Из Пекина с любовью

Сергей Лавров убедился, что отношения с КНР хороши, как никогда

Фото: Damir Sagolj / AP

На политическом уровне отношения России и КНР безоблачны. Их взгляды на большинство международных проблем совпадают. Однако экономика за политикой пока не поспевает. В последнее время в денежном выражении товарооборот между странами сократился. Правда, физические объемы торговли при этом не только не упали, но даже несколько выросли. Дополнительный импульс сближению даст сопряжение Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути. Об этом по итогам двухдневной поездки в Пекин рассказал министр иностранных дел России Сергей Лавров.

Отношения России и Китая переживают лучший период за всю историю. Эту фразу с минимальными вариациями не перестают повторять политики и эксперты как в России, так и в КНР. И действительно, в год 20-летия установления отношений стратегического партнерства и 15-летия Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Москвой и Пекином кажется, что серьезных разногласий в их диалоге нет. Закономерно, что в этих условиях, по словам источника в российской делегации, визит Сергея Лаврова в КНР (состоялся 28-29 апреля) «прошел предсказуемо хорошо».

Примером совпадения подходов к актуальным международным вопросам может послужить отношение к ситуации на Корейском полуострове. Эта тема была в числе обсуждавшихся Лавровым с его китайским коллегой Ваном И. Обстановка в регионе накалилась после того, как Пхеньян провел очередные ядерные испытания. Ответом на них стала резолюция ООН 2270, вводящая жесткие санкции против КНДР. Ни Россия, ни Китай, считающийся патроном Пхеньяна, блокировать этот документ не стали. Помимо того что Москва и Пекин, будучи официальными членами ядерного клуба, категорически против расшатывания режима нераспространения, обе страны не хотят, чтобы действия Северной Кореи стали предлогом для увеличения американского присутствия в регионе. А именно это сейчас и происходит: Сеул и Вашингтон начали переговоры о размещении в Южной Корее элементов ПРО THAAD. Хотя, по словам США, эта система не направлена против России или КНР, а призвана лишь сдерживать северокорейскую угрозу, само по себе нарушение статус-кво неприемлемо с точки зрения Москвы и Пекина.

«Этот шаг выходит далеко за пределы реальной оборонной необходимости и наносит ущерб стратегической безопасности Китая и России. И не только не поможет решению проблемы, но и подольет масла в огонь и усугубит ситуацию на полуострове», — заявил Ван И. «Мы (Россия и КНР — прим. «Ленты.ру») едины в том, что северокорейская сторона должна воздержаться от любых новых безответственных шагов. Одновременно подчеркнули контрпродуктивность и опасность попыток использовать действия Пхеньяна, при всей их неприемлемости, как предлог или повод к наращиванию военного потенциала в регионе и развертывания здесь позиционного района глобальной ПРО США», — вторил коллеге Лавров.

Еще одна горячая проблема, ставшая темой переговоров, — территориальные конфликты в Южно-Китайском море (ЮКМ). «Российская позиция неизменна: эти проблемы не должны каким-либо образом интернационализироваться, никто из внешних игроков не должен пытаться вмешиваться в их решение. Существуют Конвенция ООН по международному праву, Декларация о поведении сторон в Южно-Китайском море, которую заключили Китай и страны АСЕАН, а также руководящие принципы, согласованные между Пекином и столицами стран АСЕАН. Именно этим и нужно руководствоваться и решать любые возникающие проблемы, включая территориальные споры, через прямой диалог непосредственно заинтересованных стран политическими и дипломатическими методами», — прокомментировал ситуацию Лавров.

Щекотливость ситуации здесь заключается в том, что в спорах участвуют сразу два стратегических партнера России — Китай и Вьетнам. Каждый из них хотел бы заручиться поддержкой Москвы, а та, в свою очередь, старается дистанцироваться от проблемы, чтобы не оказаться в ситуации, когда нужно будет занять чью-то сторону. Правда, даже самые выверенные формулировки иногда могут дать почву для очень смелых интерпретаций. Так, недавно Лавров, отвечая на вопрос о ситуации в ЮКМ, сказал: «Необходимо прекратить любое вмешательство в переговоры непосредственно не вовлеченных сторон и попытки интернационализировать эти вопросы». Хотя противодействие интернационализации конфликтов (под которой обычно понимается вовлечение в них США) — это обычная позиция России, в данном случае агентство «Синьхуа» расценило слова Лаврова как знак поддержки Пекина в спорах с соседями. В свою очередь Вьетнам тут же заявил, что придерживается противоположной позиции, полагая, что в урегулировании споров должны принимать участие «все заинтересованные стороны».

На пути к сопряжению

Если в политическом плане отношения России и КНР хороши, как никогда, то об экономике того же сказать нельзя. В 2015 году товарооборот, вместо того чтобы достигнуть отметки в 100 миллиардов долларов, обвалился с 88,8 миллиарда до 60 миллиардов. В результате начались разговоры о том, что объявленный поворот на Восток с треском провалился, а для Китая отношения с Западом важнее дружбы с Россией.

Экономические связи КНР и США действительно более тесные, чем с Россией (их товарооборот исчисляется сотнями миллиардов долларов). Многие китайские банки не хотят работать с Россией, опасаясь попасть под санкции, однако поводов для алармизма нет. Так, по словам Ван И, хотя в денежном выражении объем взаимной торговли сократился, «падения по физическим объемам и качеству нет». Иначе говоря, меньше покупать товаров стороны не стали, а снижение финансовых показателей обусловлено падением курса рубля.

Еще одним важным элементом сближения России и КНР стало подписание в мае прошлого года заявления о сопряжении Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и китайского Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП). Надо сказать, что это был первый случай, когда Пекин заключил договор не на двусторонней основе, а с каким-либо объединением. Пока, правда, это еще не выглядит, как договор именно между ЕАЭС и Пекином, поскольку под заявлением стоят подписи лидеров России и КНР, но скоро это будет исправлено. «В рамках ЕАЭС сейчас завершается подготовка позиционного документа, который ляжет в основу этого консультативного процесса и будет именно коллективным документом всех стран Евразийского экономического союза. Параллельно мы ведем диалог на уровне министров иностранных дел России и Китая, посвященный согласованию перечня перспективных проектов для реализации в контексте общих рамок, которые мы характеризуем термином «сопряжение». Эти проекты разрабатываются не только как исключительно российско-китайские, а как открытые для присоединения других заинтересованных партнеров. Я считаю, что эти два параллельных процесса — ЕАЭС — Китай, посвященный формированию принципов и концептуальных рамок, и второй, который поможет насытить эти рамки конкретными проектами, — хорошо развиваются», — пояснил ситуацию «Ленте.ру» Сергей Лавров.