две тысячи рублей. Тысячу — сюда, еще тысячу — Светлане Алексеевне, коллеге из взрослой библиотеки. Больше мы ничего не получали, никаких чаепитий у меня не было, понимаете? Раздули до такого, будто бы против нас дело завели, что мы тут преступники. А у меня только грамоты за тридцать лет работы, только хорошие отзывы. А про нас газеты говорят: “Банда плесских библиотекарей”. Стыдно перед людьми, больше ничего не хочу обсуждать. Кому-то это анекдот, а для нас это больно».

Оклад заведующей Графовой — пять тысяч рублей. Надбавок за стаж нет. Со ставками методиста, дворника и уборщицы она получает 11 тысяч. В библиотеку записаны 620 человек, от детей до учителей. В дачный сезон — еще полторы сотни юных читателей. «Население с приезжими удваивается, даже утраивается. А мне невозможно теперь, задавили, задушили, хоть в петлю полезай, — говорит Людмила. — Позор какой. За всю жизнь не крала никогда. Добро бы вина была, так я бы не плакала. Представляете, что родители детям говорят про библиотекаршу эту, то есть про меня? Я теперь им тоже в глаза не могу смотреть, детям-то».

По словам Оксаны Зубцовой, деревенское сознание питается слухами. Передаваясь от одного уха к другому, чаепития разрослись до пьянок-гулянок. В довершение всему административное производство одна телекомпания обозвала следствием по уголовному делу. «У наших сотрудниц матушки девяностолетние по окрестным селам — как до них доходит, так в обморок валятся», — объясняет Зубцова нежелание коллег общаться с прессой.

«На городе это не сказывается, — уверена Елена Юдина, с прошлой осени возглавляющая Плесское городское поселение. — А вот по задействованным людям ударило очень сильно. Милые, душевные женщины-библиотекари очень переживают свою, так сказать, славу. Очень ранимые провинциальные интеллигенты». Разница между шуткой и сарказмом, по мнению Юдиной, «почти неразличима, но очень велика»: «Там, где шутка — это, может, и смешно. Но сарказм нашу интеллигенцию просто убивает».

На меценатов не сезон

«Сезонный перерыв в работе», — сообщает вывеска на закрытой аптеке. В апреле Плес действительно не бойкое место: прирост населения еще впереди. Сейчас на выходные могут приехать и уехать москвичи, еще немного отдыхающих есть в близлежащем санатории, а более никого; потому закрыто почти все. В том числе и «Плесский ящер» — магазин сувениров, своим названием отсылающий к одному из основных городских талисманов. Останки лабиринтодонта триасового периода, он же ангузавр Вайденбаума, археологи раскопали тут еще в 1930-х.

Наряду с почитанием древней рептилии в Плесе процветает куда более практичный культ копченой рыбы, особенно леща. Еще есть плесское печенье с шоколадом, которое, как сообщает стенд близ местного яхт-клуба, пропагандируется местными дачниками и меценатами в кругосветном путешествии. Кругосветка стартовала в мае прошлого года, закончится ближе к 2017-му. И, разумеется, Плес знаменит фестивалями: традиционный Левитановский, совсем новый гитарный и «Льняная палитра» для любителей моды.

Сейчас, судя по наглядной агитации, Плес активно готовится ко второму дачному фестивалю имени Шаляпина, который пройдет в мае. Президентом первого фестиваля была Инга Каримова — дочь Игоря Сечина и супруга бизнесмена Тимербулата Каримова, недавно избранного главой Плесского городского совета. Вполне возможно, что Инга Игоревна и в этом году сохранит за собой почетный фестивальный пост.

Что предлагают коренным жителям Плеса горсовет, дачники и меценаты? «Новая команда пришла только полгода назад, еще не со всем разобрались, дайте время», — просит Елена Юдина. Впрочем, два достижения можно обнародовать уже сейчас. Во-первых, у Плеса появился собственный городской архитектор — раньше такой должности просто не было. Во-вторых, городское поселение получило право самостоятельно распоряжаться землей.

«Я сказала нашим культурным работникам, что они ни в чем не виноваты, — вспоминает глава администрации недавний большой разговор с заведующими клубами и библиотеками Плеса и окрестностей. — Факт имеет отношение не к ним, а к хозяйственно-финансовой деятельности прошлой команды КБО. Нарушение не является нарушением, замечания комиссии носят рекомендательный характер. Надо переждать волну сарказма и поберечь себя. За шестьсот лет в Плесе было и не такое».

Пока же в ожидании развязки руководители плесской культуры надеются извлечь из неожиданной «славы» хоть какую-то пользу. «Может быть, меценаты обратят внимание, — показывает Оксана Зубцова клубное помещение. — Тут у нас танцы преподают, а пол кафельный, дети падают, ноги выбивают. А что делать, если заниматься негде? Надо на пол класть покрытие — спортивное либо хореографическое, как положено для танцевальных классов. И хотелось бы зеркала в рост, чтобы дети себя видели. И чтобы станок балетный — деревянный, а не эта железная труба. А то зимой руки у деток мерзнут».