Запах женщины

Почему аромат En Passant от Оливии Джакобетти называют импрессионистским

Аромат En Passant, Editions de parfums Frederic Malle
Фото: Вероника Гудкова / «Лента.Ру»

Французский «парфюмерный издатель» Фредерик Малль, создатель Editions de parfums Frederic Malle, гордится тем, что предоставляет знаменитым парфюмерам возможность творческой самореализации. «Нос» создает композицию по собственному вкусу, следуя собственным ассоциациям. Так, в 2000 году Оливия Джакобетти пришла к Маллю, чтобы создать свою «книгу» для его «парфюмерной библиотеки». Пришла или зашла мимоходом во время прогулки по весеннему Парижу, благоухающему сиренью из-за каменных и чугунных оград. Сама создательница назвала свое произведение En Passant — «Мимоходом», а в «библиотеке», на сайте Frederic Malle, пишут, что он напоминает парижские фотографии Робера Дуано — чистота и нежность простых вещей, любви и весны.

Хотя, пожалуй, в случае Оливии речь шла не о книге, а о картине для парфюмерной галереи. В аннотации к аромату, которую по заведенной в Frederic Malle традиции печатают на коробке как аннотацию к новому роману — на суперобложке — аромат назван импрессионистским. Его самая узнаваемая, самая отчетливая даже для неискушенного обоняния нота — сирень, кстати, очень популярная в России.

«По опросам одного из крупнейших концернов, производящих духи и отдушки, самые популярные ольфакторные профили в нашей стране — сирень и ландыш», — утверждает Галина Анни, парфюмер и парфюмерный эксперт, создатель парфюмерного клуба Sweet Sixties.

В сознании любого человека, который любит музыку и хоть раз побывал в Третьяковке, при слове «сирень», вместе с памятью о благоухающих майских палисадниках, звучат аккорды партии Феи Сирени из великолепного балета Петра Ильича Чайковского «Спящая красавица» и возникает хрупкая фея или нимфа с импрессионистской картины Михаила Врубеля «Сирень». Девушка с черными волосами и безумными глазами, окруженная лиловыми соцветиями, написанными художником крупными мазками мастихина, с подлинным драматизмом и бешеной экспрессией. По собственным словам живописца, он изобразил Сирингу, возлюбленную Пана — воплощенную природу и естественность. Ее древнегреческое имя (σῦριγξ — сиринга, в переводе «свирель»), собственно, и дало название кустарнику с пышными лиловыми или белыми соцветиями-гроздьями: древесина побегов сирени имеет особую структуру с легко удаляемой сердцевиной, после чего остаются полые трубки, как у свирели.

Аромат белой сирени, дополненный в En Passant водными нотами и нотами огурца, пшеницы и петтигрейна (эфирного масла цитрусовых), на самом деле — синтетический. «По иронии судьбы именно натуральных эфирных масел сирени и ландыша не существует, — поясняет Галина Анни. — Все ароматы с нотой сирени были созданы без натуральных экстрактов сирени. И знаменитая "Персидская сирень" Анри Брокара, и советская "Белая сирень", выпущенная сразу после Великой Отечественной войны на Ленинградской парфюмерной фабрике. Эта композиция была составлена только из синтетических душистых веществ и пользовалась исключительным успехом».

Такой же успех стал уделом и сирени En Passant от Оливии Джакобетти: все шестнадцать лет своего существования этот аромат остается одним из «маллевских» бестселлеров. Оливия вообще любит цветочные запахи. Начав карьеру с легкой руки своей первой наставницы, знаменитой Анник Гуталь, во влиятельной парфюмерной компании Robertet, она сменила нескольких работодателей и в каждой компании, где работала, создавала новые «цветы». В Diptyque — моноароматы фрезии, ландыша и гардении, в L’Artisan Parfumeur — композиции с красной розой, фиалкой, флердоранжем и белым ирисом. Ирис Джакобетти сделала и для Hermes: одноименный моноаромат 1999 года пользовался огромным успехом. В 2000-х парфюмер основала собственную лабораторию Iskia. Очевидно, та самостоятельность, которую дает своим приглашенным «носам» Фредерик Малль, называющий деятельность компании Editions de parfums Frederic Malle сотрудничеством интеллектуалов, отвечает ее натуре.

На фоне популярности селективных ароматов, чаще всего позиционирующихся как духи унисекс, En Passant кажется необычно женственным. Впрочем, ничего удивительного в этом нет: сам издатель парфюмерной библиотеки Фредерик Малль считает, что цветочные ароматы на мужчинах не работают, во всяком случае — в европейской и российской парфюмерной культуре.

Таким образом, сирень Оливии Джакобетти по факту — аромат для женщины. «Соблазнение — дело обоюдное, но женщина соблазняет иначе, чем мужчина», — сказал как-то Фредерик Малль в интервью «Ленте.ру». Очевидно, что совершенная женственность и одновременно весенняя невинность белой сирени En Passant предназначена не только для соблазнения, но и для импрессионистского самовыражения женщины, проявления в первую очередь ее чувств, а уж потом, может быть, чувственности. Как писал Арсений Тарковский: «И снится мне другая / Душа, в другой одежде: / Горит, перебегая / От робости к надежде, / Огнем, как спирт, без тени / Уходит по земле, / На память гроздь сирени / Оставив на столе».

Материал подготовлен при поддержке Estee Lauder

Ценности00:0220 мая

Испанская лиса

Жена диктатора Франко любила жемчуг и заставляла народ молиться за грешного мужа