Новости партнеров

Своих не бросаем?

Выйдут ли на свободу российские граждане в Одессе

Евгений Мефедов (в центре)
Кадр: видео «Первый Городской. Одесса» / YouTube

Надежда Савченко, признанная в России виновной в причастности к убийству журналистов ВГТРК, стала героем мировых СМИ и триумфально вернулась на родину. В Одессе уже более двух лет находится в заключении россиянин Евгений Мефедов, которого подозревают в участии в беспорядках 2 мая 2014 года. Суд признал отсутствие доказательств, но из-за протестов украинских националистов гражданин РФ из СИЗО так и не вышел. Представитель Киева на переговорах с Москвой Виктор Медведчук заявил, что обменять россиян, проходящих по делу 2 мая, могут на осужденных в России украинцев Геннадия Афанасьева и Юрия Солошенко. «Лента.ру» разбиралась в хитросплетениях судопроизводства.

Больница и СИЗО

В столкновениях сторонников и противников Евромайдана в Одессе 2 мая 2014 года погибли 48 человек. Известно, что шесть из них стали жертвами противостояния на Греческой площади, где произошла бойня с применением огнестрельного и травматического оружия. Остальные погибли во время пожара в Доме профсоюзов на Куликовом поле. Дело о самом пожаре выделено в отдельное производство, а суд сейчас рассматривает столкновения на Греческой площади. Всего в процессе фигурируют 22 человека, но на скамье подсудимых только половина из них, и все — исключительно пророссийские сторонники федерализации.

Среди обвиняемых и гражданин России Евгений Мефедов. Он родился в Йошкар-Оле, в Одессу перебрался в 2013 году. По его словам, он сменил место жительства потому, что всегда хотел жить у моря. Устроился работать таксистом. «2 мая отдыхал дома в поселке Котовского. Ближе к вечеру поехал в город. Увидел милицейское оцепление, толпы народу, мечущиеся по Дерибасовской. Решил поехать на Куликово поле, посмотреть, что там происходит», — рассказывал Мефедов. В Доме профсоюзов он сильно пострадал — ожоги рук и верхних дыхательных путей, болевой шок. Его доставили в больницу, но быстро перевели в СИЗО.

Понятно, что украинским спецслужбам россияне в деле о событиях 2 мая были особенно нужны, чтобы хоть как-то подтвердить свою версию об организовавших бойню «российских шпионах» и «террористах». Характерна информация, которую сразу после трагедии распространяли киевские СМИ. Так, телеканал ТСН сообщил, что среди погибших оказалось 15 россиян и пять граждан Приднестровья. Об этом же говорил вице-премьер Виталий Ярема. Позже, однако, концепция изменилась. Начальник главного следственного управления МВД Украины Виталий Сакал объявил, что россиян среди погибших не было вообще: «Все — одесситы, либо жители Одесской области, кроме двоих. Один человек из Минска, один — из Николаевской области».

Баррикады в здании суда

Трудности у следователей возникли сразу — по распечатке передвижения мобильного телефона Мефедова видно, что на Греческой площади его вообще 2 мая не было. Главным свидетелем выступил Александр Посмиченко, который сам был обвиняемым, но пошел на сделку со следствием. На заседании в ноябре 2015 года судьи оставили обвиняемых под стражей, однако с возможностью выхода под залог. Родные Мефедова воспользовались этим и внесли за Евгения более 200 тысяч гривен (около восьми тысяч долларов). Тем не менее на свободу он так и не вышел. Боевики запрещенной в России экстремистской организации «Правый сектор» и группировки «Самооборона» блокировали здание суда. Судей угрозами вынудили написать заявления об отставке, в это время бойцы полка «Азов» блокировали СИЗО Одессы, чтобы никто не исполнил вступившее в силу решение суда. Постановление о залоге после этого было отменено, действия националистов признали законными. Мефедов через несколько дней вскрыл себе вены.

Окончательно дело развалилось, когда в феврале 2016 года Посмиченко отказался от показаний, заявив, что давал их под давлением. После нескольких отсрочек 27 мая суд все-таки принял решение о помещении Мефедова под домашний арест. Но и в этот раз свободы россиянин не увидел. Радикалы заблокировали здание суда, заявив, что Мефедов с помощью мессенджера Viber прислал Посмиченко сообщения с угрозами: «Я тебе обещал, что завалю, а ты мне не верил. Завтра мне изменят меру пресечения, и я выйду на свободу, жди в гости».

Гражданину России немедленно вменили «угрозу убийством» и снова отправили в СИЗО. На рассмотрение апелляции снова прибыли националисты, заявившие, что убийством Мефедов угрожал и им лично. Около 40 боевиков «Правого сектора» зашли в сам зал заседаний, у входа в здание произошла потасовка с полицией. Те, кто не попал в зал, забаррикадировали помещение столами и стульями. Радикалы также требовали предоставлять им для проверки весь транспорт, который выезжает с территории. В итоге 8 июня суд принял решение оставить Мефедова под стражей еще на 50 дней.

На предвзятость правосудия не раз указывали и международные организации. В ноябре 2015 года эксперты Совета Европы подвергли критике методы расследования украинских правоохранительных органов. В сентябре специальный докладчик ООН по вопросам внесудебных казней Кристоф Хайнс обнаружил, что большая часть доказательств, касающихся событий 2 мая, уничтожена.

У попавших в поле зрения правоохранительных органов евромайдановцев отношения с судебной властью складываются гораздо лучше. Например, камеры зафиксировали, как активист Всеволод Гончаревский добивал человека, выпрыгивавшего из окна горящего Дома профсоюзов. Сначала Гончаревский был под подпиской о невыезде, а потом экспертиза не смогла установить личность потерпевшего и выяснить последствия нанесенных ударов.

Очень дипломатичные дипломаты

Одесские общественники отмечают, что помощь гражданам РФ со стороны российских дипломатов минимальна. Одесский публицист Артем Бузила говорит, что российский консул приходил к Мефедову в СИЗО и общался с ним в личном порядке, несколько раз приносил продукты. Но никаких официальных заявлений не последовало. Собеседник из российского МИД уверил «Ленту.ру», что за судьбой россиян в ведомстве следят и всю необходимую помощь оказывают.

Политолог Дмитрий Куликов говорит, что на правовые решения на Украине рассчитывать не следует. «Что поспособствует объективному рассмотрению дел россиян, их освобождению? Очевидно, ждать справедливости не стоит. Поможет только смена власти на Украине или давление на Киев со стороны России, мирового сообщества», — говорит эксперт.

Артем Бузила полагает, что судить Мефедова могут бесконечно. «Сейчас судьи просто боятся физической расправы националистов, которые и не скрывают своих агрессивных намерений. Пока внутриполитическая ситуация не изменится, россияне останутся в СИЗО», — говорит Бузила. По его мнению, самым реальным вариантом выглядит обмен Мефедова и Сакауова (еще один гражданин РФ, доказательства его вины суду еще предстоит рассмотреть) на осужденных в России членов запрещенной в РФ организации УНА-УНСО Николая Карпюка и Станислава Клыха. Суд Чечни приговорил украинцев к 22,5 и 20 годам заключения соответственно за участие в боевых действиях на территории республики в 90-х годах. На сайте Петра Порошенко уже собирают подписи за то, чтобы обмен состоялся как можно быстрее.

Однако в четверг, 9 июня, представитель Киева на переговорах с Москвой по вопросам обмена Виктор Медведчук сообщил, что обменять россиян могут на осужденных в России украинцев Геннадия Афанасьева и Юрия Солошенко. На момент подготовки материала никаких заявлений от российской стороны по этому поводу не поступало.