«Артек» преображенный

Стоит ли отправлять ребенка в легендарный детский лагерь

Фото: Александр Сидоров

Легендарный международный детский центр «Артек» отметил 16 июня 91-ю годовщину со дня основания. За два года после возвращения Крыма в состав РФ здесь произошли радикальные перемены. В разгаре тотальная реконструкция всей инфраструктуры, у руля встала команда молодых управленцев, стремительно уходят в прошлое прежние правила и распорядки. Корреспондент «Ленты.ру», сам бывший артековец, отправился в Гурзуф, чтобы выяснить, каков «Артек» сегодня, чем живет, как развивается и к чему стремится.

Дерзай, меняй, действуй

На трассе Симферополь — Ялта на подъезде к Гурзуфу за каждым поворотом привычно ищешь глазами могучую артековскую стелу. Для миллионов людей она давно стала такой же визитной карточкой лагеря, как скалы Адалары, вечно пьющий из моря Аю-Даг, костровая «Морского» или эстрада «Лесного». Однако теперь на стеле нет ни советских орденов, ни даже самой надписи «Артек». Вместо этого огромная плазменная панель, на которой то и дело высвечивается информация о значимых мероприятиях, проектах или образовательных программах в рамках текущей смены: медиашкола Арины Шараповой, школа юных дипломатов (совместно с МИД РФ), детская парусная школа, «Мюзикл вместе» (вседетский мастер-класс ансамбля «Домисолька»), цирковая студия «Артека» и т.д.

Дальше — больше. На подъезде к лагерю растяжка, явно обращенная к только что приехавшим детям: «Еще чуть-чуть и начнется…» А на огромной стене одного из зданий общеартековского хозблока целая россыпь то ли призывов, то ли правил новой жизни: «Действуй! Живи! Дерзай! Уважай! Меняй! Познавай! Экспериментируй!»

Еще не успев пересечь границу международного детского центра, точно понимаешь: в нынешнем «Артеке» наступила эпоха бурных перемен.

Весь мир до основанья

Сегодняшний «Артек» — одна большая стройка. Повсеместно заменяют коммуникации, заново перестраивают жилые и хозяйственные корпуса, кладут асфальт, обустраивают набережные, реконструируют стадионы и учебные центры. «Мы получили "Артек" в поистине ужасном состоянии, — сказал «Ленте.ру» генеральный директор международного детского центра Алексей Каспржак. — Все было изношено до предела, прогнило, потрескалось, порвалось, обсыпалось, все требовало не просто ремонта, а глубокой реконструкции. Роспотребназдор вынес нам крайне жесткие предписания, и мы должны им следовать. В иных случаях проще полностью сломать старое и построить новое. Это упрек не прежнему руководству "Артека", разумеется, но прежнему хозяину. Такой колоссальный лагерь — очень дорогое удовольствие. Украина просто не могла его содержать».

Сегодня годовой бюджет «Артека» составляет 1,7 миллиарда рублей. И это не считая инвестиций, которых набегает еще на 4,5 миллиарда. Вложения огромны, но они соответствуют задаче, поставленной правительством — сделать «Артек» не просто образцовым международным детским центром, но превратить его в экспериментальную педагогическую и образовательную площадку.

Изменения видны невооруженным глазом, стоит просто пройтись по территории обновленного лагеря «Морской» и заглянуть, например, в «Алмазный», который еще только ожидает своей очереди на реинкарнацию. Последний производит тягостное впечатление, особенно на контрасте. А в первом — новые корпуса с тонированными стеклами, кондиционированные палаты на четырех человек с отдельным санузлом. Столовая, вычищенная до блеска, меню на пару десятков позиций, большие порции вкусной и питательной еды, соки, фрукты и свежая выпечка (питание, кстати, пятиразовое). Официанты и аниматоры (так в «Артеке» называют поваров, которые работают в зале — например, пекут блины, позволяя любому ребенку испечь свой собственный первый блин). Чистые дорожки, аккуратно подстриженные кусты. Такая картина во всех дружинах, где сегодня принимают детей.

Но главное — счастливые дети. Вежливые, здоровые, улыбчивые, активные.

Естественный отбор

Если не считать первых смен, то традиционно в «Артек» всегда ездили самые-самые — талантливые, образованные, разносторонне развитые. Победители школьных олимпиад, чемпионы, лауреаты различных конкурсов. Заветная путевка была эффективной формой поощрения за личные достижения, что, как выясняется, ни в коей мере не противоречило принципам коллективизма и даже наоборот. Попасть в «Артек» — заветная мечта каждого советского ребенка. А по большому счету, речь шла о воспитании советской элиты, для которой живая память об артековском братстве значила (и до сих пор значит) куда больше скучных коммунистических лозунгов и опошленных рассуждений о том, что «человек — это звучит гордо». Через «Артек» за всю его историю прошло полтора миллиона детей из десятков стран. Результат впечатляющий.

После 1991 года эта десятилетиями выстроенная система естественного отбора дала сбой. Личные достижения подменили коммерческой целесообразностью. Теперь отдохнуть в «Артеке» мог кто угодно. А иные родители пристраивали своих чад на несколько смен подряд. «Артек» перестал быть открытым элитарным детским клубом, превращаясь в самый обыкновенный лагерь. Вдобавок он стремительно нищал и ветшал. По счастью, внутренняя сила его традиций и самоотверженность уникального педагогического коллектива помогли «Артеку» не умереть окончательно. Худо-бедно, но даже в самые тяжелые годы дети получали толику «той самой» артековской закалки и уезжали домой другими людьми.

«Перед нами стоит задача вернуть "Артеку" его былую славу, — говорит Алексей Каспржак. — Мы хотим создать систему, при которой дети будут бороться за то, чтобы попасть сюда». В этом направлении уже многое сделано. Бюджетные деньги позволили почти полностью отказаться от практики продажи путевок. Сегодня коммерческая квота составляет примерно 5 процентов. Стоимость путевки стабильна независимо от смены — 65 тысяч рублей.

Остальные путевки распределяются по всем регионам РФ пропорционально количеству проживающих там детей. Путевки реализуются на конкурсной основе. Принять участие в конкурсе может абсолютно любой ребенок. Достаточно заполнить соответствующую анкету и сопроводить ее некоторым количеством документов — дипломов, наград, медалей, — подтверждающих личные достижения кандидата в той или иной области. Путевка достается тому, кто набирает максимальное количество баллов. Соответствующие решения принимают региональные комитеты по делам молодежи. В перспективе предполагается создание единой базы данных потенциальных кандидатов.

Каспржак уверен: система естественного отбора рано или поздно заработает в полную силу. «Дети сами будут стремиться попасть сюда во что бы то ни стало. А вернувшись домой, они станут самыми верными амбассадорами "Артека"», — говорит он.

Неклассная система

«Моя жизнь теперь наверняка разделится на время до "Артека" и после него, — говорит 15-летняя артековка Лина из Саратовской области. — Здесь обретаешь такой опыт, который не всегда удается получить в других обстоятельствах. Я научилась ездить на лошади, умею ее седлать и чистить. А еще знаю, как управляться с брандспойтом. И понимаю, как была организована повседневная жизнь обитателей средневекового Херсонеса». Сергей из Омска с упоением рассказывает о своей работе в артековском медиацентре. Он скоро оканчивает школу и теперь подумывает о поступлении на журфак. А пятиклассник Олег, родом из Хакасии, впервые в жизни вышел в открытое море, самостоятельно управляя маленькой яхточкой класса «Оптимист». Таких историй в каждом отряде примерно столько же, сколько детей. Сегодня на базе МДЦ реализуется множество образовательных программ в партнерстве с крупными федеральными структурами, клубами и ведущими университетами, в числе которых МЧС, РГО, МГУ, МГИМО, «Почта России», ЦСКА и другие.

Совсем недавно в «Артеке» начали внедрять так называемые сетевые образовательные модули (СОМ), дополняющие основную школьную программу. Например, урок биологии проходит не в стенах артековской школы, а в одном из парков или на недавно открывшейся ферме, где живут кролики, поросята, ослики, павлины. В рамках курса древней истории проводятся занятия в археологической зоне Херсонеса, а потом, например, в гончарной мастерской «Артека», и занятия, помимо воспитателя и вожатого, ведут профессиональный археолог и гончар.

В нынешнем «Артеке» есть еще два важных новшества. Во-первых, решено принципиально отказаться от международных смен. Теперь, по сути, любая смена может считаться таковой, поскольку иностранцев принимают регулярно и тоже на конкурсной основе. За несколько последних месяцев в МДЦ побывали дети примерно из сорока стран. С общением проблем не возникает. Многие российские школьники сегодня вполне сносно владеют английским, а зарубежные гости, напротив, мечтают попрактиковаться в русском.

Во-вторых, в лагере принимают детей с ограниченными возможностями — от инвалидов-колясочников (вся необходимая инфрастуктура для этого предусмотрена) до больных СПИДом. И живут они в обычных отрядах, в тех же комнатах, бок о бок с другими детьми — вместе играют, гуляют, спят, едят, купаются, учатся, ездят на экскурсии. Так дети получают бесценный опыт социального взаимодействия с теми, кого в обычной жизни часто сторонятся, на собственном примере убеждаясь, что многие страхи беспочвенны, а границы и барьеры придуманы взрослыми.

Некоторые границы все же есть. Внешние. В «Артеке» очень жесткая система безопасности. Чужаку в лагерь не попасть. На проходных строгая пропускная система, вся территория постоянно мониторится соответствующими службами. Их работа незаметна и не доставляет никакого неудобства детворе. Но к любому взрослому могут подойти и проверить документы. Кроме того, были ужесточены общие правила пользования артековскими пляжами (теперь сотрудникам категорически запрещено купаться на территории) и введены ограничения по заходу любых судов в акваторию «Артека». Но в условиях возросшей террористической угрозы и других опасностей такие меры не кажутся чрезмерными. В конце концов, родители должны быть твердо уверены, что их ребенку ничто не угрожает.

Слово из песни

В старой артековской песне есть такие слова: «У "Артека" есть десять пристаней, десять лучиков, десять дружин…».

На самом деле сегодня лучиков всего шесть — именно столько лагерей удалось полностью восстановить к началу летнего сезона. В июньскую смену вошли «Морской», «Лазурный», «Лесной», «Янтарный», «Хрустальный» и «Речной». С четырьмя другими дело обстоит по-разному. Реконструкция «Полевого» почти завершена, и в июле он примет детей. «Озерный» тоже на подходе. «Кипарисный» обещают сдать в августе — аккурат ко дню рождения одной из старейших дружин «Артека». «Алмазный» в нынешнем сезоне уже точно не заработает. В свое время он был возведен на ползущем грунте, который теперь требует укрепления. Но к следующему лету и его лучик засияет на артековском небосклоне.

Однако это не все. В ближайших планах руководства — создание 11-й дружины. Детский лагерь «Солнечный», чьи пилотные проекты появились еще в далекие советские времена, в 2017-м будет возведен на пустующей территории между «Кипарисным» и «Лазурным», на той самой золотой артековской миле, которую каким-то чудом удалось отстоять от ползучей (читай — бандитской) приватизации и элитной коттеджной застройки в бурные девяностые и нулевые. По словам Каспржака, новая дружина будет существенно отличаться по формату от всех остальных. Дело не только в современной и передовой супертехнологичной инфраструктуре. Посменную систему оставят для лета, а все остальное время лагерь будет работать как учебный пансион для особо одаренных детей.

В любом случае уже совсем скоро слова старой артековской песни придется переписывать.

P.S.

Июньская смена заканчивается, и дети разъезжаются по домам. После праздничной линейки, посвященной дню рождения «Артека», двое стояли у парапета, смотрели на море и негромко разговаривали.

Он (высокий крепкий парень лет 16): Увидимся сегодня?
Она (худенькая блондинка с тонкими чертами лица на год или два помладше): Нет, мы уезжаем прямо сейчас.
Он: Тогда до встречи.
Поцеловал ее и, резко повернувшись, пошел прочь.
Она (вслед): Где?
Он (не оборачиваясь и нарочито мужественно): В Москве. Я приеду.

«Артек» — это целая жизнь, после которой… все только начинается.

Обсудить
Бес из машины
Как устроена экономика киберпанка
«Мусор на входе — мусор на выходе»
Зачем Росстат отдают под управление Минэкономразвития
Слева направо: Дмитрий Козак, Ольга Голодец, Игорь Шувалов, Вячеслав Володин и Дмитрий  МедведевКостры компетенций
Ралли вице-премьеров: кого не уберегли руководители правительства
Эльвира НабиуллинаЖелезная Эльвира
Как и за что критиковали главу Банка России
Все там будем
Почему невозможно уберечься от рака
Замороженная стволовая клетка человека Внутренние бомбы
Как клеточный суицид помогает против рака и старости
«Это было волшебно!»Дефект массы
Как продолжение культовой серии Mass Effect стало одной из худших игр в истории
Неиллюзорная красота
Как постичь тайны мироздания через женские формы
Девочки кровавые в глазах
Кино недели с Денисом Рузаевым: от «Манчестера у моря» до «Демона внутри»
«Оргиастический акт любви и счастья»
Дина Рубина о советских кулинарных традициях
Пижон Джон
Дикий сэр Элтон, каким его уже мало кто помнит
Рай на земле
Лучшие для жизни города мира
Там, где цветет иван-чай
Продолжение рассказа о путешествии по Колымской трассе
Германия по карману
Как попасть в Баварию за две тысячи рублей и получить удовольствие
«Мы делаем не крымское вино, а севастопольское»
Винодел Павел Швец — о месте России на винной карте мира
Отберут последнее
Коснутся ли новые правила перевозки электроники летящих в США россиян?
Идеал со сроком годности
От Монро до Кардашьян: как менялись пропорции женской фигуры каждые 10 лет
Luxury watches are seen at a shop window in Geneva August 2, 2011. REUTERS/Denis Balibouse (SWITZERLAND - Tags: SOCIETY BUSINESS)«Если русский — значит, соришь деньгами»
Рассказ финансиста из Самары, перебравшегося в Женеву
Новая американская мечта
Что такое Fuck You Money, или Как уйти на пенсию в 35 лет
Спортзал для двоих
Лондонская пара прославилась в сети как самая тренированная в мире
Восточные легенды
Культовые японские автомобили ушедших лет
Цвета для победителей
Самые известные гоночные раскраски в мире
Самые необычные ДТП
Автомобили на крышах, в бассейнах и другие непонятные аварии, достойные премии
Очень страшные «Рейндж Роверы»
Самые жуткие варианты тюнинга автомобилей Land Rover
Бог простит
В церкви нашли квартиру с красной мебелью и портретами в стиле поп-арт
Фрэнк ГериСпугнули рыбу
Почему антисемиты изгнали из Канады создателя «танцующего дома»
«Наш дом — колония строгого режима»
История семьи, оказавшейся на грани распада из-за дачи
Цветам не место в доме
Почему дети мешают взрослым жить счастливо в собственных квартирах