Перезапустить нельзя забыть

Возобновят ли в США производство «Раптора» F-22

Фото: Brendan Smialowski/Getty Images

В конце апреля широкое обсуждение в кругах интересующихся современной боевой авиацией вызвала новость о том, что Конгресс США принял закон, обязывающий возобновить производство гордости ВВС США, единственного в мире строевого истребителя пятого поколения F-22A «Раптор». «Лента.ру» рассмотрела возможные перспективы.

Предыстория

Желание получить побольше F-22 понятно, особенно если обратиться к истории. Программа «Перспективного тактического истребителя» (Advanced Tactical Fighter, ATF) стартовала еще в 1981 году и была призвана обеспечить надежное превосходство американской авиации. В СССР в то время полным ходом шли испытания Су-27 и МиГ-29, крайне беспокоивших заокеанских военных. Уже не было речи о подавляющем превосходстве, которое давала тогдашняя «серебряная пуля» ВВС США: F-15 «Игл», созданный на основе опыта Вьетнамской и Арабо-израильских войн.

В 1986 году были выбраны проекты двух команд, сложившихся из крупнейших аэрокосмических корпораций: «Локхид», «Боинг» и «Дженерал Дайнемикс» c YF-22, а также «Нортроп» и «МакДоннелл Дуглас» с YF-23. Кусок пирога был велик — планировалось заказать 750 машин для замены «Иглов» один-к-одному. В августе 1991 года был выбран YF-22.

Тем временем противник нанес американскому военно-промышленному комплексу тяжкий удар, без предупреждения выйдя из гонки вооружений и фактически прекратив холодную войну. Сотню машин из будущего заказа срезали еще до распада СССР, потом начались многократные сокращения, вызванные трудностью обосновать столь крупные траты в отсутствие военно-политического противостояния с равной по технологическому уровню державой. От многих программ дальнейшего развития и вовсе пришлось отказаться: под нож пошел палубный истребитель NATF — замена для F-14 «Томкэт» и долгожданный «стелс» для флота.

К 2001 году, когда F-22A был допущен к серийному производству, планируемый объем заказов сократили до 295 машин. В конце 2004 года — до 179, впоследствии оказалось, что это было нижней точкой: в следующие годы Пентагон «расщедрился» на дополнительные восемь самолетов для продления работы сборочной линии. Последний, 187-й строевой «Раптор» покинул фабрику «Локхид Мартин» 13 декабря 2011 года, торжественная церемония передачи его ВВС состоялась 2 мая следующего года. В общей сложности, с учетом восьми предсерийных, было построено 195 самолетов F-22A, не считая двух прототипов YF-22.

Мотивы

Вряд ли тот день был в полной мере радостным для американских военных. Да, военная угроза для Штатов по сравнению с периодом рейгановского пика холодной войны была несравненно меньше, да и сами ВВС значительно уменьшились в размерах, и 750 дорогих в эксплуатации тяжелых двухдвигательных истребителей пристроить было бы некуда. Однако двух неполных сотен определенно было мало. В 2002 году ВВС провели исследование, по результатам которого требуемое количество F-22A было определено в 381 единицу. Такой серии хватит на формирование десяти полнокровных эскадрилий первой линии по 24 машины в каждой, на пополнение тренировочных и испытательных частей, а также на резерв для замены машин, уходящих из строевых частей на плановый капитальный ремонт.

Число «381» по сей день является ключевым. ВВС получили лишь около половины от затребованных 750 машин, из-за этого они вынужденно сохранили в строю не менее 178 единиц F-15C/D еще на десятилетие. Возможно, «Иглам» придется служить и значительно дольше. Чтобы выпущенные в 1980-х годах самолеты сохраняли боеспособность в XXI веке, начата масштабная программа мероприятий по продлению ресурса и оснащению самолетов БРЛС AN/APG-63(V)3 с АФАР и нашлемными системами индикации и целеуказания.

Конечно, растут объемы и темпы производства нового однодвигательного истребителя пятого поколения F-35 «Лайтнинг II», созданного по программе «Единого ударного истребителя» (Joint Strike Fighter, JSF). В общей сложности только ВВС США планируют закупить 1763 самолета «сухопутной» модификации F-35A. Официально он пока на стадии мелкосерийного производства, однако его темпы уже превосходят максимальные темпы производства F-22A. В этом году общее количество сданных заказчику F-35 превысит две сотни (учитывая все три модификации), таким образом, он обойдет «Раптора». Почему бы не получать спокойно более новые машины?

Дело в том, что F-35 изначально позиционировался иначе. Во-первых, это тактическая ударная машина, во-вторых — самолет, сотканный из компромиссов, вызванных как соображениями удешевления, так и необходимостью создать на одной платформе «сухопутный» самолет, палубник для авианосца и машину с укороченным взлетом и вертикальной посадкой.

В совокупности это привело к тому, что летно-технические характеристики остались на уровне четвертого поколения, и дело тут даже не в маневренности. На одном двигателе, даже таком мощном, как «Пратт&Уитни» F135 (тяга на форсаже — более 19 тонн), не стоит и мечтать длительное время вести полет на высоких сверхзвуковых скоростях и высотах 14-16 километров в экономичном бесфорсажном режиме. А ведь от высоты полета прямо зависит дальность применения управляемых ракет. В совокупности с пониженной заметностью и продвинутыми средствами обнаружения, в том числе пассивными, это и должно обеспечивать подавляющее преимущество «Раптору» над менее продвинутыми истребителями. «Лайтнинг II», в свою очередь, может надеяться в бою с истребителями противника только на преимущество в области БРЭО и малозаметность. При этом, судя по открытой информации, F-22 превосходит F-35 в плане малозаметности.

И все бы хорошо, если бы мир для США был столь же уютно однополярен, как в 1990-е. Ведь в локальных конфликтах с технологически более отсталым противником «экономично-компромиссные» машины действительно более предпочтительны: пресловутая «Тойота с пулеметом» все равно не сможет в полной мере оценить труд инженеров американского ВПК. Но военные вызовы для Штатов становятся все серьезнее. Дело тут даже не в обострении отношений с Россией, которое вполне может стать сиюминутным, а в медленно и неуклонно набирающей обороты конфронтации с Китаем, которая может растянуться на десятилетия.

В Китае работают сразу две национальные программы истребителя пятого поколения, и страна закупает в России зенитную ракетную систему С-400. Вообще, современные системы ПВО активно расползаются по миру, и в этих условиях для американской военной стратегии настоящим фетишем стало противодействие так называемым «системам ограничения доступа»: относительно широко доступным средствам, способным угрозой недопустимых потерь сдержать значительно более сложные и дорогие средства нападающей стороны. Считается, что в условиях противодействия подобным системам F-22 превосходит F-35.

Есть еще один аспект, который нельзя не учитывать в вопросах закупки оружия. Прекращение производства F-22 привело к тому, что прибыль недополучили люди с серьезным лобби. Это может вызвать недоумение — ведь, казалось бы, «Локхид» получил куда больший кусок в виде F-35, но в производстве участвовал не только он. Доля «Боинга» велика (фюзеляж, крылья, тренажеры и так далее), а по итогам конкурсов эта фирма осталась «обиженной». Фактически производство истребителей «Боинга» («Супер Хорнит», «Страйк Игл») продолжится в лучшем случае до начала 2020-х годов. Тут уже дело не только в потере сиюминутной прибыли, но и в риске утраты престижа и компетенции, без которых в будущем можно потерять более крупные контракты.

Что это было и почему из этого ничего не выйдет

С мотивацией все понятно, теперь разберемся в том, что лежало в основе громких заголовков о «возобновлении производства F-22». Действительно, при прекращении производства предполагалась теоретическая возможность его продолжения. Однако никакого закона о возобновлении производства F-22 не существует. Группа законодателей из Комитета по делам вооруженных сил (подкомитет по тактической авиации и сухопутным войскам) предложила законопроект (PDF, страницы 27-28) в котором, в ряду других мероприятий, предлагается обязать ВВС провести исследования и представить к 1 января 2017 года отчет о том, сколько будет стоить возобновление производства «Рапторов», выпуск недостающих 194 самолетов (примечательно, что о трех разбитых строевых бортах забыли) и разработка экспортной версии.

То есть речь идет только о повторении уже проводившихся экспертиз — в частности, в 2011 году по заказу ВВС США подобный отчет подготовил известный аналитический центр RAND (в первую очередь тогда рассматривалась целесообразность сохранения производственной линии, но вопрос потенциального возобновления производства тоже освещался). Вполне вероятно, что эта часть законопроекта будет принята, и ВВС действительно закажут (возможно, тому же RAND) исследование и предоставят в положенный срок отчет. Какие выводы в нем могут быть? В первую очередь — что возобновление выпуска, конечно, возможно, но — дорого.

В 2011 году RAND оценил производство только 75 дополнительных самолетов после небольшого простоя в 17,4 миллиардов долларов. Учитывая инфляцию и неизбежные затраты на НИОКР (странно будет, если F-22B не решат усовершенствовать), стоимость двух сотен наверняка перевалит за 50 миллиардов. Откуда взять такие деньги в американском оборонном бюджете? Он, конечно, огромен, но даже на уже запущенные программы денег в обрез.

А главное — возобновление производства F-22 не так уж необходимо как главному подрядчику — «Локхиду», так и покупателю — ВВС. Очевидно, что придется заплатить в первую очередь сокращением заказа на F-35A, и куда больше, чем на двести самолетов. Это приведет к сокращению количества строевых эскадрилий, что крайне опасно — «лишних» самолетов у Пентагона нет даже сейчас.

Будет преувеличением говорить, что F-22 во всем лучше F-35 — тот не только компромиссный, но еще и ориентирован на ударные задачи. Так, на «Рапторе» отсутствует оптико-локационная станция (ОЛС) — значит, для самостоятельного поиска наземных целей используется радар, что демаскирует самолет. На F-35 же установлена мощная встроенная ОЛС EOTS (схожие станции несут и современные российские истребители). Бортовой комплекс обороны и пассивные средства обнаружения на нем тоже более совершенны — за счет более поздней разработки. Номенклатура вооружения «Раптора» в части средств поражения наземных целей также оставляет желать лучшего и представлена только корректируемыми авиабомбами GBU-32 (калибра 450 килограммов, в отсек вооружения помещаются два таких боеприпаса) и малогабаритными SDB (около 100 килограммов, до восьми единиц).

В ограниченный по глубине отсек вооружения F-22 многое просто не влезет. При этом более легкий F-35 уже сейчас несет на внутренней подвеске до двух бомб калибра 900 килограмм, а в перспективе будет интегрироваться почти все авиационное вооружение западных стран.

Стоит учесть и экономическую составляющую: F-35 уже сейчас, на стадии мелкосерийного производства, дешевле, чем был F-22 при завершении производства, а в перспективе, за счет массовости (планируемый темп выпуска — порядка 120 в год) станет еще дешевле. На него уже «подписались» одиннадцать стран, а экспорт сверхдорогого и политически элитного F-22B ограничится узким ближним кругом, причем в нем он будет конкурировать в первую очередь с другим продуктом американского авиапрома.

Завоевание господства в воздухе — то, в чем F-22 лучше F-35 — разумеется, важнейшая задача, но не стоит забывать, что 184 истребителя пятого поколения — это мало только для ВВС США. Для России было бы очень здорово получить столько истребителей Т-50, построенных по программе ПАК ФА, хотя бы к 2030 году. Что же реально выйдет из китайских проектов — покажет время.

Несмотря на желание некоторых американских конгрессменов и мечты отставных военных F-22, скорее всего, суждено остаться «серебряной пулей», овеянной ореолом исключительности, и многочисленность этому образу только повредит.