«Мы не умеем управлять лодками, не умеем выживать»

Инструкторы лагеря на Сямозере оказались неопытными практикантами

Фото: Игорь Подгорный / ТАСС

В Москве и Республике Карелия 20 июня объявлено днем траура из-за гибели детей, попавших в шторм на Сямозере в Карелии. Расследованием причин трагедии и установлением виновников занимаются сотрудники центрального аппарата Следственного комитета России (СКР). По делу уже задержаны пять подозреваемых: инструкторы и руководство лагеря. «Лента.ру» попыталась разобраться в том, что произошло и каковы будут последствия этого чрезвычайного происшествия.

Этим летом в оздоровительном лагере «Парк-отель Сямозеро» отдыхали учащиеся школы «Рейнджеры-2016». В рамках программы «Помор» школьники должны были научиться управлять лодками, изучить основы спасательных работ и оказания первой помощи на воде. Трехдневный водный маршрут по озеру был запланирован на 18 июня. Несмотря на предупреждение МЧС о резком ухудшении погоды, организаторы не отменили поход.

Группа попала в шторм. На озере поднялась волна и две из трех лодок перевернулись. Благодаря тому, что все дети были в спасательных жилетах, большинству удалось добраться до берега и до ближайших островов вплавь. Там на следующий день, 19 июня, их обнаружила местная жительница, которую руководство лагеря попросило разыскать пропавшую группу. Примерно в то же время до одного из поселков добрела спасшаяся девочка и сообщила о случившемся. На место происшествия прибыли спасатели, на Сямозере развернули масштабную поисковую операцию, в результате которой обнаружили тела 13 детей. Еще один числится пропавшим без вести.

«Она впервые была на воде»

По факту трагедии возбудили уголовное дело. В ходе расследования задержаны пять подозреваемых. По словам представителя СКР Владимира Маркина, это инструкторы лагеря Людмила Васильева, Регина Иванова, Валерий Круподерщиков, директор ООО «Парк-отель Сямозеро» Елена Решетова и ее заместитель Вадим Виноградов. Им вменяется в вину оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности и повлекших по неосторожности смерть двух и более лиц.

Одна из подозреваемых — Людмила Васильева — лежит в больнице с пневмонией. Она студентка 3-го курса Петрозаводского педагогического колледжа — будущий преподаватель начальных классов. В «Сямозере» девушка проходила обязательную педагогическую практику. Как поясняют ее однокурсницы, выбрать место летней учебы студенты не могли — под угрозой отчисления должны были ехать туда, куда направит дирекция. Сейчас подруги Людмилы боятся, что инструкторов признают главными виновниками трагедии.

«Людмила не была никогда инструктором, она вообще впервые была на воде, впервые находилась так далеко от берега, — пишет ее сокурсница Ксюша Лис. — Мы ехали в лагерь вожатыми. По документам договора мы и вовсе были кураторами, но по каким-то причинам становились инструкторами, хотя соответствующего образования мы не имеем. Мы не умеем управлять лодками, не умеем выживать в походных условиях и в условиях экстремальных ситуаций».

«Парк-отель»

«Парк-отель Сямозеро» в Карелии среди местных жителей давно пользовался плохой репутацией. На порталах, посвященных детскому отдыху, можно встретить негативные отзывы родителей. Претензии не меняются из года в год: дети в дождь спят на улицах в брезентовых палатках, так как мест в капитальных строениях не хватает. Вещи из-за вечной сырости покрываются плесенью. Из-за холода подростки подхватывают бронхит или пневмонию, однако взрослые на больных внимания не обращают. Из доступных лекарств — горчичники, которые ставят не всегда. Кормят продуктами непонятно какой свежести, причем многие дети не наедаются.

«В лагере царит абсолютный хаос, — писал еще в 2015 году на форуме сайта многодетных родителей москвич с ником LuckyDad. — Завезли 600 детей со всей Москвы. Для такого количества ничего не было готово, последние палатки ставили поздним вечером в первый день. Ужин был в 22:30, заехали в лагерь около 13:00».

Рассказы про ужасы бюджетного отдыха дополняет Екатерина: «Дети целиком предоставлены сами себе. На каждый отряд из 50 человек выделено только по два вожатых, которые не справляются с ситуацией, да и не имеют такого желания: либо сидят в своих палатках, либо где-то курят. Дети курят непосредственно в палатке, на глазах у вожатых, бросая окурки на деревянный настил».

Помощника атамана Республики Карелия по делам молодежи и патриотическому воспитанию Наура Гокинаева в 2012 году пригласили быть координатором в «Парк-отель Сямозеро». Должность — что-то наподобие исполнительного директора. На тот момент у Гокинаева был 15-летний стаж работы в индустрии детского отдыха. По замыслу он должен был навести порядок в администрировании лагеря. Он утверждает, что дирекция давала ему карт-бланш — на словах. На деле же его требований практически не слышали, ситуация не менялась. Ушел он через две недели, после того как в лагере «веерно» заболели около десятка детей.

«До руководства не получалось достучаться, — объяснил Наур Гокинаев «Ленте.ру». — Они не видели в ситуации ничего плохого. Ну, сегодня болеют, завтра поправятся. Прямой угрозы жизни не было. Однако такая халатность рано или поздно грозила обернуться трагедией».

По словам Гокинаева, уже тогда программа отдыха ребят предусматривала различные «экстремальные приключения»: походы, байдарки, скалодром, квадроциклы. Однако безопасность была не на уровне, ребят к походам и к экстриму практически не готовили. Никто даже в виде лекций не рассказывал, как, например, выжить на воде в случае опасности. Отсутствовали в лагере и опытные инструкторы: вожатыми работали вчерашние школьники —17-20-летние парни и девушки.

«Я не знаю, взаимодействовал ли серьезно лагерь с МЧС, — меня не вводили в курс дела, — продолжает Гокинаев. — Однако со мной конфликт случился, когда детей пытались отправить в трехдневный поход, а для этого даже экипировка не была готова. При этом меня заставляли написать приказ, что я обязуюсь нести ответственность за жизнь и здоровье детей. Естественно, я отказался».

Сам Гокинаев и многие родители отправляли жалобы в республиканский Роспотребнадзор, однако серьезных нарушений специалисты ведомства не находили.

«Это ужас какой-то!»

К дверям учреждения соцзащиты Москвы родители уехавших детей стали стягиваться в воскресенье днем. Многие говорили, что о трагедии узнали случайно, «из телевизора». Звонили по телефонам горячей линии, но там либо никто не отвечал, либо «нет сведений».

«У меня в Карелии две дочери сейчас, — говорит многодетная мать Ирина. — Я тоже долго не могла ничего узнать. Очень волновалась. В списке погибших не было. Потом позвонила младшая. Ее в поход не взяли. Сказала мне, что сестра выплыла, сейчас в больнице. А где, в какой — не знаем».

Путем невероятных усилий и помощи друзей Ирине удалось связаться c дочерью Юлей в больнице. На своей странице в соцсети она написала, что пострадавшие дети вылетают в Москву и в 13:00 родители должны встречать их во Внуково. «Мне сейчас вторая дочь позвонила из Карелии, младшая, и сказала что очень кушать хочет!!! Завтрак у них в обед был, обед в ужин, а ужин вообще ночью!!! Это ужас какой-то!!!»

Специально о лагере Ирина информацию не собирала. Говорит, что полностью доверяла ответственным чиновникам. В прошлом году девочки тоже отдыхали в Карелии, им тогда все понравилось. Лагерь, правда, был другой.

По словам депутата заксобрания Карелии Андрея Рогалевича, в республиканском правительстве уже несколько лет действует межведомственная комиссия по организации летнего оздоровительного отдыха детей, в которую входят специалисты министерства здравоохранения, министерства образования, министерства по делам молодежи, физической культуре и спорту, министерства социальной защиты, труда и занятости республики.

«На центр "Сямозеро" поступали неоднократные жалобы детей и их родителей, но никто не принял никаких мер по исключению этого центра из реестра лагерей Карелии, — говорит Рогалевич. — Он продолжал работать, а чиновники рапортовали о замечательной организации летнего оздоровительного отдыха, привлекая дополнительные федеральные средства. Считаю, что до завершения проверки и установления причин гибели детей все министры, чьи сотрудники входили в эту комиссию, должны быть освобождены от исполнения своих обязанностей».

Кроме обычных жалоб, были и судебные иски. По данным из картотеки арбитражных судов, «Парк-отель» является задолжником по оплате аренды и электроэнергии. Росприроднадзор привлекал руководство заведения за нарушения экологического законодательства. Прокурорская проверка однажды не обнаружила в лагере средств оповещения и пожарной сигнализации, зато нашла просроченные огнетушители.

Все судебные претензии руководство фирмы обжаловало, и не без успеха. Так, в арбитраже признали незаконной проверку республиканского Минздрава, которая установила нарушения санитарных норм в лагере и другие недостатки.

Стрессовая индустрия

«Детский отдых — одна из самых стрессовых индустрий, — комментирует в своей социальной сети стратегический директор основного оператора детского отдыха «Мосгортур» Наталья Лосева. — Нет дня, в котором бы не было проблем. У нас десятки тысяч детей в разных концах страны одновременно: подрались мальчики, заболели вожатые, отряд опоздал на ужин, еда была холодной, сломали москитные сетки, дети свернули все краны, не пришли вовремя автобусы, вши на проверке... Но есть вещи, в которых ты должен быть как скала. Как упертый рогом бык. Как бездушная гадина, которой "жалко ребенка пустить в море". Индустрия детского отдыха — это место, где главное слово — "нет", и очень толстая шкура. Я не имею права судить коллег. Но это очень большие уроки».

Одна из основных фигурантов дела — директор лагеря Елена Решетова — в день ЧП была в другом регионе. Она переложила всю ответственность за происшедшее на молодых инструкторов, самостоятельно принявших решение выйти на воду в непогоду. С директором, по ее же словам, никто не советовался.

«У нас началась походная практика по программе. У каждого отряда свои маршруты, — рассказала она Life. — У отряда "Поморы", с которым случилась трагедия, водная практика должна быть по погоде. Они стояли сутки на берегу. Не знаю, как они оценили погодные условия, но 24 человека с двумя педагогами сели на рафт (надувной плот), еще 24 человека разместились на двух пластиковых каноэ, и группа вышла на воду вдоль берега».

Решетова узнала о потере связи с двумя лодками на озере еще в субботу вечером, но тревоги поднимать не стала. В шторм на больших озерах легко потерять визуальный контакт между экипажами, но это еще не означает, что с кем-то случилась беда. Другие инструкторы якобы даже получили от нее указание «поискать детей» на следующий день. Другими словами, сама директор не сочла ситуацию чрезвычайной. Скорее всего инструкторы с перевернувшихся каноэ просто не имели возможности связаться с руководством, чтобы рассказать о масштабах бедствия.

Дело покажет

Утром в понедельник, 20 июня, самолет МЧС России доставил в столицу тела погибших детей, пишет ТАСС. В Москве будет проводиться процедура опознания. Поиски тела еще одного погибшего мальчика продолжаются.

По данным Life, причиной смерти 12 из 13 подростков стало переохлаждение и травмы головы. Еще один погибший захлебнулся.

Чрезвычайное происшествие в Карелии, по мнению уполномоченного по правам детей Павла Астахова, стало крупнейшей за последние годы трагедией в месте организованного отдыха несовершеннолетних. Этот случай станет поводом для проверки всех детских туристических лагерей в стране.

В Следственном комитете возбуждено дело по части 3 статьи 238 Уголовного кодекса (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности). Расследование под контролем председателя комитета Александра Бастрыкина ведут лучшие специалисты центрального аппарата ведомства.

У следователей уже возникли вопросы к департаменту труда и соцзащиты правительства Москвы относительно обстоятельств проведения конкурса на обеспечения отдыха сирот и детей из многодетных и неблагополучных семей. Как передает РИА Новости, к этим категориям относились практически все дети, отдыхавшие в «Парк-отеле Сямозеро». Многие получили бесплатные путевки от московской мэрии. Проверяющие выясняют, насколько адекватно чиновники оценили возможности принимающей стороны, подготовку инструкторов и вожатых и прочие условия.

Организацию похорон возьмет на себя правительство Москвы. Семьям погибших будет выплачена компенсация из бюджета Карелии — по миллиону рублей.