«Мы шли к этой медали восемь лет»

Теннисистки Веснина и Макарова — о долгой дороге к олимпийскому золоту

Екатерина Макарова (слева) и Елена Веснина после церемонии награждения
Фото: Григорий Сысоев / РИА Новости

В Рио в финальном парном поединке Елене Весниной и Екатерине Макаровой достался, пожалуй, самый неудобный соперник — пара из Швейцарии Мартина Хингис и Тимея Бащински. В последние годы россиянки проиграли аж шесть финалов швейцаркам, но олимпийский — совсем другая история. Здесь Лена и Катя бились не только за себя, но и за всю страну.

«Лента.ру»: Что вы чувствуете сейчас, став олимпийскими чемпионками?

Елена Веснина: Эти эмоции ни с чем нельзя сравнить. С нами сегодня случилось самое лучшее, что может быть. Мы так долго шли к этой победе. До сих пор не могу поверить, что мы с Катей выиграли Олимпийские игры. Испытываем огромную радость и гордость.

Екатерина Макарова: Хочется плакать от счастья. Я всегда мечтала получить медаль Олимпийских игр, наконец это свершилось. Мы через многое прошли, через травмы и боль, поэтому сегодня вдвойне приятно стоять на высшей ступени олимпийского пьедестала.

Елена Веснина: Это невероятное счастье. Рио навсегда оставит след в наших сердцах. Спасибо всем! Россия, эта медаль для тебя!

Благодаря чему удалось одержать победу в финале?

Елена Веснина: Мартина Хингис — великая теннисистка. И мы проиграли ей не один финал. Мы старались действовать как можно более активно, уверенно держали свою подачу. Очень нервничали, переживали, было непросто завершить турнир на победной ноте.

Екатерина Макарова: Начало каждого из сетов было сложным. Непросто было справиться с волнением. Мы осознавали, что нужно хорошо начать, а дальше будет легче. В итоге для нас все сложилось хорошо.

Это было тяжелое путешествие. Для нас это был большой стресс. Из-за опоздания на самолет мы искали билеты, готовы были заплатить любые деньги, но не было никаких вариантов. Даже бизнес-классом.

Макарова: Мы очень хотели выиграть эту золотую медаль. Еще маленькими мечтали. Мы выигрывали «Большой шлем», но победа на Играх — это настоящее чудо. Я смотрела, как Кафельников играл в Сиднее. Видела, как девочки выигрывали на других Олимпиадах.

Думали перед матчем о том, что последние шесть финалов проиграли Мартине Хингис?

Веснина: Не знаю почему, финалы против Мартины у нас всегда не очень хорошо складываются, но мы старались гнать от себя все скверные мысли.

Макарова: Конечно, мы знали, что с Мартиной плохо играем. Но мы сказали себе: «Все!» Хватит нам проигранного Уимблдона. Этот матч мы не отдадим.

Веснина: Мы сидели и думали. Мартина, мы отдали тебе Уимблдон в Лондоне. Мы подарили Индиан-Уэллс в Майами. Мы отдали Рим в этом году. Но этот финал будет наш!

Погода тут постоянно меняется. Это как-то сказалось на вашем выступлении?

Веснина: Да, погода менялась постоянно: то какой-то ураган, то холодно, то влажно. В полуфинале мы с Катей выложились так, как не выкладывались даже в одиночке. Мы были такие выхолощенные и уставшие, что было очень и очень непривычно. Сегодня же, кстати, было легче: да, жарко, но не влажно. Солнце пекло, но это для нас не имело большого значения. Главное, не было ветра.

Макарова: Согласна с Леной, нам сегодня было очень комфортно играть.

Какой момент в финале стал ключевым?

Веснина: Самых важных моментов было два: ранний брейк в начале первого сета, а затем брейк в конце второго сета при счете 4:4. Причем до этого мы вытащили гейм с 15:40. Мы постоянно гнули свою линию, и что очень важно, мы поддерживали друг друга, даже когда что-то не получалось. Наверное, эти брейки воодушевили нас еще больше.

А вы помните тот день, когда решили играть вместе?

Макарова: Мы договорились по SMS (смеется). Лена играла в Чарльстоне, а я была на сборах в Турции. Лена написала мне из США, предложив встать в пару. Честно говоря, я очень удивилась. Но не раздумывая, ответила, что сыграю с огромным удовольствием.

Веснина: Причем я сразу написала, что наша главная цель — Олимпиада. У нас было очень мало времени на раздумья. Олимпийские правила таковы, что если ты стоишь в первой десятке рейтинга, то ты можешь играть с кем угодно. Можешь сам выбрать напарника.

Макарова: Помню, тогда у Лены горел полуфинал «Ролан Гаррос», а я даже в топ-40 не входила. Об Олимпиаде и не помышляла. А тут Лена предложила, и я поняла: «Вот он шанс». И сразу постаралась оправдать оказанное доверие. Мы сходу неплохо сыграли в Мадриде и пробились в четвертьфинал «Ролан Гаррос». Потом отобрались в Лондон.

Веснина: Открою вам маленький секрет. Это была идея моего папы. Я играла с Саней Мирзой. Как-то она просто мне сказала, что больше не хочет этого делать. Хотя у нас были хорошие результаты. И папа предложил написать Кате Макаровой, вспомнив, что уже однажды мы неплохо сыграли с ней в паре на Кубке Федерации против испанок. Ему понравилась наша комбинация: одна — левша, другая — правша. Все сложилось невероятным образом. Мы до сих пор не можем поверить, что выиграли эти золотые медали. Мы шли к этому успеху долгих 8 лет.

Какой матч на этом турнире был для вас самым сложным?

Макарова: По нервам было очень трудно против испанок играть (Гарбинье Мугуруса / Карла Суарес-Наварро — прим. «Ленты.ру»). Мы уже были на подступах к медалям, поэтому нервозность присутствовала. Физически и психологически тяжелым получился полуфинал против чешского дуэта Люси Шафаржова / Барбора Стрыцова. Было влажно, жарко. Соперницы очень хорошо играли, чисто. Здорово читали игру, куда бы мы ни направили мяч, тут же они были там.

Веснина: С этими девочками у нас достаточно долгая история — с юниорских турниров. Мы постоянно с ними играем в финале или решающие матчи. И не всегда мы были сильнее их. У них хорошая школа, слаженная пара. Плюс они здорово играют за сборную. Этот полуфинал был очень тяжелый. Финал? Да, он по-своему также был непрост, но сложился очень ровно. Слава богу, что нам удалось победить в двух сетах.

Макарова: И не забывайте, что в первом сете мы проигрывали чешкам 1:4 и было 0:40, но мы смогли вернуться!