Новости партнеров

«Мы хотим делать вещи, которые всем понятны»

Президент фонда «Живая классика» о том, как поэзия согревает северные города

В Мончегорске 28 августа при поддержке «Норникеля» пройдет первый международный поэтический фестиваль «Табуретка». Идея праздника поэзии родилась после того, как в городе установили необычный арт-объект: трехметровую бетонную табуретку, с которой можно читать стихи, как со сцены. «Лента.ру» поговорила с куратором фестиваля, президентом фонда «Живая классика» Мариной Смирновой о новых проектах и о недавно появившейся в Норильске «Вечной теплоте».

«Лента.ру»: Кто придумал установить в парке Мончегорска огромную табуретку? И почему именно табуретку?

Смирнова: Это часть нашего большого проекта «Литературный след» — конкурса народных достопримечательностей, который опять же поддерживает «Норникель». Его суть в том, что обычные люди предлагают идеи для тех или иных литературных памятников или арт-объектов. Люди, гораздо лучше знающие место, где они живут. Затем эксперты выбирают наиболее интересные проекты.

«Литературные следы» между тем можно не только находить, но и создавать. Вот в Мончегорске и предложили установить табуретку — такую, на которую обычно забираются дети, чтобы читать стихи. Автор идеи просто ее озвучил: давайте, мол, поставим табуретку. Он толком не представлял, как это будет выглядеть. Мы собрали художников, которые разработали эскизы, а затем провели конкурс уже среди них. Победил в итоге эскиз Сергея Чернова. По его задумке, на табуретке каждый должен чувствовать себя ребенком, поэтому он создал трехметровый арт-объект. А так как она поэтическая, то должна была еще напоминать античный храм — ножки художник выполнил в форме колонны.

Поставили табуретку — а дальше с ней что будет?

Табуретка — это сцена, на которой можно выступать. Буквально с первых дней после установки к ней стали приходить люди всех возрастов: и дети, и взрослые, и старики. Они с удовольствием читают стихи.

Мы не хотим создавать памятники ради памятников. Любой арт-объект должен порождать события вокруг себя, служить еще каким-то целям. Наша задача еще и в том, чтобы пространство вокруг произведения начинало жить. В случае с табуреткой, к примеру, облагораживается парк, в котором она установлена. К тому же арт-объект способствует появлению в городе новых традиций. Мы, к примеру, готовимся открыть в Мончегорске первый международный поэтический фестиваль «Табуретка».

Как новую традицию?

Да, можно и так сказать. Он как-то сам собой родился. И мы с самого начала решили, что фестиваль будет международным. Нам хотелось сделать большую-большую историю в маленьком-маленьком городе. У нас будет не только поэзия, но и медиапоэзия. Что это такое? Вот, к примеру, проект «Мандельштам-машина»: фразы из стихотворений Мандельштама загоняют в компьютер, а искусственный интеллект на их основе сочиняет новые стихи — отличить почти невозможно. Или другой проект — «Магические камни»: на поляне в лесу раскладывают огромные булыжники, которые начинают читать стихи поэтов Серебряного века, когда к ним кто-то подходит. Наша задача — делать вещи, которые всем понятны.

К нам приедут гости из Норвегии, Швеции, Финляндии — мы ориентировались в основном на северные страны. Они смогут читать стихи на своих языках, так как будут приглашены переводчики.

Мы задействуем огромную площадь парка Мончегорска и для других мероприятий фестиваля. Поставим несколько шатров, где будут продаваться книги, проводиться мастер-классы, создаваться инсталляции и прочее. Еще мы запустим проект «Кочевая поэзия»: художники, поэты и фотографы будут гулять по городу, осматривать его, снимать. Затем появится портал с фотографиями: при клике на каждую зазвучат стихи. Иными словами, каждый поэт подберет к определенному месту свое стихотворение, и таким образом мы озвучим Мончегорск.

Такой же интерактивный, к примеру, арт-объект «Вечная теплота» в Норильске — там строчки различных стихотворений бегут по электронным экранам-трубам, которые размещены на стенах местной библиотеки.

Это придумали норильчане?

Почти. Местный житель предложил создать в городе какую-то особенную навигацию, чтобы можно было откуда угодно выйти к библиотеке. Его изначальная идея — расписать цитатами стены домов так, чтобы они перекидывались от дома к дому и в итоге приводили к нужному месту. Но в Норильске специфический климат. Когда приезжаешь в этот город, фасады поражают: чаще всего они не слишком привлекательны. Здания нужно красить каждый год, причем в короткий летний сезон, потому что краска не держится. Расписывать стены цитатами нам показалось неразумным, потому что эта затея недолговечная — скорее всего, постоянно и часто придется все обновлять и обновлять, а это дорого.

Мы размышляли о том, как согреть город поэзией. Родилось другое решение — создать поэтическую отопительную систему. На стенах разместят трубы, по которым будут отображаться электронные строки со стихами поэтов, а радиаторы между этими трубами выполнят в виде корешков книг. При этом нам было важно вписать норильских поэтов в контекст русской литературы, поэтому между именами великих русских творцов, таких как Пушкин или Достоевский, встречаются имена местных сочинителей, например Эдуарда Нонина. Этими трубами и радиаторами мы оплели пока только здание самой библиотеки.

А цитаты из произведений именно местных поэтов предложили норильчане?

Да. Более того, они даже предложили определенные стихотворения, которые должны быть на домах. Содержание арт-объекта полностью формировали местные жители, но оно легко может меняться при необходимости — достаточно лишь перепрограммировать трубы-экраны.

Как вы думаете, местные поэты — только для местных, или жителей столиц и других регионов они тоже могут заинтересовать?

Знаете, проект «Литературный след» родился из рассуждений детей. В нашей группе в социальной сети ребята стали досадовать о том, что у них в городе нет, например, памятника Пушкину или еще кому-то. Школьники из Норильска написали: а у нас, мол, есть поэт Нонин, и памятник ему был бы важнее, чем памятник Пушкину. Дети из другого региона удивились: кто такой Нонин и почему мы о нем не знаем.

Я подумала: а я ведь тоже ничего о Нонине не знаю. Я считаю, что это история, которой нужно заниматься. Мы ставим перед собой задачу в том числе познакомить россиян с региональной поэзией. Если поэт или писатель не приехал в Москву или Санкт-Петербург, то шансов обрести какую-то известность у него немного. Поэтому мы следим за местной литературой, стараемся о ней рассказывать. В этом действительно есть необходимость.

С другой стороны, для северных городов важна интеграция в общую культуру и литературу, так как они довольно значительно отдалены от центра.

Конечно, если мы говорим, что Пушкин — наше все, то каждый город имеет право на памятник ему. Спор не о том, кому ставить — Пушкину или местному поэту. Хорошо, если есть и то, и другое. Да и памятники можно ставить по-разному: создавать, к примеру, легенды и мифы, рассказывать истории о человеке. Память — это уже достаточный памятник. Но нам все равно нужно больше рассказывать друг другу о том, что есть в регионах. Речь не только о литературе, но и о традициях, обычаях, нравах и прочем.

Шутливо говорят, что в заполярных городах больше читают, потому что на улице холодно и вечера лучше проводить дома с книжкой. Вам так не показалось, когда вы там были?

Во всяком случае, в Норильске — одна из лучших библиотек. Я такие мало где видела. В ней огромное количество людей в дневное время! Когда мы устанавливали памятник «Вечной теплоте» (а в городе как раз было плюс 37 градусов), в библиотеке все равно было много народу. Люди спрашивали с беспокойством: «Что тут происходит? Неужели библиотека закрыта?» Для меня это было удивительно. Норильчане смеются, мол, у них просто нет интернета, а там он есть. Я была в компьютерном зале и в других и поняла, что все-таки люди идут туда по другим причинам. Там есть уютные, укромные места, где приятно читать: диванчики, кресла и так далее. К тому же у библиотеки прекрасный фонд — действительно есть, что читать. И есть ощущение того, что читают.