Новости партнеров

Арктический десант

Чем Заполярье привлекает художников и музыкантов

Кадр: видео ludovicoeinaudi.com

В июне итальянский композитор и пианист Людовико Эйнауди дал концерт на плавучей платформе в Северном Ледовитом океане неподалеку от архипелага Шпицберген. Он исполнил специально написанное для этого произведение — «Элегию для Арктики». Так музыкант хотел привлечь внимание к акции «Гринписа». Экологи призывали прекратить добычу нефти и рыбы в Арктике и признать международные воды вокруг Северного полюса заповедником. «Лента.ру» вспомнила, кого еще из деятелей культуры привлекало Заполярье и почему.

Полярная классика

Одним из первых в Арктике выступил виолончелист и дирижер Мстислав Ростропович — перед полярниками. А в 1965 году он дал целую серию концертов в Заполярье — в Дудинке, Норильске, Игарке, на острове Диксон, полуострове Таймыр. Вместе с ним в гастролях принимали участие баянист Юрий Казаков, солист Большого театра Алексей Гелева и артист Московской филармонии Валерий Токарев. Московским знаменитостям приходилось играть в сельских клубах и домах культуры.

Спустя около 40 лет ученик Ростроповича, виолончелист Денис Шаповалов стал первым в истории академическим музыкантом, давшим концерт на географическом Северном полюсе. После того как в одном из интервью он заявил, что выступал везде, кроме полюса, ему сделали предложение, от которого он не смог отказаться, — сыграть на открытии передвижного музея, посвященного истории освоения Арктики и российским полярникам.

Концерт состоялся в апреле 2007 года. При температуре минус 30 градусов перед 23 зрителями Шаповалов исполнил произведения Баха, Шуберта, а также песню «Подмосковные вечера». «Руки не слушались от холода. Мы устроились в палатке, в которой я и дал концерт. Из-за мороза шпиль вытащить я не смог, поэтому Баха играл в барочной манере, правда, и Шуберта тоже. Честно говоря, я впервые выступал под аккомпанемент вертолета, который с заведенным мотором ждал нас в 20 метрах», — вспоминал свой экстремальный концерт виолончелист.

Музицирование было прервано пилотами: ветер усилился, и пришлось срочно улететь на базу «Борнео». Там Шаповалов также дал концерт — перед путешественниками и учеными со всего мира

Еще один классический концерт на полюсе состоялся в 2009 году. Скрипач Дмитрий Коган оказался в составе пасхальной экспедиции, впервые в истории привезшей к точке, через которую проходит ось вращения Земли, благодатный огонь из иерусалимского храма Гроба Господня. Символический концерт проходил в палатке полярников при нулевой температуре. Коган исполнил произведение Баха и гимн России. «Все получилось здорово. Я даже не почувствовал холода. Хотя и экстремально, я взял с собой не скрипку Гварнери, а другую — попроще», — рассказывал потом Коган.

Рокеры на полюсе

На полюсе звучала не только классическая музыка. Так, в 1995 году там сыграла российская рок-группа «Тайм-Аут». При температуре минус 38 градусов и скорости ветра 5 метров в секунду музыканты устроили полноценный 12-минутный концерт с электрогитарами пред сотней зрителей. «Играть на самом полюсе мы не должны были, нас просили сыграть только по дороге туда и обратно, в гостинице. Потом спросили: а на самом полюсе слабо сыграть? Мы сказали: "Нет!" — рассказывали музыканты. — Было холодно. Но это не самое сложное было. Самое сложное было везти туда аппаратуру на своем горбу: надо было нести и усилители, и колонки, и, самое главное, генератор».

Видео: Ансамбль мотологической музыки Тайм-Аут / YouTube

Согласно одной из баек, во время концерта к полюсу на собачьих упряжках прибыл американский путешественник Уиил Стаигер и, увидев толпу русских, произнес легендарную фразу: «Не полюс, а проходной двор какой-то».

Пятьдесят оттенков белого

Художников Заполярье также не оставляет равнодушными. Главным живописцем Арктики считается Александр Борисов, который в конце XIX века неоднократно принимал участие в экспедициях на Крайний Север. Его кисти принадлежат картины «В гостях у самоеда», «Весенняя полярная ночь», «Момент полного солнечного затмения», «Страна смерти». Многие его работы находятся в Третьяковской галерее.

В экспедициях он делал эскизы и наброски, а также вел дневник. Когда у него появились средства от продажи картин, он стал вкладывать их в путешествия. Во время одного из них, к Новой Земле, яхта, на которой был художник, попала в ледовый плен. Экипаж высадился на льдину и дрейфовал. Команду спасли новоземельские ненцы — впоследствии Борисов очень с ними сдружился. Один из его товарищей Тыко Вылка — охотник, убивший больше ста белых медведей, под влиянием Борисова тоже стал живописцем.

Борисову настолько понравился Север, что он решил остался на Новой Земле на зимовку. К этому он серьезно готовился: построил дом, научился питаться сырой олениной и рыбой. «Тридцатипятиградусный мороз настолько сгущал краски из палитр, что они, как какое-то густое тесто, не брались на кисти и ни за что не хотели приставать к полотну. Даже в пузырьке со скипидаром, и то на дне, при таком адском морозе, делались какие-то белые шарики, которые в теплой комнате сейчас же пропадали», — вспоминал художник. Минимальная температура, при которой ему доводилось писать, — минус 38 градусов.

Благодаря Борисову, на карте Новой Земли появились художественные названия — ледник Третьякова, мысы Шишкина, Куинджи, Крамского, Васнецова, Верещагина, Репина.