Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте

«Люди качают нас»

5’NIZZA о новой музыке, Харькове и Шоне Пенне

Фото: Евгения Новоженина / РИА Новости

Харьковская группа 5’NIZZA наряду с исландским коллективом Sigur Rós и канадцами Crystal Castles выступит на фестивале Stereoleto, который пройдет 2 и 3 июля на Елагином острове в Санкт-Петербурге. Кроме того, 15 июля дуэт даст сольный концерт в Зеленом театре московского Парка культуры им. Горького. Накануне выступлений «Лента.ру» поговорила с музыкантами 5’NIZZA Андреем Запорожцем и Сергеем Бабкиным о новом альбоме, жизни в современном Харькове, любимых артистах и творческих разногласиях.

«Лента.ру»: Воссоединение 5’NIZZA для многих было долгожданным событием. А воссоединения какой группы вы сами ждали или продолжаете ждать?

Андрей Запорожец: Мне кажется,что все стоящие группы нашего времени периодически объединяются. Я особенно порадовался возвращению Faith No More и Rage Against The Machine. Жаль, что не вернуть Nirvana и The Beatles.

Сергей Бабкин: Я был очень рад, когда воссоединились Tequilajazzz.

В 2015 году вышел EP группы с тремя новыми песнями. А будет ли новый большой альбом 5’NIZZA?

Бабкин.: Мне бы очень хотелось, чтобы вышел третий альбом. По мере возможности и вдохновения новые песни сочиняются. Очень надеюсь, что к весне следующего года альбом выйдет.

Кажется, что 5’NIZZA не совсем осознает свою уникальность, иначе группа воссоединилась бы раньше. Так хорошо качать при помощи одной гитары и двух голосов — это ведь большая сила.

Бабкин: Сила есть в каждом из нас по отдельности. Но, конечно, мы намного сильнее, когда вместе. Это мы точно осознаем. Насчет того, что качаем, — это не всегда. Чаще бывает, что люди качают нас, — имею в виду, насколько они бывают заряжены. С первой песни хватают нас за барки и держат весь концерт. В метафорическом смысле, конечно.

Запорожец: Я не считаю, что мы делаем что-то великое, но у нас есть свое звучание, и как только мы садимся с гитарой, по-прежнему песни выходят сами по себе. И на сцене мы здорово дополняем друг друга — так сложилось чудесным образом.

У вас довольно разные предпочтения в музыке. Как получается договариваться, сочиняя песни?

Бабкин: Не сказал бы, что нам нравится совершенно противоположная музыка. Может быть, только в каких-то особо характерных моментах. Иногда наши настроения безоговорочно совпадают, и песня льется. А где-то и в чем-то находим компромисс. С годами, надеюсь, мы научились делать это лучше.

Запорожец: Мы всегда ищем середину. Если что-то принципиально не устраивает одного, то это отметается. Бывает непросто, но мы стараемся не быть тиранами и пытаемся понять друг друга.

Есть ли такие исполнители, которых Андрею открыл Сергей, и наоборот — которых Сергей начал слушать после совета Андрея?

Бабкин: Конечно. Не углубляясь в детали, можно сказать так: всех западных достойных внимания артистов для меня открыл Сан, а я ему — отечественных.

Запорожец: Серега мне еще в школе открыл «Браво» и «Вопли Видоплясова», а я ему — The Fugees и Cypress Hill. Сейчас такое тоже происходит: мы недавно слушали Pixies — оказалось, Сережа раньше их не слышал.

Сильно ли изменилась жизнь в Харькове за последние два года? Стало легче или труднее в бытовом плане? Как изменилась культурная жизнь?

Бабкин: Все меняется к лучшему. Город становится чище, воспитаннее. И, конечно же, в культурном плане лучше. С каждым годом появляются новые театры, группы, художники, танцевальные коллективы, выставки, перформансы, фестивали. Харьков — это культурная столица Украины.

Запорожец: В Харькове самое интересное не так заметно. Сейчас открылось множество независимых дизайнерских магазинчиков, баров с неплохой музыкой, кофеен, где огромный выбор альтернативных способов приготовления кофе. Когда я рос в 1990-х, выбора особого не было — были две дискотеки, где все время дрались, и пара кафешек, на посещение которых не было денег. Но самое интересное всегда происходит на кухнях и в спонтанных встречах с людьми, у которых есть идеи, а они здесь не переводятся.

Как, по вашему мнению, на украинскую музыку и украинские группы повлияли политические и социальные события последних лет?

Бабкин: Это повлияло на всех и на все — на музыку, дома, людей, работу, жизнь. Но кто-то на все это, грубо выражаясь, подсел и никак не может спрыгнуть, а другие и не собираются. А есть те, кто все это держат на дистанции от себя, своей семьи, своих родных и дела, которым живут. И у вторых болит ничуть не меньше, чем у первых.

Запорожец: Думаю, да, но на Харьков это повлияло в меньшей степени. Или я сужу по своим друзьям, а они достаточно аполитичны.

Став известными людьми в начале 2000-х, вы получили возможность познакомиться с теми, кем, может быть, восхищались. Стал ли кто-то из них вашими хорошими друзьями?

Бабкин: Ошеломительный успех повлек за собой еще более ошеломительные знакомства. Раньше не мог подумать, что когда-нибудь я кому-то из этих людей пожму руку. Но эти встречи остались не более чем приятными знакомствами.

Запорожец: Я познакомился почти со всеми людьми, которых слушал, восхищаясь: с Земфирой, Tequilajazzz, Антохой MС, Алексеем Айги, Влади, Long Arm, Ваней Дорном, Верой Полозковой, Джоном Форте, Dub FX, Трики — всех и не вспомнишь. Даже с Шоном Пенном удалось пересечься в Нью-Йорке! Я благодарен за это судьбе. Да, и про Славу Полунина забыл — его обязательно нужно добавить в этот список.

Среди участников Stereoleto помимо 5’NIZZA — исландцы Sigur Rós, канадцы Crystal Castles. Как вам эти группы? Интересно было бы пообщаться с этими музыкантами?

Бабкин: Sigur Rós — это легенда. Не знаю, как насчет пообщаться, я не силен в английском, но на концерт бы остался.

Запорожец: Я мечтаю послушать Sigur Rós!

Культура00:0521 октября

Непростые движения

Крамп, би-боинг и пластичность змеи: что происходит с уличными танцами в России и мире